Ирина Прохорова: мы были не готовы, но еще неизвестно, кто выиграл в этой игре. Ведь Мосгордума может блокировать работу мэра

Здесь и сейчас
13 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

«Как и следовало ожидать, зарубежные активы оказались для Прохорова важнее интересов избирателей. Миллионы за границей не пустили!», – это слова единоросса Сергея Неверова.

В «Единой России» не смогли удержаться от злорадства, узнав о том, что Михаил Прохоров отказывается от участия в выборах мэра Москвы. Прохоров объяснил это так: во-первых, он может переоформить свои зарубежные активы и выполнить требование закона, но это можно сделать только с помощью «технических уловок». А во-вторых, он понимает, что главная цель досрочных выборов – не пустить на них его, Прохорова.

Миллиардер определил себя не как спринтера, а как стайера, спортсмена, готового к длинным дистанциям. Так политическая карьера Прохорова вопреки ожиданиям отложена еще на один год, 2014-й, когда в Москве пройдут выбору в Мосгордуму. «Ваш мэр – наша Дума», – заявил Прохоров, подчеркнув, что его партия сделает все возможное для того, чтобы стать московской партией власти.

При этом политик, пусть и в осторожных выражениях признал, что итоги предстоящих выборов мэра предрешены, но бойкотировать будущую победу Собянина «Гражданская платформа» не будет.

У нас в гостях член федерального гражданского комитета партии Гражданская платформа,   человек, которого называли возможным кандидатом на пост мэра Ирина Прохорова.

Арно: Вы человек, которого называли одним из возможных кандидатов на пост мэра Москвы. Ирина Викторовна, почему нет?

Прохорова: Когда этот слух превратился в новостной повод, я была, с одной стороны, немного изумлена, мне было даже приятно отчасти, потому что значит любовь народная такова, что уже сложила целую легенду о моем возможном участии. Но честно я вам скажу, я не могу сказать, что я о себе очень плохого мнения, но мне кажется, сама эта идея не имела под собой оснований. И никогда это серьезно не рассматривалось партией, чтобы я выступала вместо брата. Во-первых, мне кажется, Михаил – тот человек, который мог бы быть очень хорошим мэром. Он обладает целым рядом профессиональных и личных качеств, чтобы управлять и развивать такой сложный город, как Москва. В этом смысле есть второй момент, мы не будем сейчас говорить о чем-то. Я последнее время, когда эти разговоры ведутся, всегда говорю: вы знаете, мы так легко поддаемся на чужие правила игры, что мы даже не замечаем, как вступаем в эту логику без вопрошания. Согласитесь, что  с момента прошлых президентских выборов идея замещения первых лиц представителями была очень странной и не очень удобоваримой. Либо ты сам выходишь, либо зачем же выставлять каких-то других людей, которые между собой спорят. Это какие-то рыцарские турниры, где вассалы вместо сюзеренов как-то там бьются. Довольно сложный момент. И здесь та же самая ситуация. Как это можно себе представить, когда лидер партии вместо того, чтобы выступить самому начинает выставлять родных, знакомых, тетюшек, дядюшек.

Арно: Тем не менее, вы его опережали по опросам, вы знаете это.

Прохорова: Нет, не знаю, я не очень следила за этим.

Арно: А мы следим.

Прохорова:  Я понимаю, есть эмоциональные вещи, а  есть вещи более глубокие. Мне это очень приятно и лестно, буду стараться, может быть, как-то оправдать доверие граждан каким-то другим способом, но сама идея вместо лидера ставить кого-то мне кажется немного абсурдной. Это уже не выборы, но это действительно начинается «давайте не ради победы, а ради участия» - галочку поставим. Это становится профанацией самой идеи выборов и серьезной борьбы.

Казнин: Тут важно все-таки только одно: готовы вы были бы к такой роли и такой должности? Есть результаты опросов, неформальных, может быть. У вас есть популярность, это отрицать нельзя, причем именно у той части людей, которые голосовали бы и за Михаила Прохорова. Были шансы побороться за этот пост. Готовы были бы вы?

Прохорова: Я, честно говоря, не готова ответить на этот вопрос, потому что он очень абстрактный.

Казнин: Это очень конкретный вопрос.

Прохорова: Все-таки российские женщины на многое способны, но для того, чтобы… если идти на выборы не для того, чтобы просто поучаствовать… попиариться, если бы такая задача стояла, то, конечно, пожалуйста, кого угодно, вот такой замечательный пиар. Если же говорить о том, что действительно это могла быть серьезная борьба с большим шансом на успех, то реальный человек, кто готов управлять таким серьезным городом, - мой брат. Поймите, что такое Москва? С комплексом проблем: ЖКХ, дороги… Для этого требуется профессионализм, какой-то особый тип качества человека, который все это огромное чудовищное хозяйство, который готов поднять, нести, развивать.

Казнин: Вот об этом я вас и спрашиваю.

Прохорова: Я не уверена, что моя нынешняя квалификация позволила бы мне даже в случае каких-то чудес, если бы я выиграла, такое хозяйство освоить. Какие-то другие области, где я профессионал, я могла бы сказать, что там я могла бы  быть. Здесь я себя точно не вижу.

Казнин: Вы себя самостоятельным политиком не ощущаете?

Прохорова: Знаете, это сложный вопрос. Где-то я веду свою собственную политику, несомненно. Я вообще много лет занимаюсь культурной политикой.

Казнин: Это другое.

Прохорова: Совсем не другое. В каком-то смысле, мне кажется, то, что делаю я и очень многие мои коллеги, не менее важно для любой части жизни, в том числе политической, нежели собственно узко политическая деятельность.  А  у нас сводится все к одному всегда: есть царь, и есть весь остальной народ. Вокруг этого все крутится. А на самом деле те люди, которые создают какие-то культурные общественные институты, которые создают собственно фундамент общества, занимаются общественно-культурной политикой. И здесь я считаю, что я это делаю неплохо. И готова заниматься этим и дальше, и всячески создавать новые проекты на сегодняшний момент. Как дальше жизнь повернется, мы посмотрим. 

Казнин: Можно дополнение? Я хочу сравнить с другими женщинами вас в политике. Известно, что Валентина Матвиенко очень не хотела быть губернатором Петербурга, и только, когда ее очень попросил Владимир Путин, она ею стала. Есть и другие примеры. Если бы вас попросил брат, вы бы пошли? И просил ли?

Прохорова: Нет, во-первых, я вам серьезно говорю: такие случаи даже как-то не обсуждались. Здесь я говорю как сестра. Если бы брат меня попросил помочь, я бы пошла куда угодно. Но опять же, если мы все-таки смотрим с точки зрения серьезности всяких намерений… ну, знаете, игры закончились. Постмодернистские ерничанья, игры 90-х годов, когда был карнавал и маскарад, закончились. Все очень серьезно. И если говорить о политической жизни, она серьезная, опасная, с этим надо серьезно и обращаться. Мне кажется, идея выйти и поблистать очень часто перед политиками стоит. Они не очень понимают, что за этим большая ответственность. Обмануть избирателей, поблистать и потом…? А дальше что? Ты должен потом выполнять обязательства, взятые на себя. А дальше начинается катастрофа, поэтому человек, который берет на себя такие обязательства, должен понимать, что он в ответе перед людьми, которых он за собой зовет.

Арно: Тем не менее, мы имеем картину, что у Собянина только технические соперники, да? Если Навальный…, скорее всего, его имя не будет в бюллетене, значит, получается, что те, которые голосовать за Собянина не хотят…

Прохорова: Значит, это не выборы, а какое-то безобразие, фальсификация фактически выборов. У меня есть своя точка зрения на предмет, но я думаю, что вряд ли она будет слишком оригинальна, все так думают. С одной стороны, я хочу заметить, мы опять же переносим подсознательно проблему с больной головы на здоровую. Почему-то меньше обсуждается, каким образом власть устроила так, что фактически все серьезные соперники вообще не могут, по разным причинам, участвовать, и обвиняем людей, которые не хотят в эти игры играть. Да, это же унизительно – выставить кого-то другого, спокойно себе проиграть, поставить галочку «мы здесь поучаствовали». Я считаю, что мой брат сделал единственный правильный умный и благородный жест. Он сказал: «Я нет, я в такие игры не играть не буду. Я лучше подожду, лучше пожертвую некоторой частью своей популярности, меня будут, конечно, ругать, но играть в эти игры просто невозможно». И здесь проигрывает власть.  Посмотрите: Собянин – умный профессиональный человек. Он недолго был на посту мэра, поэтому оценить все его достижения и недостатки довольно трудно, для этого и дается срок 4-5 лет, чтобы человек свою программу мог закончить. В какое положение его поставили? Если он в честной борьбе, а у Собянина много возможностей  выиграть, и шансы его были велики, выиграл бы это, он был бы настоящим законным выбранным мэром, который тогда имел бы популярность, имел бы нравственную внутреннюю возможность говорить о том, что «меня народ выбрал, я могу отстаивать свою позицию». В каком положении он сейчас? Притом, что он может 100% подходить на эту должность. Человек фактически из назначенца перешел куда? Непонятно, в какой стадии, это же не выборы, да?

Арно: А если все махинации с выборами отбросить и просто посмотреть на Собянина, как на мэра. Вы как москвичка смотрите на мэра, который довольно долго уже на своем посту и, возможно, будет продолжать. Он вам нравится? Нравится все, что он делает в городе?

Прохорова: Во-первых, он совсем недолго на своем посту, это не тот срок, когда можно было что-то четко сказать. Мне трудно здесь судить. У меня разные впечатления. Что-то мне нравится, что не нравится. Но у  меня нет такой привычки, сразу начинать поливать человека у власти: вот он такой-сякой. Потому что даже на своем небольшом участке я понимаю, какое количество объективных проблем в городе Москва существует. И если что-то менять… Всегда, как только человек начинает что-то менять, всегда поднимается волна недовольных. Мы, с одной стороны, хотим улучшения, с другой стороны, мы понимаем, что как только привычное сдвигается, то поднимается невероятная волна возмущения. Справедливая волна, несправедливая – это другой вопрос. Я не готова сейчас дать оценку, конкретно «5», «4» и так далее. В данном случае даже не в этом дело. А  дело в том, что заведомо, мне кажется, это проигрыш власти, нелигитимация… Фактически человек как самозванец будет выступать. А ему еще много лет после этого работать. И что он будет говорить? «Меня народ избрал»? Но это же неправда. Фактически неправда, потому что против него реальных кандидатов не было. Вот это я считаю, Пиррова победа, где краткосрочный выигрыш оборачивается большими проблемами для самой власти, которая должна будет постоянно доказывать, что она легитимна. Очень жаль.

Казнин: Вы сказали, что Михаил Прохоров был бы как раз хорошим мэром. А с чего бы он начал? Что бы он сделал?

Прохорова: Я думаю, лучше спросить у Михаила, с чего бы он начал.

Казнин: Вы не обсуждали?

Прохорова: Я не правомочна за него отвечать, что бы он сделал первое, второе, что третье. Все-таки у человека был свой план, идеи какие-то. Он сам на это вполне может ответить на эти вопросы.

Казнин: Он разочарован тем, что произошло?

Прохорова: Он просто возмущен тем, что произошло. Согласитесь, что, вообще-то, если мы говорим о том, что у нас система выборов все-таки существует, но… «Единая Россия» всегда любит с ног на голову все переворачивать. Это злорадство как-то неуместно, потому что создаются условия, при которых совершенно очевидно, что человек не успеет ничего сделать. Поэтому я бы на их месте все-таки уж совсем бы  не позорилась. Не надо эти «ему важнее активы» и так далее. Это разговор о политической культуре и легитимности. Настоящие политики, которые приходят к власти путем выборов серьезно, никогда не могут допустить каких-то таких выражений, выходок и так далее. Так говорят обычно люди, назначенцы, которые не зависят от мнения и воли народа. Очень грустно. Это говорит во многом о политической культуре и перспективах развития политической жизни.

Казнин: А к выборам в Мосгордуму подготовка идет сейчас партией?

Прохорова: Да, конечно, брат объявил, как готовились. Это серьезная подготовка, которая, предполагалось, долгосрочная для выборов. Партия будет продолжать этим заниматься. Все, что она намечала до этих неожиданных внеочередных выборов, будет продолжать делать. Да, если бы условия игры были те же, которые изначально, он  бы, конечно, выдвигался на пост мэра и был бы в этой борьбе. Но раз уж такая ситуация сложилась, когда его исключили практически, значит, будет продолжать делать то, что он делал раньше.

Арно: Не хочется вас отпускать, но время поджимает. Спасибо за разговор.

Прохорова: Ну, как есть. Никакого пессимизма нет, более того, мне кажется, здесь есть моральная победа со стороны «Гражданской платформы» Михаила, с моей точки зрения. Человек выступил достойно, поступил как настоящий политик: пожертвовал дешевыми эффектами.

Казнин: Здесь, конечно, важный момент: предстоящие выборы уже скоро в Мосгордуму. Если, предположим, какое-то большое число депутатов будет от «Гражданской платформы», возникнет интересная, уникальная ситуация для российской политики, когда мэру будет противостоять в каких-то вопросах, по крайней мере, парламент местный.

Прохорова: Это, кстати, так  и есть, потому что представьте, если приходит мэр, а парламент целиком против, то фактически блокируется любая возможная деятельность. В этом смысле, неизвестно, кто проиграл в этой ситуации. Честность иногда бывает даже очень невыгодной. Как только начинаются такие игры, последствия иногда бывают для начинающих играть непредсказуемы и очень печальны. В политике этика тоже должна быть.

Казнин: Достаточно ли кандидатов у вас будет для выборов?

Прохорова: Я думаю, об этом надо говорить позже. Хорошие люди всегда находятся в этой стране.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.