Григорий Мельконьянц, наконец, нашел самые честные выборы в России

Здесь и сейчас
19 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В Омске на выборы мэра пришло 150 тысяч человек – это 17% жителей города с правом голоса и абсолютный минимум за последние 20 лет. Почему в городе-миллионнике, где еще недавно мэром хотел стать Илья Варламов, население охладело к политике, обсудили с заместителем исполнительного директора ассоциации «Голос» Григорием Мельконьянцем по прямой связи из самого Омска.

В Омске прошли, кажется, самые честные выборы за последнее время. Там вчера выбирали мэра. Наблюдать за ходом голосования в город приехали шесть с половиной тысяч наблюдателей, в том числе из Москвы. А вот на участки в результате пришло рекордно мало людей – всего 150 тысяч человек. Это 17% жителей города с правом голоса, и это минимум за последние двадцать лет.

Из этих 17% за кандидата от «Единой России» Вячеслава Двораковского проголосовал каждый второй. Ближайший преследователь бывшего спикера местного парламента, коммунист Виктор Жарков – у него чуть меньше 30% голосов. Теоретически, оппозиция в Омске могла победить кандидата от власти, если бы объединилась. Но, по словам опрошенных нами экспертов, в Омске слишком большие разногласия в рядах борцов с «Единой Россией».

Итоги выборов обсудим с заместителем исполнительного директора ассоциации «Голос» Григорием Мельконьянцем. Он также был наблюдателем в Омске и сейчас с нами на прямой связи по Skype. 

Казнин: У нас на прямой связи заместитель исполнительного директора ассоциации «Голос» Григорий Мельконьянц. Вот вы говорили о том, что это были одни из самых честных выборов в Омске за последнее время, а, например, в официальном письме в адрес нашего телеканала представители коммунистов Омска сказали, что это были самые нечестные выборы, и что такого не было там давно. Поясните.

Макеева: Я даже процитирую: такого беспредела на выборах не было никогда, поверьте, мы «отличились» на всю Россию. Коммунисты описывают, как по городу ездили автобусы кампании, владеет которой избранный мэр-миллионер, как они пишут, Двораковский, с круизным голосованием. Как мы боролись, - пишут они, - отбивались от сговора всех 6-ти фактически купленных ЕдРом кандидатов, – конец цитаты. Вы что-нибудь такое заметили в Омске?

Мельконьянц: Вы знаете, я думаю, что это политическое заявление, потому что мы достаточно серьезно подошли к наблюдению «Голосом», мы закрыли порядка половины избирательных участков Омска. У нас был большой call-центр развернут, где другие группы наблюдателей тоже сообщали информацию, и мы все проверяли. К счастью, вот таких автобусов у участков ни нами, ни правоохранительными органами зафиксировано не было, поэтому мы сегодня на пресс-конференции сделали заявление, что день голосования мы оцениваем, ассоциация «Голос», как прошедший в соответствии с законом.

Безусловно, были отдельные процедурные нарушения, и вы сами знаете, как «Голос» достаточно пристально и очень критично относится к возможным или фактическим нарушениям. Но вот если мы не зафиксировали серьезных фактов нарушений, то как бы нет и нет.

Были различные процедурные моменты при подсчете голосов, когда не соблюдалась поэтапность работы со списками избирателей, с гашением бюллетеней, с бюллетенями самими. Но, к счастью, это все не повлияло, на наш взгляд, на результаты выборов. И это, в принципе, тот результат, который как проголосовали избиратели Омска.

Макеева: Наблюдали вы когда-нибудь такое, скажем так, равнодушие граждан к голосованию? Все-таки 17-ти процентная явка – это что-то, прямо скажем, удивительное, или прецеденты были?

Мельконьянц: Понимаете, здесь не только 17%, если взять от общего количества избирателей, чуть больше 8% избирателей Омска проголосовало. Это вообще ничтожное количество, очень маленькая цифра. Были примеры, безусловно, когда избирателям не были интересны выборы, и, соответственно, выборы проходили и без какого-то активного административного ресурса, что, в принципе, здесь и было, потому что власть не была особо заинтересована в какой-то популяризации этой компании, в связи с тем, что всегда приходят нужные группы административно зависимых избирателей.

Поэтому у избирателей, во-первых, не было интриги. Вы же понимаете, здесь выборы в один тур, так что если бы был второй тур, здесь бы была через 2 недели еще одна кампания, и тогда люди понимали, ради чего они идут. Кандидаты, как вы уже ранее сказали, оппозиционно никак не объединились, поэтому интриги не было, люди не пришли, период отпусков, неверие в собственные силы. Вот это все в целом, все эти факторы, они сыграли роль, что вот такая низкая явка была.

Но при этом, это были одни из, на мой взгляд, самых высокотехнологичных выборов как со стороны организаторов выборов, так и со стороны наблюдателей, потому что 99 участков были оснащены КОИБами, другие участки все были оснащены прозрачными ящиками для голосования, практически на всех участках были установлены веб-камеры.

И, по сути, мы присутствовали при рождении нового вида наблюдения, это веб-наблюдатели, когда в Санкт-Петербурге более 40 человек сидели, наблюдали за теми процедурами на участках, которые там комиссии осуществляли. И что самое важное, они координировали свои усилия с наблюдателями физическими, которые были непосредственно у нас в штабе, и удавалось мобильные группы направлять на те участки, где возникали какие-то проблемы. И мы сейчас надеемся, что если эти камеры будут в дальнейшем тоже использоваться, то вот эта группа таких веб-наблюдателей, которые не могут перемещаться по регионам, но могут тратить время в воскресенье, из дома смотреть и по какой-то там методологии контролировать выборы, это здорово.   

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.