Глеб Павловский: узнаём, что правительство существует, когда министра обороны застали в чужом алькове

Здесь и сейчас
26 ноября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
На фоне слухов о болезни Путина, премьер Дмитрий Медведев неожиданно не исключил своего возвращения на президентский пост. По словам Медведева, многое будет зависеть от состояния его здоровья, а также других факторов.

«Никогда не говори «никогда», – заявил Медведев в интервью французским журналистам. И опроверг пословицу о том, что в одну реку нельзя войти дважды: «Я уже однажды входил в эту реку. Почему бы не войти в нее еще раз».

Что это – подготовка к очередной рокировке? Обсудили с наши гостем студии – политологом Глебом Павловским.

Казнин: Как вы расценили слова Медведева?

Павловский: Никак. Это ритуальная формула. Медведев повторяет ее всякий раз, когда его спрашивают об этом, особенно иностранные журналисты. Почему-то иностранным он чаще отвечает на этот вопрос, чем российским. Он подает ее в таком философском разрезе, что трудно спорить: все может произойти из того, чего мы не ждем. А этого мы точно не ждем. Мне трудно представить, что есть в стране люди, которые ожидают, что премьер Медведев пробудет им еще пять лет, и после этого узнает, что президент Путин решил остаться еще на один срок. В одну реку нельзя войти дважды, но можно четырежды.

Писпанен: Многие политологи после громких заявлений премьера Медведева о баснословных штрафах за езду в пьяном виде за рулем заговорили о падении его имиджа. Можно сейчас говорить об имидже Медведева?

Павловский: Почему нет? Медведев занимает вторую должность в стране. Должность председателя правительства – сильная. Проблема в том, что он занимает такое сильное поле такими слабыми средствами. Он даже не высказывается по поводу происходящего с властью: эти полгода мы не слышали комментариев Медведева к происходящему. Правда, когда прошло уже достаточно много времени, он сказал в такой загадочной формулировке, что, пожалуй, Pussy Riot могли бы и не сидеть в тюрьме. Пройдет еще полгода, и он может сказать, что, пожалуй, не стоило в Копейске пытать заключенных. Трудно спорить с ним.

Писпанен: Он много высказывается о дорожных проблемах, о привязке номера к мобильному оператору и так далее. Насколько его заявления соответствуют его политическому масштабу?

Павловский: В том числе, и это находится в его компетенции, хотя по этим вопросам могли бы высказываться и министры, это не его уровень. Проблема в другом: он не высказывается в целом о деятельности правительства. Как будто правительства нет. Когда я проезжаю мимо Белого дома, горит не только окошко Дмитрия Анатольевича, люди работают. Но есть ли в стране правительство? У многих появляется этот вопрос, что усиливает атаки на Медведева. Иногда справедливые, иногда нет. Потому что в политике нельзя держать такое сильное место, ничего не предпринимая.

Казнин: Есть ощущение, что у части общества, что бы теперь ни заявил Медведев, то это вызовет скепсис.

Павловский: Это определенная часть общества. У нее есть полное законное право не голосовать вообще: не ходить на выборы и проявлять скепсис. Электоральный рейтинг у Медведева есть, он, конечно, тесно связан с Путиным и его поддержкой. Как только она прекратится, тут возникнут проблемы. А конфликтов он избегает.

Писпанен: Вам кажется, поддержка потихоньку прекращается? Даже Прохоров делает заявления против Медведева, мол, пусть сначала тот заплатит такие штрафы…

Павловский: Премьер может поспорить, но унизительно, когда премьер не может поспорить. Почему активизируется Прохоров? Невозможно длинный президентский срок распадается неизбежно на две части. В этой первой части речь не идет ни о президентских выборах, ни о общенациональных, идет речь о правительстве. Ближайшая мишень для всех действующих политиков – это премьер, может быть, еще Москва. Конечно, самая слабая сейчас позиция – позиция премьера.

Казнин: Правительство под ударами критики. Например, ситуация с министром обороны, министром образования. Все новые министры, так или иначе, попадают под град критики, кто-то уходит. Получается, что все-таки правительство существует.

Павловский: Мы узнаем о том, что правительство существует, когда оказывается, что министра обороны застали в чужом алькове. Значит, он существовал. Дальше – меняется министр. Каждый день есть информационный повод, кого из своих друзей новый министр назначил каким генералом. Здесь проблема Медведева, а не его министров. За все – за пытки, за коррупцию, за безобразия в Минобороны – в первую очередь, отвечает премьер.

Писпанен: Как вы думаете, сейчас кто-то из политологов работает с премьером, чтобы удержать его от потери имиджевых очков?

Павловский: Судя по истории со штрафами, Дмитрий Анатольевич взял вожжи в свои руки. И это, к сожалению, ощутимо.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.