Интернет-анонимность уходит в прошлое

Здесь и сейчас
25 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Массовые беспорядки в Великобритании могут привести к ограничению свободы в Интернете. Сегодня в министерство внутренних дел на ковер вызвали представителей компаний Facebook, Twitter и Blackberry, которые стали основным средством общения бунтовщиков.

Принять меры против социальных сетей предложил накануне и премьер-министр Великобритании Дэвид Кемерон. Например, ограничить доступ к твиттеру и фэйсбуку во время любых беспорядков.

Запретить создавать группы, где призывают к насилию. И удалять такие же твиты. И главное требование - дать полиции доступ к мгновенным сообщениям Blackberry - сейчас специальные шифры не позволяют спецслужбам читать переписку.

Позиция социальных сетей и компании Blackberry - простая. Они готовы предоставить полный доступ к содержанию переписки, не против и закрывать потенциально опасные группы.

Но только при одном условии - если есть реальные доказательства того, что пользователи причастны к преступлениям.

О том, поможет ли контроль над сетью избежать повторения событий в Лондоне мы обсудили с нашим гостем. В студии телеканала ДОЖДЬ - блогер и фотограф Илья Варламов.

Зыгарь: Мы целый день сегодня обсуждали этот вопрос, возвращались к тому, не станут ли эти погромы в Великобритании поводом для того, чтобы резко начинать закручивать гайки в интернете, чего, в общем, мы ждем и боимся уже давно? По вашему мнению, как?

Варламов: Такая тенденция не вчера появилась, и с каждым годом так называемую свободу в интернете все больше и больше ограничивают. Я не думаю, что конкретно беспорядки в Лондоне могут выступить какой-то решающей точкой в этом вопросе. Гайки закручивают постоянно, и это будет продолжаться. Я уверен, что в ближайшее время начнется борьба с анонимностью в интернете, уже давно об этом говорят. И учитывая то, что эта жизнь онлайн с каждым годом все больше интегрируется в реальную жизнь, то рано или поздно этим вопросом нужно будет заниматься. А то, что вы привели как пример, те же самые BlackBerry, то, что они хотят читать сообщения, это не какой-то такой прецедент.

Зыгарь: Это не прецедент в России. Мы все привыкли к тому, что у ФСБ есть претензии к BlackBerry, у ФСБ есть претензии к Skype, и когда речь заходит о России, мы, ухмыляясь, говорим: «Ну все понятно». Когда британские власти вызывают на ковер компании, которые….

Макеева: Более того, когда в Сирии просто перекрывают Интернет, и там нет Интернета во всей стране, это тоже как бы понятно.

Зыгарь: Но это Сирия, а это - Великобритания.

Варламов: Ну и что? Спецслужбы работают, у них есть свои методы. Никто ж не возмущается, но все понимают, что телефонные разговоры можно прослушивать. Я не видел еще такой страны, где спецслужбы не могут прослушивать телефонные разговоры, где им это строжайше запрещено. Интернет – это тоже канал связи, нет ничего удивительного, что они хотят как-то контролировать. Рано или поздно, все равно это случится. Потому что если 5-10 лет назад это было настолько незначительно, что этому можно было не придавать особого внимания, то сейчас вы привели правильный пример: основная координация, когда идет через какие-то закрытые каналы связи, если это представляет угрозу безопасности, то они вполне вправе требовать к этому доступ себе.

Макеева: Как-то блогеры готовы к этому? Все так ждут обреченно, когда это случится. Сразу вспоминаю фильм «Хакеры» - хакеры борются с представителями власти, условно говоря, и готовы к этой борьбе. Что-то такое в реальной жизни вообще наблюдается? Какое-то желание противостоять, отвоевать эту свою свободу?

Варламов: Что такое свобода? Абсолютной свободы быть не может, это будет хаос.

Макеева: Не абсолютную, хотя бы виртуальную.

Варламов: Уже давно свободы нет, можно вспомнить и реальные судебные дела, и сроки, которые давались за высказывания в блоге, было уже много обсуждений. По-моему, ни у кого иллюзий, что в интернете осталась какая-то свобода такая, их нет. Лично меня этот вопрос абсолютно не волнует, потому что я не помню, чтобы у меня была необходимость прямо в таких очень конфиденциальных каналах связи. Мне кажется, у большинства людей просто нет такой надобности.

Зыгарь: Вы думаете, что проблема только в конфиденциальности, а в том, что власти просто смогут контролировать, перекрывать доступ – это такая экзотика, которая нам не грозит?

Варламов: Перекрывать доступ к чему?

Макеева: К определенным сайтам.

Варламов: Это всегда было. Вон в Казахстане Живой журнал опять закрыли.

Зыгарь: Это в Казахстане.

Макеева: Давайте про нашу страну.

Зыгарь: У нас, начиная с 11 декабря прошлого года, нет-нет, да и возникают разговоры о том, что, конечно же, националисты обмениваются своими планами через социальные сети, и может быть, именно в социальных сетях стоит искать объявления о новых «манежках». Например, даже поговаривают о том, что в эти выходные что-то такое может произойти. В один прекрасный день мы узнаем о том, что поскольку националисты координируют свои действия через ЖЖ, ЖЖ с завтрашнего дня закрывается.

Макеева: И предстоятель РПЦ говорит: «А мы будем строить новые храмы, тогда будет все хорошо со временем, потерпите друзья». И мы живем с новыми храмами и без ЖЖ.

Варламов: Что касается наших правоохранительных органов, даже имея информацию, та же самая Манежка была анонсирована - собрать 10 тысяч человек тайно невозможно, она была анонсирована за месяц, все знали, когда и где собираются люди.

Зыгарь: За месяц?

Варламов: Недели за две.

Зыгарь: Она была реакцией на убийство Егора Свиридова, а он был убит не за месяц до события, а чуть позже.

Варламов: Я точно не помню.

Зыгарь: За пару дней.

Варламов: Не за пару дней.

Макеева: Нет-нет, побольше.

Варламов: Она была после того, как они собирались, по-моему, на 40 дней они собирались. Неважно. В любом случае, она была анонсирована заранее, и это не помогло предотвратить эти события. Поэтому не знаю…

Зыгарь: В общем, в оптимистичном настроении находится Илья Варламов.

Макеева: Скорее, в аполитичном, я бы сказала.

Варламов: В любом случае, если кому-то надо что-то тайно обсудить, это всегда возможно сделать элементарно при личной встрече, найти способ можно всегда и в интернете. Но рассматривать Интернет как что-то особенное… Это просто канал связи, так же как телефон, как другие способы. Естественно, его хотят контролировать, ничего удивительного в этом нет.

Зыгарь: Голубиная почта – наше будущее.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.