Ирек Муртазин, журналист «Новой газеты»: гендиректор «Ив Роше» не отозвал заявление в отношении братьев Навальных, его просто никогда не было

Здесь и сейчас
31 октября 2013

Что случилось с делом «Ив Роше»? По информации журналиста «Новой газеты» Ирека Муртазина, французская компания отказалась от ранее заявленных обвинений в адрес братьев Навальных.

При этом только вчера оппозиционеру, экс кандидату в мэры Москвы Алексею Навальному и его младшему брату Олегу официально предъявили обвинения в окончательной редакции в мошенничестве и отмывании средств по уголовному делу косметической фирмы «Ив Роше». По версии следствия, братья Навальные похитили более 26 миллионов рублей у самой «Ив Роше Восток» и 4 миллиона – у «Многопрофильной процессинговой компании». Сам Алексей Навальный в своём твиттере прокомментировал информацию Ирека Муртазина так: «Муртазин вот говорит, что «Ив Роше» устыдились и заявление отозвали. Непонятно это всё». Ирек Муртазин был с нами на связи по скайпу, с ним обсудили эту тему.

Макеева: Скажите, почему заявление гендиректора «Ив Роше», насколько я понимаю, он должен его отозвать (если он его отозвал), как-то не распространено по официальным источникам, по информагентствам. Практически вы единственный источник, единственный человек, который обладает этим знанием?  

Муртазин: На самом деле ему отзывать ничего не надо, ведь смотрите, на сайте «Новой газеты» есть такой документ, который называется заявление о преступлении, написанное на имя Бастрыкина. Там такие обороты: «путем злоупотребления доверием меня вынудили подписать договор, прошу проверить, нет ли там мошенничества и не причинен ли компании «Ив Роше» ущерб». Это первичное заявление  Бруно Лепру, подписанное 4 декабря 2012 года. 10 декабря оно оказалось зарегистрировано в ГСО Следственного комитета, и дальше пошло-поехало. Так появилось это уголовное дело. Если бы  не произошла утечка информации из Следственного комитета, мы, может, только сегодня узнали бы, что да как, да что по чем. А Бруно Лепру, может, до сих пор работал бы генеральным директором «Ив Роше Восток». Но, как мы помним и вспоминали в студии ДОЖДЯ в феврале этого года, вышел мой материал, где я рассказал о технологии возбуждения уголовного дела и выложил все документы на сайт «Новой газеты». Это было трудное решение, было целое заседание редколлегии, спасибо Дмитрию Андреевичу Муратову, поддержал, сказал: «Да, мы не имеем права скрывать эту информацию общественно-значимую». Дальше была попытка возбудить уголовное дело против меня. Потом это все заглохло.

Дзядко: Прошу прощения, вы сейчас создаете какую-то сложную интригу, но позвольте вас перебить. Все-таки ответ на вопрос: есть претензии к Навальному или нет?

Муртазин: Дело в том, что Бруно Лепру отказался быть потерпевшим по этому делу. Чтобы быть потерпевшим, он должен был переписать свое заявление, где  внизу должна была быть приписка «об уголовной ответственности за дачу ложных показаний в соответствии статьи 306 УК РФ предупрежден». Этого в  первоначальном заявлении нет. Это заявление в суд не потащишь. В Следственном комитете прекрасно знают…

Дзядко: Соответственно, вчера в окончательной редакции были предъявлены обвинения Алексею и Олегу Навальным, и в обвинительном заключении, которое накануне было предъявлено Алексею Навальному, нет заявления «Ив Роше» с признаниями себя потерпевшими? То есть, по сути, заявление отсутствует?

Муртазин: Да, нет у Бруно Лепру заявления. И следовательно, вообще, из этих 60 томов уголовного дела, которое наскребли по этому делу, 58 томов макулатуры, остальное – дело о хищении почти 4 млн. рублей у компании МПК.

Дзядко: А что такое компания МПК?

Муртазин: Посмотрите, на сайте Следственного комитета было четко написано, что «предъявлено окончательное обвинение по хищению мошенническим путем средств у компании «Ив Роше Восток» и компании МПК.

Макеева: Да-да, действительно присутствует. Получается, что автоматически обвинение…

Муртазин: «Ив Роше» – это прикрытие, когда-то же мы начинали, но сегодня Следственному комитету выступать с обвинением, что там кто-то украл 4 млн. рублей… До мышей можно дообвиняться. Просто уже смешно. Следственный комитет так низко еще не падал.

Макеева: Как? 4 млн. – это все-таки тоже сумма.

Муртазин: Эти 4 млн. МПК заплатила за осуществление корреспонденции. Это курьеры, машины. В итоге, насколько мне известно, «Главподписка» сама отказалась от этого договора. Она была инициатором расторжения этого договора с МПК, поскольку он… Работа практически по нулям была. А следствие берет все сумму.

Макеева: Поясните, пожалуйста. Получается, что адвокаты Навального должны явиться в суд и сказать: «Дорогие друзья, дело полностью развалилось, большое спасибо, обвинение в отношении наших подзащитных нет и быть не может, до свидания!»

Муртазин: Адвокаты Навального прежде всего должны посмотреть 60 томов уголовного дела. 60 томов! В первом же томе должно быть заявление Бруно Лепру с припиской, что об уголовной ответственности за ложный донос. Так вот этого заявления нет. Потому что Бруно Лепру после грандиозного скандала, вышедшего на международную арену (об этом писали французские СМИ, что по заявлению Бруно Лепру было возбуждено уголовное дело в отношении Навального), сложил свои полномочия и, насколько мне известно, уехал из России. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Присоединяйся к 70 880 подписчикам Дождя
Оформи подписку