Ирина Хакамада о выборах в Москве: низкая явка на выборах дважды сыграла на Навального

Здесь и сейчас
8 сентября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В студии ДОЖДЯ собрались писатель и общественный деятель Ирина Хакамада, сопредседатель партии РПР ПАРНАС Владимир Рыжков и юрист, член Общественной палаты Елена Лукьянова обсудить выборы в Москве и по всей России и рекордно низкую явку избирателей. На кого и как это сработало – с гостями обсудили Дмитрий Казнин и Лика Кремер.
Казнин: Во-первых, поздравить вас можно, да? От вас шел Навальный и этот результат, будет второй тур или нет, уже многие это заявили – уже победа. На ваш взгляд, все-таки, возможно, что второй тур будет или мы уже понимаем, что 52-53%?..

Владимир Рыжков: Я считаю, что вот эта муть с концертом, которая сейчас происходит, и только что Швецова, начальник штаба Собянина заявила, что она не исключает второго тура – это все говорит о том, что второй тур возможен. И сейчас идет самая активная стадия – подсчет голосов на участках, появляются протоколы. Поэтому давайте подождем час-полтора-два. Я не исключаю второго тура. Если будут второй тур, то по законам политической науки Собянин должен проиграть. Дело в том, я слышал вашего предшествующего здесь собеседника, он сказал, что по-любому будет Собянин – это не так. Дело в том, что Собянин «съезжает». Он начал с 80% рейтинга. Сейчас он уже съехал до 50. Навальный, наоборот, растет. Он начал с 8 и вырос до 30 с лишним процентов. Это означает, что за следующие две недели, если будет второй тур, тенденция поменяется и у Алексея Навального будет реальная абсолютно перспектива выиграть выборы мэра Москвы.

Кремер: Хорошо. А если все-таки эти цифры останутся такими, какие они есть сейчас, то есть отставание Навального будет, при этом у Собянина будет небольшой перевал за вот эти 50%. Что дальше будет происходит, насколько это станет причиной напряжения в обществе и как это напряжение разряжается?

Елена Лукьянова: Это зависит от того, насколько будет это не соответствовать реальным ожиданиям, реальному голосованию москвичей. Если это превысит 12% - будет бунт. До 12 – будут довольно серьезные волнения. 12 – это предел по мировым практикам. Болотная произошла потому, что фальсифицировали на 30.

Кремер: Но вот те цифры, которые мы видим сейчас…

Елена Лукьянова: Это не цифры, вообще не надо на них обращать внимания. Я абсолютно уверена, если бы цифры были честные, было бы не выше 49, а, думаю, меньше у Сергея Семеновича. Не выше 49 и должен был бы быть второй тур. Потому что не только Навальный, потому что голоса коммунистов – стабильный электорат в Москве, потому что, так или иначе, но за «Яблоко» голосуют и не так все просто. И вообще, у Леши должно быть никак не меньше 27. Это минимум, который по моим подсчетам должен быть. Я помню, как за меня голосовали в ЦАО люди, которые никогда не голосовали за коммунистов. Как мне звонили те же самые Женя Киселев, как мне звонил Каспаров. Это разум, это нормальная ситуация. Это самое маленькое, что может у него быть – 27, я думаю, больше, плюс остальные партии. И там больше чем на 49 Сергей Семенович не тянет. Но у нас раз в полчаса зависают системы и каждый раз, вот я только что говорила с аналитиками, в этот момент происходит некий перескок в плюс Сергея Семеновича. Это технология.

Кремер: Ирина, у меня к вам вопрос. Скажите, вот то, что Собянин получил на данный момент меньше, чем предполагалось. Как на это сыграла низкая явка?

Елена Лукьянова: Не предполагалось. Нет, не реальные, а те, что на коленке пишут цифры.

Кремер: Хорошо, по-другому поставлю вопрос. Низкая явка, она сыграла в плюс Навальному или в плюс Собянину?

Ирина Хакамада: Я думаю, что в этот раз она дважды сыграла в плюс Навальному. Потому что низкая явка не только в Москве, низкая явка не только там, где всех затопило – низкая явка по всей России, а Москва добавила. Москва показала, что, несмотря на то, что Собянин пошел навстречу, он сделал то, что сделал высший чиновник вертикали власти – он дал огромную свободу своему оппозиционеру. Я считаю, что это его личная заслуга, что вообще вот это все произошло. И если при этом народ дает такую низкую явку, это значит переход от равнодушия к власти к ее полному неприятию: нам вообще не нравится все, что вы делаете. Даже если вы это красиво обыгрываете – вы нас достали.

Кремер: Простите, я вас прерву, потому что только что появилось заявление ЦИК. Они обработали чуть больше 3% голосов и, тем не менее, это некоторое официальное объявление, что Собянин получает 57,77%, а Навальный получает 21,56%.

Владимир Рыжков: Это не показатель.

Ирина Хакамада: Не показатель. Но вообще я предполагала, что будет около 20. И я сейчас вижу результаты экзит-пулов, что ВЦИОМ, ФОМ – это ладно, а экзит-пулы, они поинтереснее. Это удивительно и, я думаю, это второй фактор, который сыграл в пользу Навального. В связи с тем, что власть так достала, что все уже уверены, что как ни рыпайся, все равно они побеждают, мне кажется, что низкую явку обеспечил электорат Собянина. Он же не включил административный ресурс очень сильный, когда погнали под угрозой «бюллетень покажи», «вообще уволим с работы», этот стиль убрал и тут же провалился.

Владимир Рыжков: Коммунисты, Лена, не обижайся, провалили кампанию, Митрохин провалил кампанию, Левичев с болгаркой – вообще позорище. Если бы они провели сильнее кампанию, все вот эти 4 оставшихся кандидата, то точно был бы второй тур. То есть за счет того, что бездарная кампания четверых остальных, нет второго тура. Он возможен, но пока не понятно. И еще одна вещь – бездарная кампания самого Собянина. Я с Ириной абсолютно согласен. Будучи фаворитом, зайдя в кампанию с 80%, провести такую блеклую, бездарную, неэнергичную, некреативную, просто отстойную. Вот самая отстойная кампания фаворита на моей памяти – это кампания Собянина. Поэтому 30%, которые он потерял от старта до сегодняшнего дня – это исключительно провал его самого и его штаба. И поэтому низкая явка сработала, конечно, на Навального. Потому что Навальный своих сторонников отмобилизовал, отмобилизовал весь протестный электорат, а собяницовцы не пошли: у них огурцы, картошка, теплый день. Зачем идти, когда и так все ясно?

Ирина Хакамада: Только одно возражение. Все остальные, кроме Навального и Собянина, не провалили кампанию, их всех сожрал Навальный и его срок в 5 лет. Ты не забывай, он – сиделец.

Владимир Рыжков: Нет. Они просто слабо провели кампанию.

Елена Лукьянова: Мы с вами давно знали, что эти люди не политики. Вот сейчас это стало видно. Настоящий политик, будучи таковым и желая остаться в политике, снял бы кандидатуры. Все. Это не политики.

Ирина Хакамада: Володя говорил, как они вели кампанию. «Яблоко» вело нормальную кампанию. Они всегда такую ведут.

Владимир Рыжков: И всегда получают такой результат.

Казнин: 70 с лишним процентов, которые не проголосовали. Это ведь, практически, большая часть Москвы и москвичей.

Ирина Хакамада: Это презрение к власти. Это бедные, плюс на чемоданах.

Кремер: Спасибо вам большое.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.