Срочно
Минобороны подтвердило гибель 21-го российского военного в Сирии
5 декабря
8 453

Ирина Ясина о писательской прогулке по бульварам

Здесь и сейчас
10 мая 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
На прогулку по Москве от Александра Сергеевича до Александра Сергеевича выйдут литераторы. 13 мая под предводительством Бориса Акунина они пройдут от памятника Пушкину на Пушкинской площади до памятника Грибоедову на Чистых прудах.

«Делая вид, что мирно беседуем о литературе (а, на самом деле, трясясь от страха), мы прогуляемся от одного Александра Сергеевича до другого. Завещания составлены, последние песни написаны, некоторые на всякий случай уже воздвигли себе памятник нерукотворный», – сообщил писатель в своем блоге.

В прогулке по бульварам также примет участие журналист и писатель Ирина Ясина, сегодня она в студии ДОЖДЯ. 

Майоров: Я думаю, 13-го числа не надо ждать, можно выйти да прогуляться.

Казнин: Почему вы 13-го решили? Почему действительно нельзя пойти сегодня прогуляться?

Ясина: Можно пойти сегодня. Когда я подъезжала сюда, мне позвонил мой друг и сказал: «Ты в эфир едешь? Давай потом погуляем». Говорю: «Давай». У меня есть любимый значок с белой лентой, пойду, посмотрю, как на это все прореагируют. А 13-го просто все собираются после праздников, вся толпа писателей, которая откуда-то приезжает. Еще есть такое нехорошее мнение, что мы ждем плохой погоды. Мы не ищем легких путей, должен быть дождь, буря, минус 10. В этих экстремальных условиях мы пойдем гулять.

Казнин: К чему это приведет? Ясно, что не будут задерживать писателей.

Ясина: Не знаю. Я надеюсь, что не будут. Мне кажется, что наши друзья, которые к нам присоединятся или просто придут повидаться, тоже не будут задержаны. В том и прелесть ситуации. Мы же не ждем задержания, мы никого не провоцируем, мы очень не хотим, чтобы нас задерживали, потому что мы имеем право гулять по своему городу. Правильно? Правильно. Никто не спорит? Никто.

Казнин: Вы угрозу почувствовали и поэтому решили выйти?

Макеева: Алексея послушали – все нормальный, каждый имеет право гулять по своему городу. В то же время группа писателей почему-то организует такую прогулку.

Ясина: Угрозу почувствовали, конечно. То, что кто-то сидит около памятника Плевны, и этого делать нельзя, притом, что они не митингуют, у них нет лозунгов, выступлений. Но их видят, как это принято говорить. Но будем откровенны: то, что происходило в праздничные дни, было из ряда вон выходящим. Даже то, что такое количество ОМОНа было согнано, это как чеховское ружье на стене, которое выстрелит в третьем акте. Нельзя в мирный город сгонять столько ОМОНа, это на уровне ощущений - становится страшно, ты чувствуешь себя обреченным на насилие.

Макеева: Алексей, как считаете, не напрасно столько ОМОНа собрали?

Майоров: Я думаю, что расчет сил и средств на любое мероприятие происходит из оценки той ситуации, которая происходит. Думаю, очень серьезное внимание в такие праздничные дни, когда идут народные гуляния, уделяется безопасности граждан, потому что сам факт присутствия должен останавливать от каких-то противоправных акций. К сожалению, очень часто 9 мая и связанные с этим события всегда отмечались различного рода террористическими актами на Кавказе.

Ясина: Вы же лукавите. Перегораживать Красную площадь и не дать людям там смотреть салют Победы – это что-то запредельное. Я 48 лет живу в Москве, такого ужаса я не видела ни разу.

Майоров: Я пришел после окончания шествия и митинга коммунистов, в районе 16 часов я подошел к Историческому музею, уже закончили устанавливать рамки, людей стали пропускать. Во всяком случае, со стороны и одной, и другой люди шли на Красную площадь, чтобы посмотреть салют. Я тоже смотрел салют, но в районе Большого каменного моста. Я обошел Александровский сад и застал салют там.

Макеева: Почему в 16 часов? Салют же в 22 часа?

Майоров: С 16-ти открыли Красную площадь.

Ясина: То есть надо было занимать места согласно купленным билетам.

Майоров: С 16-ти часов люди стали заполнять Красную площадь.

Васюнин: Эти меры безопасности с вами были согласованы или этим автономно занимается полиция?

Макеева: В случае с Красной площадью это ФСО.

Майоров: Меры безопасности, которые в городе соответствующим образом разрабатываются, они разрабатываются совместно правительством и правоохранительными органами, которые отвечают за весь этот комплекс. Как вы представляете: город сам по себе, а обеспечение порядка в нем – само по себе? Но мэрия не расставляет машины.

Ясина: А зачистка города к проезду господина Путина – она же точно не была с вами согласована?

Майоров: Есть вопросы, которые согласовываются с нами с учетом всех нормативных документов.

Ясина: Тут, я полагаю, вас поставили в известность.

Майоров: Мы знали, что будут проводиться мероприятия, связанные с этим. Мы не стояли от этого в стороне.

Ясина: Наполеон Бонапарт входил в пустой город – помните?

Майоров: Это уже относится к другому.

Макеева: На Чистых прудах продолжаются «народные гуляния» - та самая акция, для которой вроде бы не нужны автозаки, если слушать уважаемого представителя мэрии, но почему-то они там все время присутствуют. У памятника Абаю Кунанбаеву собрались около 700 человек. Там же находится наш корреспондент Владимир Роменский.

Роменский: По разным оценкам, здесь собралось разное количество человек. Я беседовал с Ильей Яшиным, по его данным, здесь около 1,5-2 тысяч человек. Надо отметить, что люди сюда постоянно приходят и постоянно отсюда уходят. Общее количество кажется действительно большим. Все это напоминает акцию Occupy, которая проходила в Америке и в других странах, или Майдан на российский манер. В отличие от Майдана, здесь палаток никаких нет и, по всей видимости, не будет.

В лагере, где находятся люди, выступающие за честные выборы и против Владимира Путина, также запрещен алкоголь, не звучат лозунги, люди плакатов не держат. Значки и белые ленты – допустимо, пожалуй, это единственное, что отличает тех, кто здесь собрался по политическим мотивам, от тех, кто сегодня просто гуляет по Чистопрудному бульвару. Большая толпа обступила Ксению Собчак, она активно раздает интервью, также здесь сегодня появлялись Илья Яшин и другие лидеры «Солидарности», среди которых Борис Немцов. Все они говорят, что эта акция – нужная, важная, что она должна продолжаться.

Молодежным словом «движуха» характеризуют многие происходящее. По словам общественного деятеля и политика Гейдара Джемаля, подобные акции, которым никто не противостоит, гораздо более эффективны, нежели уличные митинги. Он отмечает, что полиция устает от протестной активности граждан. Стоит отметить, что сегодня с утра здесь был один автозак и несколько машин ДПС. В какой-то момент полиция начала зачищать улицы, эвакуаторами были убраны с проезжего полотна машины.

Сейчас атвозаков уже три, но полиция пока никаких мер не предпринимает. Иногда к толпе подходят несколько сотрудников, они в форме, без специальной экипировки. Они, как правило, решают проблемы, выступают в роли мировых судей, когда у кого-то из собравшихся активистов возникают трения. Если в толпе появился провокатор, тут же зовут сотрудника полиции, который пытается изменить ситуацию.

Макеева: Вам не кажется, что сегодняшняя прогулка на Чистопрудном бульваре – прогулка победителей? То, о чем говорил наш гость Алексей – люди имеют право гулять свободно, вот их сегодня никто не задерживает.

Казнин: Причем их больше, чем писателей в Москве.

Макеева: После некоторых усилий участники гуляний победили.

Ясина: Я бы поостереглась говорить слово «победили». Верховная власть у нас в единых руках, поэтому ожидать, чего вдруг она снова решит, мы не можем. Я надеюсь, что такое давление – мирное, неконфликтное, абсолютно позитивное – покажет всем: власть, иди на перемены, меняйся. Победа будет не тогда, когда мы будем гулять, где хотим. Это не победа, это возвращение того, что нам положено по Конституции. Никто не будет с этим спорить, даже Путин В.В. В Конституции написано: «Гуляй, где хочешь».

Но вопрос в том, что этими движениями надо дать понять: власть, мы недовольны происходящим, мы хотим, чтобы что-то было по-другому, мы хотим отдавливать тебя из нашего пространства свободы, которое ты у нас отнимала в течение 12 лет. За этими действиями должна идти более содержательная программа. Но это уже не дело улицы. Дело улицы – именно то, что происходит сейчас, утвердиться в своих основных правах, тех правах, которые даже смешно обсуждать. Мы все-таки цивилизованная страна, так думаем о себе, на дворе 21-й век. Илья говорил про 90-е, которые он не застал, а я застала. Такого не было. Даже в конце 80-х такого не было, если говорить о митингах периода конца 80-х – начала 90-х.

Казнин: Алексей, вы пойдете 13-го наблюдать?

Майоров: Если это будет заявленное мероприятие, которое требует согласования, то я как человек, который должен соответствующим образом за условиями этого мероприятия наблюдать, смотреть, как они проходят – да.

Макеева: Писательская прогулка требует согласования?

Майоров: В законе, который требует согласования, написаны формы, которые согласуются. Там нигде не написано, что прогулку надо с кем-то согласовывать. Другой вопрос, когда говорят «Я хочу гулять, где я хочу, и я там буду гулять», каждый должен свою свободу соизмерять со свободой другого человека, другой группы лиц. Когда это все будет нормально соизмерено между людьми, мы не будем сталкиваться в ходе этих прогулок, а будем мирно расходиться.

Ясина: ОМОН по своим делам, мы – по своим. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.