Игорь Николаев: вторая волна кризиса уже началась, и рейтинговые агентства тут ни при чем

Здесь и сейчас
5 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Американские власти нашли виновных в кризисе 2008 года. Министерство юстиции США подает в суд на рейтинговое агентство Standard & Poor's. За то, что завысили рейтинги ипотечных облигаций.

Сперва Минюст предлагал Standard & Poor's договориться во внесудебном порядке и выплатить компенсации в размере 1 миллиарда долларов. Но в агентстве отказались. Теперь, вероятно, власти попытаются отсудить еще большую сумму.

По мнению министерства юстиции, завышенные рейтинги ипотечных бумаг, выставленные накануне кризиса, создали у инвесторов ошибочное впечатление о надежности облигаций, и именно это в итоге и привело к краху рынка.

Иск подан в суд Лос‑Анджелеса отчасти потому, что именно этот город сильнее всего пострадал от обесценивания ипотечных облигаций. В результате кризиса без жилья там остались сотни тысяч человек.

Об одном из самых громких судебных процессов поговорили с Игорем Николаевым, директором департамента стратегического анализа ФБК.

Писпанен: Дойдет до суда, или сумеют договориться?

Николаев: Мне кажется, что сумеют договориться. Не дураки, понимают, что это может боком выйти.

Писпанен: Там может быть не один миллиард, стоит вопрос о существовании рейтингового агенства достаточно давно, учитывая, что так много уже было высказываний аналитиков, а стоит ли вообще доверять рейтинговым агентствам.

Николаев: Да, к ним были, есть и будут претензии. Когда выражается мнение, а рейтинги – это мнение, это не истина последней инстанции. Это вам нудны эти рейтинги, потому что вы хотите купить, а потом перепродать. Такие рейтинги во многом следствие этого ажиотажного спроса на хоть какую-то информацию, которая была бы полезной, чтобы спекульнуть. Они пытаются защищаться, но в досудебном порядке не получилось. Боком может выйти, потому что может начаться серьезный разговор, почему вообще этот кризис случился.

Писпанен: Они и хотя сделать S&P крайним. Не власть же виновата, что кризис случился.

Николаев: Власть своими решениями поддерживала и подталкивала к кризису. Министр финансов США в 2007 году очень хорошо об этих ипотечных бумагах высказывался, говорил, что они очень надежны, и рекомендовал. Если начнут разбираться, насколько грешны или негрешны власти, окажется, что с точки зрения прогнозов этого мнения власти ошибаются гораздо более существенно.

Писпанен: Вообще любой прогноз по рынку – гадание на кофейной гуще. До сих пор не существует никаких жестких моделей поведения рынка в той или иной ситуации. Как можно за это судить?

Николаев: Действительно, хотят сделать просто крайними.

Писпанен: То есть это специальная информационная шумиха?

Николаев: Это не специально, все уже по-серьезному. Это некая подстраховка. От себя отводят. А если вторая волна кризиса по полной накатит? Вроде бы, сделали крайними, тогда кто будет виноват? Тогда власти сядут в лужу.

Писпанен: Есть еще другие рейтинговые агентства.

Николаев: На три кризиса хватит, а потом задумаются.

Казнин: Кому может быть выгоден этот судебный процесс?

Николаев: Властям выгодно. Они же не понимают, что выйдет им боком. Мне часто говорят, а что, они не понимают? Они тоже люди, они тоже склонны думать, что таким образом они ситуацию с кризисом разрулят. В конце концов, придут к выводу, что причина кризиса гораздо глубже, и, конечно, не рейтинговое агентство в этом виновато.

Писпанен: Если будет суд, S&P, скорее всего, проиграет, будет стоять вопрос о существовании такого рейтингового агентства?

Николаев: Оно очень крупное, но 1 млрд долларов для них очень серьезная сумма.

Писпанен: Мы видели, как рушатся очень крупные банки всвязи с этим кризисом.

Николаев: Во-первых, сумма крупная, а во-вторых, к нему не так часто будут обращаться. За счет чего живут рейтинговые агентства? Чтобы компании или бумаги рейтинговались, за это надо заплатить определенную сумму. Если такие проблемы у S&P, тогда пойдут к другим рейтинговым агентствам. Вопрос к Минюсту США: почему именно S&P?

Писпанен: Не один же S&P участвовал в позитивном прогнозе ипотечных облигаций.

Николаев: Выяснится, что прогнозов, в том числе со стороны властей, было более чем достаточно.

Писпанен: Будет вторая волна кризиса?

Николаев: Она уже есть, просто волны бывают разные. Бывает, резко накатило и отпустило, а бывает, погружаемся, погружаемся, это может длиться долго. Эта ситуация более неприятная. Лучше резко упасть и отскочить. В чем причина? Современный кризис – кризис современной модели экономики, спекулятивной модели экономики. Модель не изменилась, чудес не бывает, ждите повторения. Причем тут рейтинговые агентства.

Писпанен: Кто должен изменить ее?

Николаев: Власти, которые подают иски. Один из рычагов изменения – налог на финансовые транзакции, которые в Европе 11 стран поддержали, а консенсуса все равно нет. надо снижать эту спекулятивность. Вот фундамент, почему кризис возник. Это как в анекдоте, или кровати переставлять, или девочек менять. Что ж вы кровати переставляете, надо глубже смотреть.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.