«Центр устраняет прошлые ошибки». Почему уже третий губернатор теряет должность и кто может стать следующим

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Глава Северной Осетии Вячеслав Битаров ушел в отставку, указом Владимира Путина врио губернатора назначен Сергей Меняйло — полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе. Это уже третья отставка губернатора за последние три дня. 8 апреля ушел с поста губернатор Ульяновской области Сергей Морозов, а 7 апреля Путин отправил в отставку главу Тувы Шолбана Кара-оола. 

Политолог Александр Кынев отмечает, что у всех трех глав этих регионов были проблемы. Так, для Морозова существовала угроза поражения в грядущих выборах, тем более, что и пять лет назад он избрался с большим трудом. В случае с Тувой и Северной Осетией речь идет о внутренних конфликтах. 

Битаров сильно выделялся среди прочих российских губернаторов. Кынев отмечает, что большая их часть — люди, которые строили административную карьеру в разных органах, министерствах и корпорациях, тогда как Битаров —бизнесмен. При этом главой региона он стал скорее случайно — будучи на посту главы правительства Северной Осетии как представитель одной из крупнейших бизнес-групп, он де-факто стал губернатором после кончины своего преемника, из-за отсутствия очевидных кандидатур на этот пост, сначала временным, а потом и постоянным. 

«С того момента, как он возглавил Северную Осетию, вся его кадровая политика в основном строилась исключительно на бывших партнерах по его же собственной бизнес-корпорации, компании „Бавария“, это опять же для российских регионов очень нетипично. То есть история, когда губернатор целиком почти администрацию формирует из представителей какой-то бизнес-группы — ну это все истории 90-х, начала 00-х годов», — пояснил Кынев.

Такое положение дел, по словам политолога, вызывало недовольство других элитных групп в регионе. По этой же причине в прошлом году в регионе были протесты в связи с коронавирусными ограничениями, так как компании, связанные с Битаровым, продолжали работу в обычном режиме, в отличие от остальных.

Расшифровка разговора:

С нами на связи политолог Александр Кынев. Александр, добрый день.

Добрый день.

Александр, чем эта обусловлена отставка, есть у вас какое-то понимание?

Смотрите, мы наблюдаем пакет из трех регионов: Тыва, Ульяновская область и Северная Осетия, у всех трех глав были проблемы, но они как бы разного рода и вида. Если, скажем, в случае с Ульяновской областью была очевидной угроза поражения на выборах, которые должны быть в сентябре этого года, там плановая была кампания, Сергей Морозов и пять лет назад избрался с большим-большим трудом, поэтому были большие риски, что победят коммунисты, то в случае с Тывой и Северной Осетией, скорее речь идет о внутренних конфликтах, которые в регионе периодически, скажем так, продуцируют негативный информационный фон и скандалы.

Господин Битаров, надо сказать, очень не типичный для современных российских регионов губернатор. Чем он не типичен, сегодня львиная доля губернаторов это такие службисты, то есть люди, которые делали административную карьеру в разных органах, где-то в министерствах, в корпорациях и так далее. Сегодня среди губернаторов практически нет бизнесменов, а Битаров человек из бизнеса, причем частного бизнеса.

Он во многом стал главой региона случайно, когда был назначен после ухода Таймураза Мамсурова, Тамерлан Агузаров, бывший судья, он был назначен главой правительства Северной Осетии именно как представитель одной из крупнейших бизнес-групп, это корпорация «Бавария». Основа этой корпорации это пивзавод, плюс это довольно крупный в регионе землевладелец. И когда Агузаров через некоторое время скончался, в тот момент возник вакуум, не было очевидного преемника, и как второе лицо в регионе Битаров стал де-факто сначала временным главой региона, а потом и постоянным.

Надо сказать, что за эти годы, с того момента, как он возглавил Северную Осетию, вся его кадровая политика в основном строилась исключительно на бывших партнерах по его же собственной бизнес-корпорации, по компании «Бавария». Это опять-таки для нынешних российских регионов очень нетипично, то есть история, когда губернатор целиком почти администрацию формирует из представителей какой-то бизнес-группы, это все истории там девяностых, начала нулевых годов. А вот в Северной Осетии это получилось сейчас, в этом смысле это был такой регион-исключение.

Обычно как бы администрации строятся в регионах по принципу все сестрам по серьгам и доминируют службисты, а здесь доминировали люди как бы тесно лично связанные, когда-то работавшие там и так далее. Это, естественно, вызвало недовольство других элитных групп в регионе, это одна из причин того, почему в Северной Осетии год назад произошли известные публичные акции протеста по поводу коронавирусных ограничений, там один из аргументов заключался именно в том, что компании, которые связаны с Битаровым, спокойно работают, а остальных, значит, там государство прессует и требует выполнять какие-то карантинные меры. Это частный случай…

Это частный случай.

Который, тем не менее, демонстрирует общий стиль политики Битарова, когда есть глава региона, есть связанная с ним группа, есть друзья-родственники, которые занимают ключевые посты, и есть все остальные.

У меня сейчас вопрос к вам. В общем-то он всегда задается, когда убирают местного и назначают пришлого. Вот в данном случае это и происходит, я правильно понимаю? С какой целью это делается?

Я думаю, что это реализация такого дагестанского варианта, когда после замен ряда представителей локальных элит, в итоге был назначен один генерал, а потом другой, сейчас там господин Меликов. Это попытка, видимо, вот в этой борьбе постоянной североосетинских элит друг с другом назначить человека со стороны, такого как бы равноудаленного, условно говоря, от местных кланов.

Но я не уверен, что господин Меняйло по своим прошлым политическим постам является фигурой, которая годится для разруливания сложных конфликтов. И в Севастополе, мягко говоря, его губернаторство было крайне неудачным и очень конфликтогенным, да и на посту полпреда в Сибири в общем-то никаких достижений господин Меняйло за эти годы не достиг. Поэтому, мне кажется, что это такое очень странное назначение человека, который очевидно никаким таким мастером компромиссов, переговоров не является. Возможно, Меняйло хотели куда-то передвинуть, и вот передвинули на Северную Осетию непонятно зачем, я не вижу, скажем, в данной конкретной фигуре никакого политического смысла в данном конкретном регионе.

Александр, и последний вопрос. Вот эта череда отставок, она продолжится, как вы считаете? Особенно учитывая, что это выборный год, впереди выборы в Думу в сентябре, что еще можно ожидать от регионов?

Смотрите, сейчас апрель. Обычно как раз отставки всегда заканчиваются где-то до начала избирательной кампании, с тем, чтобы у новых глав было время подготовиться. Хотя в Северной Осетии прямых выборов нет, там главу избирает парламент по представлению президента, поэтому там как бы все равно угрозы никакой нет и не будет.

Но есть еще, конечно, проблемные точки, есть список тех глав, на которых у центра давно зуб, которых они давно бы хотели убрать. Конечно, в первую очередь это те регионы, где победили кандидаты вопреки кремлевской воле, это Валентин Коновалов, Хакасия, и это Владимир Сипягин во Владимирской области, поэтому и там, и там периодически возникают как бы слухи про уход. Но с другой стороны, скажем, Хакасия регион электорально не значимый, то есть там менее четырехсот тысяч избирателей, он не делает погоды, а вот политического символизма, если увольнять Коновалова, будет намного больше, и это как раз будет лишним аргументом, например, с точки зрения радикализации публичного имиджа КПРФ.

Сипягин вроде бы тоже предельно лоялен, хотя его, конечно, в регионе постоянно пытаются со стороны заксобрания, контролируемого «Единой Россией», то там кольнуть, то там кольнуть, у него постоянно кадровая чехарда там и так далее.

То есть, скажем так, какого-то большого смысла электорального я во всем этом не вижу, это, скорее, из области психологии, центру хочется продемонстрировать жесткость, показать, что вот все там сбои, когда кто-то где-то не так избрался, устранены, в те регионы, в которых можно проиграть в этом году, заранее поставить нужного кандидата, как в Ульяновске.

То есть заранее они готовятся, вычищают эту территорию целиком, чтобы везде были правильные руководители?

С одной стороны, показывают, что все прошлые ошибки устранены, и те, кто избрался вопреки, вот они, убраны, то есть не смейте впредь, это такой назидательный характер носит. С другой стороны, те, где могут проиграть в этом году, типа Ульяновска, меняются заранее, исходя из того, чтобы там тоже не оказаться в ситуации символического поражения, за которое кто-то будет отвечать.

То есть это все подготовка, естественно.

А что касается Северной Осетии и Тывы, эта история не про выборы, это история про негативную информационную повестку, чтобы и скандалов было поменьше, и из тех регионов, откуда эти скандалы идут, давайте тоже там это как-то купируем, пускай будет какая-то тишина, покой, и скандалов будет поменьше на период выборов.

Стало понятнее немного то, что происходит. Спасибо.

Фото: kremlin.ru

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Алексей Чиков

    Томск
    23.10.2021

    Хочу получать правдивую информацию...

    Помочь
  • Елена Русанова

    Санкт-Петербург
    24.10.2021

    Активная жизненная позиция всю жизнь. У меня АНО, замученное налогами и отказом в помощи. За многолетнюю работу в области культуры никогда не получала никакой благодарности от власти, которая ими пользовалась.

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде