Игорь Шувалов: не пускать людей с деньгами во власть – недальновидно. Кто же будет решать вопросы

Здесь и сейчас
18 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня в Москве открылся экономический форум «Россия 2013», организованный Сбербанком.  Среди его гостей ведущие российские и зарубежные бизнесмены, ученые, а также политики,  правда, по большей части отставные.

Официальная повестка дня форума охватывала целые века. Однако самих участников форума больше интересовала возможная рецессия в России и застрявшие на Кипре деньги. Буквально только что с форума к нам в студию вернулся наш экономический обозреватель Лев Пархоменко.

Пархоменко: Добрый вечер, коллеги. Действительно, первая же панельная сессия, с которой открылся этот форум, сначала было приветственное слово хозяина форума Германа Грефа и хозяина администрации президента Сергея Иванова, потом сессия с довольно тревожной темой «Ответ России на вызовы 20 века – коммунизм, чего ждать в 21 столетии?». Угрожающая немного тема. Здесь был разношерстный состав участников. Россию представляли Герман Греф и бывший министр финансов Алексей Кудрин, а также несколько зарубежных политиков: Тони Блэр, бывший премьер-министр Великобритании, Вацлав Клаус, второй президент Чехии, Колин Пауэлл, бывший госсекретарь США. В общем, не то, чтобы такие видные экономисты, но зато хорошо известные всему миру люди. И два ученых, известных профессора-советолога, эксперта по российской экономике. Такой был очень широкий разговор, все вспоминали Советский Союз, кто-то вспоминал Брежнева, Колин Пауэлл вспоминал, как он ездил по Сибири. Думали, как не повторить ошибок прошлого века, и чью модель выбрать. В результате сошлись на том, что, пожалуй, модели, что западные, что восточные – сегодня одни и те же, главное – верховенство закона. И об этом говорили и на этой сессии, и на последующих, что без него никуда не деться, какую бы модель ты не выбрал. Действительно больше всех интересовала, что было видно на следующих обсуждениях, возможная рецессия, которую нам пообещал министр экономики Андрей Белоусов уже не ближайшую осень. Эта тема очень занимала участников форума. Один из еще одних со-хозяинов форума, основатель «Тройки Диалог», ныне поглощенной Сбербанком, буквально призывал к действиям.

Рубен Варданян, соруководитель Sberbank CIB: Я надеюсь, что государство будет вести себя профессионально, последовательно и быстро. Это три важных фактора, потому что разные есть инструменты, инструменты по-разному работают в разное время. Главное – очень оперативно, профессионально принимать решения, иногда не бояться делать непопулярные вещи и понимать, что это важно для будущего страны.

С Шуваловым тоже была довольно большая дискуссия, и он говорил о том, что правительство размышляет о возможных мерах, но не будет торопиться, несмотря на то, что Варданян призывал действовать решительно. Масла в огонь подлило сегодняшнее заявление Эльвиры Набиуллиной, которая пока еще помощник президента, но в июне уже станет главой Центробанка. Она не на этом форуме, а за его пределами говорила о том, что можем расти на 4%, это в полтора раза больше, чем сейчас ожидают правительственные экономисты, при неких мерах стимулирования. Каких, она не уточнила. Но, судя по тому, что она собирается возглавить Центральный банк, речь идет о снижении ставок Центробанка и фактически накачивание экономики деньгами, как мы это видим в Штатах и в Европе. Греф сказал, что уже к июню, как раз, когда Набиуллина вступит в должность главы Центробанка, мы увидим снижение ставок.

Лобков: У него-то как раз самые высокие ставки в стране.

Пархоменко: Он следует за ставками Центробанка, как и любой другой российский банк. Он зависим. Несмотря на это многие экономисты, в том числе и те, которые раньше работали в правительстве, предостерегли от таких мер стимулирования, говорят, что они вряд ли будут производить какой-то эффект.

Алексей Кудрин, экс-министр финансов: Нам не нужно сейчас добавлять денег, как-то стимулировать, иначе это ухудшит, возможно, ситуацию с инфляцией. Не вызовет, безусловно, долгосрочного роста, рост будет очень слабым, скорее всего, может даже и не вырасти в рамках стимулирующих мер, поскольку они упрутся в ограничения. В ограничения мощностей, рабочей силы, квалификации, в ограничение возможности начала новых проектов, рисков, связанных с мировыми кризисами. Эти деньги не сыграют той нужной роли. Мы совершенно в другой ситуации, чем западные страны. Нам нужно сейчас шаг за шагом заниматься выстраиванием своей институциональной системы. Нам не нужно при 2% роста стимулами создавать 4%. Это обман себя. Как только стимулы заканчиваются, рост снова становится 2% или еще ниже. Мы просто оттягиваем необходимость принимать правильные продуманные решения в части улучшения потенциала нашей экономики.

Вообще, у участников форума не было единого мнения о том, будет рецессия или нет. Некоторые говорили о том, что заявление Белоусова – такой «алармизм». Он подталкивает правительство и всех остальных к каким-то действиям, что надо что-то делать, иначе мы просто начнем уходить в минус. Первый вице-премьер Игорь Шувалов говорил о том, что рецессии нет, есть лишь недостаточный рост при высоких ценах на нефть. Не знаю, что на самом деле лучше, потому что когда экономика уходит в минус более-менее понятно, что делать. А когда уже нефть не помогает – это уже посложнее задача. С ним согласен Греф в части того, что рецессии, скорее всего, не будет. Но некоторые банкиры вообще не верят прогнозам правительственных экспертов. Что позитивные прогнозы, что негативные.

Павел Теплухин, глава Deutsche BankРоссия: Особенно краткосрочные прогнозы по российскому ВВП, они очень похожи на гадание на кофейной гуще. Ровно потому что наша страна, наша экономика слишком сильно зависит от энергоресурсов. Ровно потому что цены на энергоресурсы для наших аналитиков, в том числе для государственных мужей, являются по-прежнему неопределенностью, большой неопределенностью. Не только для них. Для всех в мире, в принципе, цена на нефть – это некая эфемерная точка, которая не поддается сколь-нибудь здравому прогнозу.

Из других тем, которые сегодня обсуждались на форуме, правда, неофициально – это, конечно, кризис на Кипре. Название этой страны буквально постоянно звучало в кулуарных разговорах между сессиями, в фойе Центра международной торговли. И все время звучал такой вопрос одного собеседника другому: «А у тебя застряли деньги на Кипре?» На что ему отвечали: «У меня нет». Такое было ощущение, что всем было интересно, у кого застряли, с другой стороны – все боятся признаться, что застряли именно у них. Такая непростая ситуация.

И, конечно, Сколково. Сегодняшние сообщения о том, что там произошли обыски, в офисе фонда «Сколково». Прокатывалось по форуму название этого фонда, но никаких заявлений сделано не было, да и, в общем, тех, кто мог бы их сделать, на форуме не было. Были сообщения о том, что якобы Виктор Вексельберг, глава фонда «Сколково» должен был приехать на форум и из-за обыска туда не приехал. Впрочем, он не был заявлен ни в качестве участника каких-то панельных дискуссий, ни в качестве официального гостя, да и вообще, говорят, что он редко посещает подобные мероприятия, поэтому не могу сказать, стоит ли доверять той информации, которая была выдана со ссылкой на источники. Фактически единственное лицо, которому можно было задать вопрос о том, что происходит в Сколково, - это глава администрации Сергей Иванов.

Пархоменко: Есть сообщения, что  обыски в фонде «Сколково».

Иванов: Нет, мне об этом ничего неизвестно.

Но даже Иванову ничего неизвестно. Для него был несколько неожиданный вопрос. И, конечно, не могли обойти тему коррупции. Буквально на каждой панельной дискуссии эта тема всплывала как одно из главных препятствий развития российской экономики. Так часто они говорили, повторяли с разных сторон, что, в конце концов, договорились до того, что, пожалуй, с этой темой перебор, и как-то слишком много ее обсуждают.

Игорь Шувалов, первый вице-премьер: До такой степени, до какой говорит Медведев и Путин по этому поводу, я не знаю. Мне кажется, они даже сами себя загнали в определенные рамки, что разогнали публично эту тему больше, чем она присутствует на самом деле. Поэтому никто этой темы не скрывает. Я скажу, хоть тут и камеры, и мне опасно, мне кажется, дошло до того, что стали приниматься не совсем разумные нормы поведения, касающиеся какой-то зарубежной собственности и так далее. Следующим номером программы будет: проработал в бизнесе год, наверное, где-нибудь что-нибудь такое имел в виду, значит, ты не можешь быть депутатов Госдумы. А ты не можешь быть потом министром. Понимаете, это далеко идущие такие вещи. Это невозможно. Все время думать, что все кругом одни жулики, и людей, у которых есть деньги, не пускать во власть или не допускать до решения… А кто тогда будет решать эти тяжелейшие вопросы, кто будет им заниматься?

В общем, в борьбе с коррупцией главное – знать меру.

Лобков: Загар Шувалова просто потрясает.

Пархоменко: Паша, нет, это эффект камеры, здесь просто в очень большом зуме снимали. С Игорем Ивановичем все в порядке. Действительно, лучше знать меру в борьбе с коррупцией.

Лобков: Та самая народная тема, что 400 тыс. предпринимателей с начала года вышли из бизнеса, как-то волнует этих больших людей, или для них это слишком маленькая проблема?

Пархоменко: Практически, нет. Даже не вспомнили сегодня об этой проблеме, несмотря на то, что она острая. Надо понимать, что там собрались крупные бизнесмены. Конечно, я не могу исключать, что на каких-то выступлениях, где говорилось в целом о социально-экономическом развитии страны, эта тема поднималась, но по большей части речь шла о крупном бизнесе, о крупных инвестициях и больших материях. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.