Губернатор Мень: в покупку Тарковского я вложил свои деньги

Здесь и сейчас
29 ноября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Архив Андрея Тарковского был выкуплен на торгах Sothebys на 1.3 миллиона фунтов. На наследие великого режиссера – в частности, на покадровые сценарные разработки, фотопленки, аудиозаписи – претендовали 22 покупателя, среди которых был датский режиссер Ларс фон Триер, но бумаги и артефакты были приобретены официальным представителем Ивановской области для Музея Тарковского в селе Юрьевец.

Один из самых интересных предметов архива — письмо, адресованное Леониду Брежневу, в котором Тарковский просил разрешить ему работать в СССР и допустить к показу на родине его запрещенные фильмы. Губернатор Ивановской области Михаил Мень утверждал, что возвращение архива было делом чести, бюджетные деньги области не использовали, а на покупку наследия Тарковского были собраны средства меценатов.

Мы решили спросить его об этом лично.

Писпанен: Вы купили за один с лишним миллионов фунтов. Не так давно этот же самый архив продавали за 30 тысяч долларов.

Мень: Кто это вам сказал?

Писпанен: Владелец этого архива.

Мень: Когда человек обогатился за счет достояния страны, и когда к этому человеку начинают люди из культурного сообщества предъявлять различные претензии, человек пытается оправдаться, и следов никакой переписки ни с кем из российского киносообщества не замечено. Я семь лет работаю губернатором Ивановской области, семь лет мы проводим вместе с вашим телеканалом фестиваль «Зеркало» имени Андрея Тарковского. Никаких предложений к нам не поступало. Поверьте, если бы нам поступило предложение без всякого аукциона приобрести для нашего музея такой архив, конечно, мы бы его приобрели.

Писпанен: Может, она напрямую вам не предлагала. Вы знаете эту женщину, вы знаете, что у нее в руках был этот архив? Вы сами-то ей предлагали выкупить у нее?

Мень: У нас информация об этом архиве официальная появилась буквально за месяц до того, как она выставила его на аукцион.

Лобков: А где он был?

Мень: В Европе у нее, она живет в Европе, у нее было недопонимание с семьей Тарковского, семья тоже считала, что она должна была передать свое достояние назад России. Но она приняла такое решение, давайте не будем ее осуждать.

Писпанен: Я просто заинтересовалась, если можно было выкупить за 30 тысяч долларов, как он говорит.

Мень: Вы серьезный телеканал, серьезные журналисты. Ну что значит, кто-то по телефону что-то сказал. Вы спросите, где переписка, где обращение. Ничего нет. Это просто попытка реабилитироваться, когда человек заработал огромные деньги на базе того, что ему принадлежит условно. Чтобы не стать персоной нон грата, она теперь оправдывается.

Писпанен: А как вы собирали эти деньги? Сумма-то большая.

Мень: Сложно. Предприниматели, не только ивановские, но и московские, те, кто понимают, насколько важно это наследие сегодня для страны – ведь на самом деле, Тарковский недооценен, если говорить о мировых киношколах, два наших режиссера, на которых учат молодых режиссеров в мире, это Эйзенштейн и Тарковский. Был такой мощный интерес, 22 участника, трое участников вышли на финишную прямую – Ларс фон Триер, предприниматель из Латвии, который хотел приобрести его не с коммерческой точки зрения, у них тоже проходит фестиваль Тарковского, они хотели оставить его для Латвии, и мы. Мы не имели права отступить, мы должны были играть до конца, вернуть в Россию это наследие.

Писпанен: Вы знали, что помогут друзья-предприниматели? Или у вас была определенная сумма?

Мень: Я прекрасно отдавал себе отчет, что если я по согласованию с Министерством культуры взял на себя такую ответственность, как руководитель региона, где родился Андрей Тарковский, где находится его дом-музей, я не могу допустить того, чтобы архив остался в другой стране.

Лобков: А свои личные деньги вкладывали?

Мень: Вкладывал, я вкладывал средства, полученные от гонораров книг моего отца.

Писпанен: Мы не налоговая, можете не оправдываться.

Мень: Я не оправдываюсь, я принципиально говорю, что часть средств, которые недавно получила наша семья от гонораров за книги моего отца Александра Меня. Мой отец учился в одной школе с Андреем Тарковским, они были знакомы, это наш семейный будет вклад.

Лобков: Документы, которые сейчас выкупили, были в мировом культурном обороте, или они лежали под спудом, и их публикация сейчас может многое открыть, скажем, в творческом методе Тарковского, в том, как он придумывал свои фильмы?

Мень: Основные вещи не было опубликованы, а аудиовизуальные материалы вообще никем не разбирались, не анализировались. Нам предстоит очень серьезная работа, мы также договорились с Министерством культуры, что нам окажут методическую помощь, помощь архивистов, мы будем этим заниматься очень серьезно. Я хотел добавить, я прагматик, я рассматриваю для себя и для региона с точки зрения развития региона, развития туристического потенциала, потому что Юрьевец – город в очень сложном экономическом состоянии. В 50е годы он был затоплен наполовину. В советские годы там работали предприятия, которые сейчас не работают. Единственное, на что мы можем опираться в развитии этого небольшого города, это туризм. Опыт у нас такой есть, вы знаете город Плес, который мы раскрутили до серьезного туристического центра. Я думаю, теперь весь мир после этого аукциона знает о том, что есть такой город, что есть музей Тарковского.

Писпанен: Вложились в имидж, молодцы.

Мень: Если б мы заказывали у какой-нибудь международной компании раскрутку нашего региона как региона с туристическим потенциалом, стоило бы дороже, но эффект был бы хуже.

Лобков: С нетерпением ждем публикации этого архива, по которому, может, молодые кинематографисты будут учиться.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.