Гусев: "Рогозин - ноль без палочки в культуре"

Здесь и сейчас
8 июня 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

На воспитание толерантности в столице в ближайший год уйдет более 110 млн. Придумали уже и лозунг: "Не болей расизмом". Повод для беспокойства у столичных властей есть.

Мэр Сергей Собянин признал, что дети мигрантов, которые идут в школу, не знают русского языка, отсюда и напряжённость. На "Русский марш" выходят в основном подростки, а в декабре прошлого года полыхнула Манежная площадь.

На социальную рекламу против расизма и перевоспитание приезжих, то есть, адаптацию мигрантов к жизни в Москве, столичные власти потратят 22 млн рублей. В школах пройдут уроки межнациональной дружбы, а за городом разобьют патриотические лагеря - это ещё 20 млн рублей. 25 млн рублей получат префектуры для проведения профилактических мероприятий под лозунгом "Подросток-неформал".

Обсуждаем эту тему с главным редактором газеты "Московский Комсомолец" Павлом Гусевым

Казнин: На ваш взгляд, возымеют действие вот эти меры – 110 млн. на рекламу?

Гусев: Я думаю, что, к сожалению, на молодежь реклама в том виде, как она сегодня существует на улице, а если мы возьмем вообще уличную рекламу сегодня по городе Москве, посмотрите, проедьте по Тверской или по какому-либо другому большому крупному проспекту, пестрит от рекламы. Вы уже давно не притягиваете свой взгляд на какую-либо конкретную рекламу, потому что ее обилие просто сегодня невообразимо. Поэтому, конечно, тем более для подростков, которые не ездят на машинах так много, эта реклама никакого значения иметь не будет. Плюс, как правильно сказал Собянин, что 25% или сколько-то вообще даже по-русски плохо говорят. И как они будут читать эту рекламу и понимать, что там написано, тоже непонятно. Это то, что касается подростков, которые приехали. Московских подростков учить, что они должны уважать приехавших, тоже очень сложно, потому что зачастую нет обратной реакции. Мне кажется, что перво-наперво надо взять, посмотреть опыт в других странах. Везде существует эта проблема – в Германии эта проблема с турецким населением, во Франции с арабским населением.

Макеева: В Германии эта проблема успешно решается.

Гусев: Я как раз и говорю – посмотреть, изучить опыт. Первое, что делают, это создают бесплатные школы или учебные заведения, которые работают в удобные часы – не утром, а в середине или конце дня, где этих молодых ребят под разным соусом приглашают их учат языку, традициям, учат обычаям. Согласитесь, в Москве у нас очень много специфических различных моментов. Посмотрите, сколько у нас всяких бывает случаев, когда наезды на пешеходных зонах. В основном, это молодежь, которая приехала в Москву – очень часто это бывает. Хотя, конечно, и другие бывают. Посмотрите, как ведут себя зачастую те ребята, которые приехали, так скажем, из дальних глухих мест на дискотеках или в кафе вечернем. Они громко говорят, хохочут, могут…

Макеева: А коренные москвичи тихо говорят?

Гусев: Нет. Они тоже.

Макеева: Может, надо всех тогда просто учить культуре поведения?

Гусев: Я не думаю. Сначала нужно, мне кажется, все-таки создавать эти базовые учебные заведения, культурные центры, как это делается и во Франции, и в Германии, где людей, прежде всего, учат языку и культуре того места, куда они приехали.

Макеева: Просто как пропагандировать слоганами рекламными межрасовую, межнациональную дружбу, когда приходит к нам накануне Дмитрий Олегович Рогозин и говорит: я националист. Говорит он, глядя в камеру.

Гусев: Мне кажется, что это, конечно, у нас очень многие политики, особенно те, кто рвутся в бой и хотят завоевать определенную часть аудитории…

Макеева: Так они завоевывают, это очень популярно.

Гусев: Они завоевывают этим, потому что у нас в обществе сложилось давно, что вот приехали – не буду называть те эпитеты, которым награждают этих людей – и здесь жрут и живут за счет нас. Ну давайте все-таки смотреть правде в глаза. Сегодня ни один коренной москвич не пойдет убирать улицы и дворовые площадки, мусор вывозить и прочее. Много ли москвичей захотят стоять и торговать на рынках зеленью? Говорят: вот там засилье. Да, там засилье. Они заняли эту нишу – ту, которая свободна и пуста. Нет там такого количества русскоязычных коренного населения Москвы, которое бы сегодня занималось бы этой черной работой. Именно черной. И посмотрите, ведь в США вы не увидите, в Нью-Йорке, чтобы улицу убирали белокожие. В основном, афроамериканцы. Чернокожие убирают. Посмотрите, кто мусор убирает в Париже. Вы найдете там хоть 5 французов парижан?

Макеева: Это агитировать не надо. Дело в том, что молодые люди довольны тем, что….

Гусев: Я не вас агитирую, я агитирую и ваших слушателей, и вообще говорю проблему.

Макеева: Они довольны, что они убирают. Они при этом хотят ими помыкать – теми, кто убирает, вот в чем проблема.

Гусев: Дело в том, что мы привыкли смотреть зачастую на тех людей, которые приехали и делают наш быт – а мы этого не замечаем – нормальным, как на неких животных. Вот люди второго, третьего, пятого сорта, и они обязаны там ковыряться. Я категорически против этого. Когда я слышу, что человек националист, я этому человеку не подаю руку больше. Я считаю, что он ведет себя… он бескультурен. Как можно быть националистом? Давайте будем националистом в великой египетской культуре. Рогозин – ноль без палочки в полном смысле в культуре, если сравнить то, что сделали 4 тысячи лет назад, когда в России одни леса и болота были, в Египте уже была высочайшая цивилизация. И что, мы будем на приехавших сюда арабов говорить, что это низшего качества люди?

Макеева: Больше скажу. Дмитрий Олегович сказал, что он встречался с премьер-министром, и что премьер-министр, по его глубокому убеждению, тоже националист. Что делать? На 110 млн. рублей мы сможем справиться?

Гусев: Я не верю в такие слова абсолютно. Я не доверяю. Это все политические игры.

Макеева: По поводу политики. Мы, конечно, Павел Николаевич, вас, как человека осведомленного не можем не спросить о том, что вы думаете по поводу дальнейшей политической судьбы Юрия Михайловича Лужкова. Он газете «Московский комсомолец», единственному изданию, дал комментарий по поводу слухов о его депутатстве будто бы скором. Что вы думаете – действительно вернется?

Гусев: Он давно все четко ответил. Во-первых, насколько я понимаю, сегодня в Международном университете он был на защите своих дипломников, там дипломы защищали. Я, кстати, тоже декан факультета журналистики этого же университета, и тоже сегодня мы дипломы там принимали у журналистов. У него, прежде всего, насколько я понимаю, большой интерес, действительно реальный, к науке и к тому, чтобы писать книги. Я знаю, он готовит книги. А насчет политики я не верю, что он появится в политике. Вот не верю я, что Лужков войдет в активную политическую жизнь. Я не вижу сегодня реального места для политика Лужкова, могу честно вам сказать. вспомните, насколько был Горбачев и популярен, и нелюбим. Там все было в Горбачеве. Когда Горбачев сделал попытку вместе с Гавриилом Поповым создать социал-демократическую партию, эта попытка полностью провалилась. Казалось бы – два великих, известнейших человека, один – перестройка, другой был лидером демократического движения, возглавлял тогда в парламенте, или как называлась первая наша Дума самая активная, он возглавлял вместе с Собчаком, с Ельциным демократическое движение. Казалось бы – все карты в руки, а они одного процента, по-моему, даже не набрали. Лопнуло все. Есть, к сожалению, реалии. Сегодня политик Лужков ушел. Вернуться на Олимп практически невозможно..

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия