Глеб Павловский о разрыве с Кремлем

Здесь и сейчас
28 апреля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Глеб Павловский больше не советует Кремлю. Сегодня стало известно, что администрация президента разорвала контракт с Фондом эффективной политики, которым руководит господин Павловский. Якобы — за поддержку президента Дмитрия Медведева.

Все подробности узнаем из первых уст: Глеб Павловский у нас в студии.


Зыгарь: В который раз вы уже в нашей студии?

Павловский: В пятый примерно.

Зыгарь: Вы один из старожилов.

Павловский: Я здесь бываю чаще президента.

Зыгарь: Я хотел сказать то, что вы здесь бываете чаще меня. Но это не совсем правильно.

Арно: Да, вы практически по горячим следам.

Зыгарь: Еще хочется поделиться с нашими зрителями тем, что когда Глеб Павловский впервые к нам пришел, он сказал, что очень здорово, очень нравится, готов ходить к вам часто, потому что живу в соседнем доме.

Арно: В доме на набережной?

Павловский: Да. Там весь дом обклеен табличками бывших советников с указанием дат рождения и отрешения от должности.

Зыгарь: Поздравляю вас с сегодняшней новостью. Вы уже подтвердили то, что да, это правда.

Павловский: Да, это правда. Но это уже правда больше недели. Я просто слишком часто комментирую политику, у меня конфликт интересов. Я советую, и в то же время я не могу удержаться от комментирования. И здесь возникает вопрос – в качестве кого я комментирую?

Зыгарь: Кому-то что-то советуете, а потом то, что советуете…

Павловский: Нет-нет, я никогда не выхожу с рассказами о том, что я и кому советовал. Но я не могу удержаться от комментариев по поводу того, что вижу. И то, что писала сегодняшняя пресса, по сути, вас попросили с официальной должности из Кремля примерно за то же, за что были наказаны Затулин и Чадаев, только с другой стороны?

Павловский: У меня не было официальной должности в отличие и от Чадаева и Затулина.

Зыгарь: Их наказали за раскалывание тандема, но со стороны Путина, критику Медведева в интересах Путина, а вы наоборот, за излишний медведизм?

Павловский: За язык. Я думаю, что я никого не раскалывал. Просто мне трудно представить, как можно идти на выборы, не обсуждая кандидатуру, и что именно эта кандидатура предлагает на следующие 6 лет, замечу. Мне кажется, что такая пауза затянулась, она уже слишком театральна. Тандему пора решиться кого-то назвать. И мне кажется, что Медведев – это естественная кандидатура, притом, что заслуги Путина перед страной колоссальны, на мой взгляд. Но они уже свершились.

Арно: Но вы ведь отрицаете раскол между Путиным и Медведевым.

Павловский: А его нет. Если бы был раскол, уверяю вас, вы бы это уже почувствовали, у вас было бы много новостей, связанных с этим.

Арно: Но многие это чувствуют.

Павловский: Это два человека, к которым восходит вся власть в стране. Реально. Поэтому раскол между ними сильно изменил бы нашу жизнь. Раскола быть не должно, именно поэтому необходима консолидация вокруг кандидата. А для этого мы должны разговаривать о том, что кандидат несет нам, что он предлагает.

Зыгарь: Сегодня Владимир Путин сделал очень интересное заявление, что журналистам будет интересно, он сказал?

Арно: Нет, что вы будете довольны.

Зыгарь: Это он на что намекают? На то, что они пойдут оба? Журналисты будут довольны только в одном случае – если будет конкуренция, если будет реально интересно. А это на что же он намекает?

Павловский: Я думаю, что он, во-первых, уверен в контроле аудитории. Он чувствует, что аудитория его, и это правда. Путин умеет брать аудиторию, журналистов в первую очередь. Но тут много вариантов. Я напомню, что Путин сказал, что половина правительства перестанет работать, когда узнает имя кандидата. Видимо, вам будет интересно, а половина правительства перестанет работать. Уже, может быть, в силу этого нам всем будет интересно?

Зыгарь: Давайте высчитаем, при каком раскладе половина правительства перестанет работать.

Павловский: Более того, Путин сказал, что большая половина правительства перестанет работать, я цитирую. И половина администрации президента перестанут работать. Уверяю вас, вам это будет интересно.

Зыгарь: Вы имеете в виду, что когда правительство перестанет работать, это действительно сразу всем становится очень интересно.

Павловский: Правда, возможен другой вариант. Ничего не изменится, и все вещи будут более-менее идти своим чередом, хотя правительство не работает, такое тоже бывает. Может быть, это не худший вариант.

Арно: Чем вы теперь собираетесь заниматься?

Павловский: Я еще раз, наверное, буду что-нибудь менять в своей жизни. Вообще у меня много занятий помимо администрации президента. Кроме того, надо периодически менять, это очень затянувшееся занятие.

Арно: Вы как-то расстроены?

Павловский: Это, скорее, подарок судьбы, я думаю. Потому что привыкаешь, втягиваешься. Вы же заметили – начинаешь повторять одно и то же, одни и те же формулы, успокаивать, говорить: «Не бойтесь, все хорошо, вам понравится».

Зыгарь: А кто непосредственно вас уволил.

Павловский: Нет, это не выглядело так драматически. Это была серия разговоров в администрации, в которых до некоторой степени справедливо сетовали на то, что мои комментарии воспринимаются как исходящие от администрации. Но что бы я не делал, они воспринимаются так. Единственный вариант был – перерезать эту пуповину.

Зыгарь: Давайте, может, под конец о приятном, о птичках поговорим? О дне рождении, собственно. Для нашего канала это сегодня главная тема дня. Как мы провели этот год – понятно, что для нас это был такой сложный, но, мне кажется, успешный год. Вы как почувствовали? Для вас чем был этот год, с которым телеканал «Дождь» сейчас прощается?

Павловский: Особенность телеканала «Дождь» - в его легкости. Я не могу сказать, что для меня этот год был легким, поэтому я с завистью поглядывал на вас. У вас все легко, как собрано на булавочках.

Арно: Ох не говорите так.

Павловский: Да, я понимаю, чего это стоит. Но вряд ли зрителям интересно знать, чего это нам стоит. Важно другое – канал олицетворяет сущность нового времени, в котором не нужно собрать тысячу, сто тысяч человек, чтобы что-то предпринять. Любой может изменить ход вещей. В это моя вера. Канал действует именно так – он берет любых и предлагает им изменить ход вещей. И у некоторых это получается, наверное. Потом вы единственный канал, на который можно прийти вот так с улицы. Я тут приходил прямо из бара.

Арно: Да, к нам часто из бара, а потом в бар.

Павловский: Правильно, но в другой. Мне кажется, что канал за этот год стал больше похож на это новое будущее, большинство страны, то есть людей молодых, не грузящих друг друга чрезмерно, более легкое, более летучее и в то же время включенное в мировые дела. Потому что мы помним эти бесконечные ряды в телепрограммах и такие же, как в президиумах, мужчин в костюмах – все серьезные, рядами-рядами. А у вас на канале этого нет - это большое достоинство.

Арно: Дмитрий Медведев, когда был у нас в понедельник, сказал, что не смотрит федеральные каналы, а новости все узнает из интернета. Вы тоже это можете подтвердить?

Павловский: Да, я в какой-то степени могу это подтвердить. К тому же, я сам их не смотрю.

Арно: Это странно, что он их не смотрит.

Зыгарь: Татьяна, а вы смотрите федеральные каналы?

Арно: Да, конечно.

Павловский: Я думаю, он много знает о том, что он бы увидел там.

Зыгарь: Ну и что федеральные каналы не знают. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия