«Грузинская мечта» сбывается: Тбилиси ассоциируется с ЕС без отмены виз, но с независимостью от Москвы

Здесь и сейчас
30 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Грузия, казалось бы, уже давно и бесповоротно выбравшая для себя путь на Запад, только сейчас совершила свой первый реальный шаг по интеграции с Европой. О том, почему на переход от политического решения к формальному понадобилось так много времени, — Карина Орлова.

Орлова: Началом сближения Тбилиси с Европейским Союзом можно считать распад Советского союза. Уже первый президент Грузии Звиад Гамсахурдия, сразу после провозглашения независимости республики, заявлял о том, что стране надо двигаться в сторону Европы.

Успешные шаги в этом направлении делал и Эдуард Шеварнадзе в первые годы своего правления. Однако гражданская война в Грузии при отсутствии политической и военной поддержки Запада заставила Шеварнадзе пересмотреть внешнеполитической курс в пользу России. В результате в 1993 году Грузия вступила в СНГ, и на 10 лет о сближении с Европой ей пришлось забыть.

Тут, правда, надо отметить, что и сам Европейский Союз в 90‑ые годы сосредоточился на интеграции стран Восточной Европы, которые считал частью европейской цивилизации. В итоге новые приоритеты во внешней грузинской политике четко расставил Михаил Саакашвили: в 2004 году он стал президентом, и тогда же Тбилиси подписал План действий в рамках «Европейской политики соседства». В результате была создана комиссия по выработке рекомендаций правительству Грузии в области необходимых реформ. А в кабинете министров появилась новая должность — государственный министр по вопросам евроатлантической интеграции.

Далее на протяжении нескольких лет Михаил Саакашвили обозначал временные сроки вступления Грузии в Евросоюз, каждый раз, правда, ошибаясь. Но ЕС пошел на существенный шаг и в 2009 году создал Восточное партнерство. Главной целью его стало  сближение ЕС с шестью странами бывшего СССР: Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Молдавией, Украиной и Грузией.

Каха Кукава, лидер партии «Свободная Грузия»: Если обсуждать этот вопрос концептуально, что подавляющее большинство грузин, конечно, поддерживает сам процесс евроинтеграции и сближение Грузии с Евросоюзом. Однако, текущий документ, который сегодня парафировали, это может прозвучать парадоксально, но этот документ конфиденциальный, его пока еще не опубликовали. Поэтому ни политики, ни обыкновенные граждане ничего не знают о том, что именно мы подписали. Лишь может быть правительство Грузии или наши европейские партнеры как бы пытаются преподнести это обществу Грузии как важный исторический перелом. 

Вопрос евроинтеграции — один из немногих, по которому совпали мнения правящей коалиции «Грузинская мечта» и партии экс‑президента Михаила Саакашвили. В то время как в Вильнюсе грузинская делегация во главе с Георгием Маргвелашвили парафировала соглашение об ассоциации с ЕС, член партии Единого национального движения Давид Дарчиашвили горячо приветствовал подписание документа. 

Давид Дарчиашвили, депутат парламента Грузии, председатель парламентского комитета по вопросам евроинтеграции: Чисто экономически европейский рынок более обширный и богатый рынок. Там и население в 3-4 раза больше и богаче гораздо больше, чем в России. Если чисто прагматически относиться к этому. Кроме экономики, важность политики нельзя преуменьшать, потому что политика – это сфера, где принимаются решения, как конкретному социуму жить. И в этом плане связь с Европейским Союзом качественно больше свободы дает и больше демократии, чем связь, извините меня, но с Москвой. 

 Россия в преддверии саммита ЕС в Вильнюсе не ставила Грузию перед выбором и вообще никак не комментировала выбор Тбилиси. Министр иностранных дел страны Майя Панджикидзе заявила, что даже если Москва вновь запретит ввоз грузинской продукции, Грузия все равно справится с ситуацией. Хотя от сближения с ЕС экономические выгоды Тбилиси получит в отдаленной перспективе, считает бизнесмен и политик Каха Бендукидзе. 

Каха Бендукидзе, предприниматель, экс-министр Грузии по координации экономических рефоре: Я думаю, что и у соглашения об ассоциированности с Евросоюзом, и у соглашения о свободной торговли есть два измерения – экономическое и политическое. Мгновенного и какого-то чудесного экономического эффекта, конечно, ожидать не следует, это было бы наивно. Это как бы такое долгосрочное открытие дверей в Евросоюз. А что касается политического, мне кажется, это очень важно, потому что мы тем самым еще больше укрепляем свое направление движения в сторону Европы, в стороны НАТО. Противников интеграции Грузии в Европу маргинально мало, может быть, 15 процентов. 

Сегодня в литовской столице состоялось парафирование соглашения об ассоциации с ЕС — то есть предварительное подписание документа. Тбилиси надеется, что окончательно соглашение будет подписано в сентябре 2014 года. Что касается, например, либерализации визового режима ЕС с Грузией, то пока до этого далеко: грузинской стороне предстоит выполнить двухфазный план, который касается законодательных изменений и проведения реформ по управлению границей, миграции, правам человека и другим направлениям.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.