Иноземцев: "Рубль - бумажка, четко привязанная к нефти"

Здесь и сейчас
9 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Рубль рухнул. В обменных пунктах Москвы - очереди.

Сегодня доллар подорожал до 30 рублей. Евро - до 42 рублей. Курс российской валюты упал до минимальных показателей за последние полтора года. И это - не предел. Многие банки уже сегодня подняли обменный курс. Так, за доллар кое-где просят 34 рубля. Причем из всех сырьевых валют именно рубль упал сильнее других. Так, что некоторые экономисты заподозрили Центробанк в том, что он под шумок решил провести девальвацию.

Мировые инвесторы замерли в ожидании заявления Федеральной резервной системы США. Сегодня вечером завершится экстренное заседание ФРС. Все надеются на хорошие новости от Бена Бернанке, который и должен спасти мир от нового кризиса. Даже американские биржи на фоне этого ожидания сегодня открылись ростом. В плюсе закрылась и Европа.

В чем причина рыночной лихорадки, и не преувеличена ли паника инвесторов - обсуждаем с Владиславом Иноземцевым, директором Центра исследований постиндустриального общества.

Фишман: То, что происходит сейчас в Британии, на ваш взгляд, связано сейчас с тем, что приходит на мировых рынках? Вы видите какую-то связь?

Иноземцев: Никакой.

Фишман: Вообще ноль?

Иноземцев: Доли процента. То, что мы сейчас видим на мировых рынках, в общем и целом, касается очень небольшого количества людей. Сейчас мы видели реальное падение фондовых рынков, которые были, на мой взгляд, значительно переоценены в период восстановления экономики. Мы даже не видим серьезных валютных колебаний. Если посмотреть на рынок Forex, даже там пара евро-доллар в последние два дня колебалась меньше, чем на протяжении…

Фишман: Ну, вот рубль падает…

Иноземцев: Мы дойдем до этого. То есть, в принципе, в мировом масштабе евро-доллар - основные валюты - ведут себя достаточно спокойно, на фондовых рынках сдуваются пузыри. Есть сомнения в стабильности и возможности государства обслуживать свои долги, которые, опять-таки напомню, возникли потому, что государство взяло на себя эти обязательства с тем, чтобы спасти те компании, которые попали в тяжелое положение два года назад. Фактически сейчас один пузырь, который сдулся два года назад, сейчас вышел в другом месте – на рынке государственных долгов.

Фишман: Греция, Португалия

Иноземцев: Греция, потенциальный дефолт в США, Португалия и так далее, это все проявления одного и того же процесса: государства, которые взяли на себя слишком много по поддержанию собственного бизнеса, по вкачиванию денег в экономику, теперь сами сталкиваются с кризисом доверия. Насколько успешно он будет преодолен, насколько кризис доверия пока, на мой взгляд, в первую очередь, находящийся в головах и психологически станет реальным, вот это вопрос относительно будущей тенденции развития мировых экономик.

Фишман: Ну, а рубль, все-таки? Всех волнует.

Иноземцев: Вы знаете, я исхожу из того, что, действительно, правильно было абсолютно сказано, что рубль упал в эти дни гораздо сильнее, чем другие сырьевые валюты. Некоторые из них даже вообще не упали. Я объясняю это очень простой ситуацией. Дело в том, что мировой валютный рынок, это фактически, знаете, как бы цепь сообщающихся сосудов: если происходят какие-то колебания, они происходят колебания одной валюты относительно другой. Если инвесторы разочарованы в евро, допустим, они могут уходить в швейцарский франк, что было несколько недель назад (швейцарский франк вырос практически на 20% меньше, чем за два месяца, очень сильный рост). Если инвесторы обеспокоены ситуацией в Америке, они могут уйти в канадский доллар, или в австралийский доллар. То есть, вы видите саму логику: если есть в какой-то точке мира проблемы, от них пытаются уходить в другую точку. Можете ли вы подумать, что любой инвестор в здравом уме может уйти в рубль? Несмотря на все обещания нашего правительства, он не конвертируем даже в бумаге, кроме как в РФ. Поэтому рубль не имел возможности быть поддержан со стороны международных инвесторов. Допустим, если австралийский доллар фактически воспринимается, как альтернатива американскому, то рубль воспринимается, как альтернатива ничему, поэтому элемент притока сюда капитала для поддержания рубля исключался, а элемент паники внутренней сохранялся. Поэтому как бы действия против рубля имелись, а то, что могло бы действовать в пользу рубля – отсутствовало. Поэтому он упал в цене.

Фишман: А если говорить вообще о перспективах того, что происходит, не знаю, как назвать, кризис, негативные тренды, влияние их на нас и перспектив для нас, то… Я чуть конкретнее задам вопрос. Вот мы наблюдаем, как правительства борются, пытаются погасить собственные долги, друг другу помочь и так далее, все сокращают расходы и стоят перед этой проблемой, может быть, с этим отчасти связано то, что происходит сегодня в Британии, как мы обсуждали, может быть, нет, но так или иначе, в России мы продолжаем все-таки наращивать?

Иноземцев: В мировой экономике сейчас происходит действительно ситуация, когда правительства сталкиваются с кризисом доверия в связи со сложностью обслуживания собственного долга. Я именно подчеркиваю, что кризис доверия. Потому что то, что мы видим в Греции последние дни, год, даже больше года, это классическая ситуация, когда ЕС выделяет большие транши помощи Греции. Если мы вспомним цифры, то общий объем государственного долга Греции составляет порядка 340 млн. евро. Он растянут на несколько лет. Следовательно, каждый год Греция должна гасить порядка 40-45 млрд евро. Первый же пакет помощи Греции был около 90 млрд, сейчас выделяются новые. Очевидным образом, что на год или два Греция может погасить свои долги и все равно паника достигает таких масштабов, что доходность достигает 25-30%. Соответственно, в этой ситуации снова занимать Греция объективно не может. Это элемент паники. Если бы Европейская комиссия, руководство зон евро предприняло более масштабные меры изначально, паника была бы погашена и, возможно, такого бы эффекта не было.

Фишман: Ну, а для России?

Иноземцев: То же самое в Америке, чтобы не говорить долго. Вот ситуация, которая была вызвана проблемами повышения лимита, потенциального дефолта, снижение рейтинга – это приблизительно то же самое. Я абсолютно уверен, что дефолта в Америке не будет, что еврозона не развалится просто потому, что на сегодняшний день гораздо проще напечатать доллар и отдать, чем подорвать свою репутацию заемщика, гораздо проще упокоиться ситуацию в Европе, чем допустить развал зоны евро. Поэтому мне кажется, что все-таки эти вопросы будут каким-то образом решены. Что касается России. На сегодняшний день влияние на Россию, оно двояко. С одной стороны, паника на фондовых рынках на Западе переходит к нам. По большому счету, динамика на фондовом рынке заботит российских граждан очень мало. Их заботит, в основном, курс доллара, их заботит то, насколько могут вырасти цены в рублях в стране, и это связано, в первую очередь, с такой связкой, как ресурсы, цены на них и нефть. То, что мы видим сегодня – это пропорциональное падение рубля в соответствии с падением стоимости нефти: нефть упала на 14-15% - рубль упал на 11%. Вот, это показывает, что есть рубль. Это есть бумажка, которая четко привязана к нефти и больше ни к чему.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.