Игорь Каляпин из Чечни, «Комитет против пыток»: мы давно стоим костью в горле Кадырову и угроз в свой адрес наслушались достаточно

Здесь и сейчас
14 декабря 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В прямом эфире Дождя мы поговорили с главой «Комитета против пыток» Игорем Каляпиным о ситуации вокруг правозащитников в Чечне.

Лобков: Вот такое совпадение странное. Сначала происходит нападение на Дом печати, потом горят дома как бы в исполнении той инструкции, на которую Кадыров намекнул в своем Инстаграме, дальше персонально человек с редкой фамилией Каляпин оказывается, по данным Кадырова, замешен в передаче денег от иностранных спецслужб боевикам, и вас закидывают яйцами на пресс-конференции, которую надо было еще найти. Видите ли вы в этом какую-то последовательность действий, целью которых является вас запугать и заставить вас убраться из Чечни?

Каляпин: Безусловно, связь между этими деяниями совершенно очевидна. Понятно, что мы давно стоим костью в горле силовикам в Чечне и Рамзану Кадырову лично в особенности. Угроз в свой адрес мы от него наслушались достаточно. Но меня поражает цинизм этой ситуации. Рамзан Кадыров, являясь главой республики, которая потеряла людей в ходе этой террористической атаки, тем не менее, у него хватило цинизма воспользоваться этой ситуацией и направить гнев, боль и ярость этих людей, которые потеряли родных, сотрудников полиции, против организации, которая мешает давно лично Кадырову и еще нескольким его приспешникам.

Лобков: Атаки сгущаются, атмосфера сгущается. Наступит ли когда-нибудь некая точка, после которой вы скажете: «Мы сворачиваем нашу временную миссию в Чечне»?

Каляпин: Когда мы будем лишены возможности вообще что-либо говорить, вот тогда, наверное, и скажем. Дело в том, что у нас в Чечне есть несколько десятков потерпевших по преступлениям, предусмотренным 126, 105 статьями, – похищение людей, убийство людей и пытки в отношении людей. Наши юристы, работающие в сводной мобильной группе, являются представителями этих потерпевших в рамках уголовного процесса, и эти юристы будут продолжать свою работу до тех пор, пока это будет физически возможно.

Лобков:  А можно там вообще продолжать работу физически? По крайней мере, по официальным сводкам из Чечни складывается впечатление, что 99,99%  населения Чечни абсолютно лояльно Рамзану Кадырову, и если на вас черная метка, они не будут давать показания, они не будут сотрудничать с вами, они  не будут ничего вам рассказывать, и вы окажетесь в информационном вакууме. Это тоже один из способов, кстати, выдавить вас из Чечни.

Каляпин: Если люди к нам перестанут обращаться за помощью, то мы, конечно, не будем там сидеть. Но люди к нам за помощью обращаются, поверьте. Ни один из потерпевших от нашей помощи не отказался ни вчера, ни сегодня, ни на протяжении последней недели. Люди все прекрасно понимают. Да, действительно сейчас очень много людей в Чечне накаченных этой пропагандой, которая там просто потоком лилась в последние два дня. Там разжигали так в отношении Каляпина и в отношении «Комитета против пыток», я не знаю, Геббельс, наверное, в гробу от зависти несколько раз перевернулся. Понятно, что люди многие обмануты, понятно, что многие испытывают в отношении нас агрессию. Но те люди, которые пострадали от незаконных действий должностных лиц, родственники тех, кто пережил пытки, родственники убитых и похищенных они продолжают с нами работать, и мы их не имеем права оставить без юридической помощи.

Лобков: А эти люди подвергаются сейчас какой-либо обработке со стороны чеченских властей?

Каляпин: Они все подвергались обработке со стороны чеченских властей. Чеченские власти уже давным-давно проводят в республике такую информационную войну в отношении нас. Эта война сейчас всего лишь обострилась и приобрела характер истерии массовой.

Лобков: В республике существует представительства федеральных, независимых от Рамзана Кадырова правоохранительных органов, например, Следственного комитета подразделение, куда вы обратились. Вот сотрудники Следственного комитета де-факто – я не говорю де-юре – они готовы работать по вашим заявлениям, несмотря на то, что находятся на территории, подконтрольной Рамзану Кадырову, или это тоже все люди Кадырова?

Каляпин: Нет, это не все люди Кадырова. Но, как показывает практика, ведь мы обычно этим и занимаемся, понуждаем разными законными способами, в том числе через судебные процедуры, следователей Следственного комитета к проведению эффективных расследований, потому что Следственный комитет в Чеченской Республике загнан под плинтус. Тем не менее, в ряде тем был определенный прогресс. Я не знаю, закончится когда-нибудь одно из этих расследований или нет, по крайней мере, мы не даем эти дела прекратить.

Лобков: Какова судьба этих двух ребят, этих двух юристов, которых освободили сегодня в Грозном? Они уедут в Москву или будут продолжать работу там? Или уже понятно, что им там не дадут работать?

Каляпин: Да нет. Почему? Я вам могу сказать, что завтра у них в городе Грозном будет три мероприятия: два в Следственном комитете и одно в суде. Во всех трех они будут участвовать в штатном режиме, как и планировалось, ничего не изменится. Где они будут жить, в каком офисе они будут готовить свои документы, это другой вопрос. Возможно, что мы перенесем офис… Но работать в Чеченской Республике, представлять интересы граждан, пострадавших от произвола властей Чеченской Республики, мы будем продолжать. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.