Госдума научит россиян пить крымское вино. Новый закон приняли за 2 недели

Здесь и сейчас
10 июня 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня Госдума в первом чтении приняла законопроект о поддержке российского виноградарства. Вслед за туристической индустрией Крыма российские власти спасают и винодельческую – за прошедшие с присоединения полуострова месяцы продажи вина упали на 90 процентов. Как чиновники собираются прививать вкус к Массандре?

Крым присоединили 18 марта, а спасать Крымское вино начали уже начали 27-го марта. Тогда власти собрали на совещании крымских виноделов (компании «Легенды Крыма», «Новый Свет», «Массандра») и крупнейших российских ретейлеров («Ашан», «Дикси», Metro, «Магнит», «Окей»,  «Лента», Х5 Retail Group). Торговые сети чиновники попросили выделить полки крымским винам,  бизнесмены не возражали, но на деле, не помоги.

Это был только первый шаг к спасению. Через 2 недели виноделы написали коллективное письмо Борису Титову,  уполномоченному при президенте  по правам предпринимателей, раньше он был гендиректором завода «Абрау Дюрсо». Крымские виноделы просили поддержать отрасль,  ведь в связи с присоединением к России, украинский и европейский рынки для них оказались закрыты.  В частности, они предлагали вернуть закон, который действовал в Украине. Он позволял оставлять НДС и получать льготы и преференции тем предпринимателям, которые делают вино из собственного винограда. Акцизы на сухое вино были ниже в 100 раз, а на крепленое в 5-6 раз. Но и это еще не все преимущества, которые виноделы потеряли.

Судьба крымских виноделов решалась на заводе «Абрау Дюрсо». На совещании согласовали список мер по спасению крымских виноделов, а заодно и спасли российских. Первое. Разрешат рекламировать российское вино. Второе. В России установят минимальную цену, скорее всего этот будет 80 рублей за бутылку тихого и 120 за бутылку игристого. Третье. Государство будет субсидировать новые виноградники. Четвертое, и самое важное, виноделы теперь будут относиться к Минсельхозу, а не к Росалкогольрегулированию, а, это значит, что правила лицензирования станут проще, каждый сельхозпроизводитель получит право производить и продавать вино из собственного винограда. И вообще, станет легче жить.

С момента правительственного совещания в «Абрау Дюрсо» под руководством премьер-министра Дмитрия Медведева не прошло и двух недель, а принятые на нем решения Госдума уже начала претворять в жизнь. Сегодня были приняты в первом чтении поправки в закон о госрегулировании алкогольной продукции. Это первый шаг на пути к реализации плана, принятого во время встречи. Который не только облегчит жизнь крымским виноделам, но и реализует давние мечты алкогольных лоббистов.

Кремер: Скажите, как стимулировать россиян к покупке крымского вина, что вы будете делать? Есть ли какие-то трения между депутатами по этому вопросу? И как это совмещается с борьбой по употреблению алкоголя в нашей стране?

Звагельский: Трений я особых не видел. Что касается фразы, которую я услышал до этого, по поводу лоббизма, то здесь это не очень уместно. Лоббизма в его российском варианте здесь нет, здесь установлен статус-кво. Если мы хотим себя причислить к странам, которые производят хорошее вино, то мы должны играть по тем же правилам, мы должны давать преференции отечественным производителям, открывать им дорогу. Потому что не секрет, что сегодня производство вина из российского винограда, куда входит сейчас и Крым, это в большей степени такое хобби дорогое или меценатство. На самом деле как бизнес российское виноделие сегодня не существует. Открывается дорога этим законопроектом не только крымчанам, они просто в числе тех виноделов, которые должны сегодня с получением этого закона начать работать и стать конкурентоспособными, для чего это и делается.

Лобков: Получается, что, тем самым, мы признаем, что украинское законодательство в отношении винной продукции крымской было либеральнее и больше позволяло производителю, что российское, что на Украине была более либеральная система регулирования производства и продажи вина.

Звагельский: Если мы сегодня не в очень хороших отношениях с Америкой, это не значит, что надо говорить, что там все плохо. Если у нас проблемы с Украиной, мы тоже не можем говорить, что там все плохо. Это касается не только вина, поддержка всех сельхозпроизводителей на Украине была на голову выше поставлена именно с точки зрения адресной помощи, чем на сегодняшний день в России. Это действительно так, это никто не скрывает.

Поскольку основной источник дохода из сельхозпродукции в том же Крыму было как раз виноделие, то абсолютно понятно, что виноделы сегодня ждут от России подобного же, потому что первый шок, который они испытали, когда влились в дружную семью российских виноделов, это высочайшие акцизы по сравнению с украинскими. Насколько это правильно, мы тоже стараемся это нивелировать и будем стараться уже поправками вводить именно нулевой акциз для тех производителей, которые делают вино из российского винограда, а компенсировать выпадающий доход из бюджета как раз поднятием акцизы на винные напитки и прочие напитки…

Лобков: Я сразу про прочие, потому что когда турист приезжает в Крым, первое, что ему попадается, - это прочее. Прочее выглядит обычно как подслащенная жидкость темно-красного цвета с большим содержанием сахара и, возможно, картофельного спирта. И это продается фактически на каждом углу в Крыму. Это, возможно, издержки либерализма. Это исчезнет с проникновением могущественных российских ведомств в Крым?

Звагельский: Мы, наверное, в разном Крыму с вами были, потому что на самом деле качество среднего продукта в Крыму выше намного, чем качество среднего продукта, если мы говорим о вине, в России. То, что крымчане называют сейчас винным напитком, и мы вынуждены называть, это как раз их традиционные крепленные вина, типа Массандры и всего остального, которые не очень дорогие, но они достаточно качественные. Вот у нас под видом этих крепленных вин делается то, что вы назвали подслащенное, и иже с ним. Поэтому, естественно, сегодня, как вы выразились, вливаясь в наши могущественные ведомства, крымчане получат как раз более жесткое регулирование.

Я думаю, что даже то небольшое количество среднего по качеству продукта у них исчезнет. И они это признают, потому что мы с ними в плотном контакте, и они говорят, если в будущем система либерализации винного производства в России будет, то, конечно, их это устроит. Давайте положим руку на сердце, не крымчан, а свою, и поймем, что при всех минусах российской системы дотации субсидий и помощи виноделам крымчане получают сейчас огромнейший рынок сбыта, которого у них в принципе не было, потому что Украина потребляла мало, потребляла дешевый продукт. И с учетом того, что творилось на Украине по бизнесу, какую мзду он платил за свое существование, я думаю, что жаловаться сейчас крымчанам не на что, что они и подтверждают при многочисленных встречах.

Кремер: Вы говорите, что Украина потребляла мало, а в России, как известно, сильно пьют. Как эта либерализация законодательства совмещается с борьбой с пьянством, которая в России сейчас идет?

Звагельский: Вы сравниваете велосипед и iPad, это совершенно разные вещи. Мы не говорим о том, что мы каким-то образом делаем сейчас так, чтобы люди стали пить больше. Мы делаем так, чтобы люди могли отличить нормальное вино от той подделки, которая заполонила наш рынок. На самом деле, Россия – уникальная страна, одна из немногих стран, которая потребляет и производит много вина, но при этом абсолютно в нем не разбирается. Покупается не качество, покупается этикетка, на которой написано «Франция», «Италия» и «Испания», при том, что это обычные столовые вина, в лучшем случае очень среднего качества. По такой же цене российские производители не могли продаваться, потому что это Россия, потому что изначально отношение к российскому вину - это совсем какой-то ужас.

В том числе есть в этом законопроекте, что мы сейчас постараемся международными правилами привить потребителю понимание, что он пьет, когда мы вводим термины вина географического происхождения, вина места происхождения, мы как раз вводим понятия тех же апелласьонов. При правильной пропаганде, я думаю, если человек захочет выпить вина и заплатить за него деньги, он должен понимать, что он пьет и за что он платит. Здесь никакой пропаганды нездорового образа жизни и вливания в человека лишних литров вина, конечно, не происходит. Но сам факт того, что люди, может, будут пить не меньше, но перейдут с крепкого алкоголя на вино, тоже не так уж плох. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.