Главный редактор портала «Кавказская политика» Максим Шевченко: нам объявили войну, странно, что до сих пор нет обращения первых лиц

30 декабря 2013 Никита Белоголовцев
55 729
Поддержать До дь

Главный редактор портала «Кавказская политика» Максим Шевченко рассказал Никите Белоголовцеву о возможных целях последних атак террористов, как это связано с Олимпиадой в Сочи и существует ли сейчас организованное подполье боевиков.  

Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков

Белоголовцев: События в Волгограде – два теракта за сутки, эти пока непонятные события из Москвы. Допускаете ли вы, что это просто совпадение, а не спланированная цепь действий?

Шевченко: Нет, я не допускаю таких вещей. Это, конечно, спланированная атака, целью которой это просто объявление войны нашей стране. Так и надо это воспринимать. Целью вообще террористического подполья, я об этом много раз заявлял, лидер живой или не живой, я точно не знаю, Доку Умаров, это посеять в сознании российского общества совершенно четкое желание отделить Кавказ любой ценой. Если не получилось у них отделить Кавказ путем  вооружено-террористической борьбой в регионе, то они будут посылать смертников или смертниц взрывать бомбы где угодно, не в стратегических объектах, а в троллейбусах, в метро, просто на улицах, в кафе лишь бы этот вопль отделить  Кавказ, как будто бы это решение стало общим. Таким образом, террористы Умарова добьются своего, потому что они прекрасно понимают и позицию вице-спикера Жириновского, которая озвучивается, и позицию журналистов, к сожалению, некоторых изданий, которые об этом пишут, и позицию неонацистов, которые в сети активно об этом говорят. Поэтому я считаю, что это террористическая атака.

Белоголовцев: Максим, насколько это, по вашему мнению, связано с Олимпиадой в Сочи, насколько террористическое подполье будет готово продолжать эти действия? Насколько мы в принципе можем говорить о подполье? Например, Орхан Джемаль в нашем эфире вчера заявлял, что единого руководства сейчас нет, и что делать на местах, каждый, по сути, решает самостоятельно.

Шевченко: Вопрос, как это связно с Олимпиадой в Сочи, это просто смешно, потому что, естественно, это связано с Олимпиадой в Сочи. Умаров заявил, что он сорвет Олимпиаду в Сочи, будет посылать смертников, будет взрывать. Естественно, это связано с желанием сорвать очень важный международный, мировой праздник, который принимает на своей территории  Россия, дискредитировать и нашу страну вследствие того, что показать, что она не может обеспечить безопасность. И вместе с тем посеять в обществе ненависть, недоверие, может быть, спровоцировать погромы. Почему Волгоград? Это же понятно, потому что Волгоград – это как бы такая точка пересечения разных цивилизаций. Там очень много студентов, очень много разных людей из разных регионов: из Средней Азии, из Кавказа, из России. Там очень легко спровоцировать погромы, столкновения на национальной почве. Это и есть главная задача бандитов. Что касается мнения о том, что нет единого руководства, что каждый делает все, что хочет, я не верю…

…по расчетам маршрутов, для доставки взрывчатки в ту или иную точку, для проведения операции прикрытия террориста или группы террористов необходим холодный и расчетливый разум, что просто группа шизофреников, которые горят желанием что-то такое сделать, это осуществить не смогут. У них не пойдет дело дальше желания, дальше эмоциональных устремлений. Я почти уверен, что этот холодный разум, который организует и просчитывает достаточно рационально точки ударов по нашей стране, он, безусловно, существует. Это в том смысле, как принято понимать, что сидит где-то какой-нибудь штаб, по который по компьютеру или по рации руководит, говорит то-то и то-то. Но то, что руководство есть, это безусловно.

Скажите, у боевой организации эсеров, вот Евно Азеф он был руководителем, он осуществлял руководство? Безусловно, осуществлял, но при этом было много эсеров-инициативников. Но стратегическая линия на терроры, бомбы, безусловно, задавало ЦК боевой организации эсеров. При всем при этом это распространялось на массы энтузиастов. Я просто уверен, что эти группы, которые делают ставку на взрывы, на самоубийство, они достаточно закрыты и достаточно компактны. Я тут не соглашусь, что это якобы инициативная деятельность каких-то непонятных людей.

Белоголовцев: Сейчас называется предположительное имя организатора теракта, вот здесь важное уточнение – на железнодорожном вокзале, это Павел Печенкин, выходец из города Волжска республики Марий Эл, затем сменивший имя на Ансар Ар-Руси. Мы видим уже во второй раз, что теракты в Волгограде организует славянин. Если в прошлый раз говорилось о Дмитрии Соколове, который был супругом Наиды Асияловой, то сейчас конкретный исполнитель – это выходец, скажем так, из русского города. Можно ли говорить, что ситуация изменилась в этой области?

Шевченко: Понятно, что проблема терроризма – это проблема не Кавказа, это проблема России. Это лишний раз доказывается этими психопатами, которые это делают. Честно вам скажу, что большинство людей, кого я знал, кто принимал ислам, переходя из христианской, я мужчин имею в виду, это люди, конечно, психически не совсем уравновешенные. Женщина – это одно, женщина может принять ислам за мужем, хотя я знал семьи, где христианки выходили замуж за мусульманина  и жили десятилетиями, оставаясь христианками, и это были семьи очень счастливые и благополучные, проблем никаких нет.

Честно говоря, есть такой момент, все эти персонажи, которые очень активно жили среди русского ислама, Харун ар-Руси, Вадим Сидоров, все они активные пользователи Фейсбука. И все они доказывали свою правоту, на всю страну их, поверьте, не очень много – человек 200-300, таких активистов, которые доказывали, что это ислам и, будучи русским, некоторые из них, между прочим, скинхедами были. Салман Радуев у него такая группа была, да и Вадим Сидоров – Харун ар-Руси – работал со скинхедами, с неонацистами, с националистами, якобы такая группа русских мусульман. Они должны быть известны, я не понимаю, как человека, любые связи с культурной средой, допустим, происходя из Марий Эл, принимать ислам, тем более такого радикального свойства, и при этом его общественная позиция никак не зафиксирована. Откуда берутся эти никому не известные люди, которые где-то там, явно в конфликтной среде принимают ислам, а мы о них узнаем только после взрывов.

Белоголовцев: В Волгоградской области объявлен траур с 30 декабря по 3 января. С вашей точки зрения, нужно ли объявлять траур общенационального масштаба? И почему до сих пор нет обращения президента Путина?

Шевченко: Во-первых, Путин встречался, насколько я знаю – я нахожусь далеко от России, встречался и с Бастрыкиным, и с Бортниковым. Я думаю, что траур надо бы объявить. Честно скажу, что я Новый год праздновать не будут, потому что для меня это огромное горе. Я думаю, что в эти дни все – москвичи, кавказцы, волгоградцы – должны быть вместе, потому что это огромный вызов всему нашему народу, всему нашему обществу, это проверка нас на прочность. Это сравнимо с объявлением войны. Поэтому хотелось бы услышать заявления высших руководителей государства по этому поводу. Два теракта подряд в одном и том же городе – это уже, мне кажется, очень серьезно.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю