Главный парк страны будут строить «бумажные архитекторы»

Здесь и сейчас
18 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Сегодня сделан еще один шаг навстречу мечте Путина, Собянина и Абрамовича – парку на месте бывшей гостиницы «Россия». Жюри выбрало шесть финалистов: это международные консорциумы, которые, по мнению чиновников московского правительства и звезд ландшафтного дизайна, способны справиться с наследием советской эпохи.

Мы пока не можем показать их проекты главного парка страны – они появятся только к осени, к финальному конкурсу. Но уже сейчас, исходя из того, что они строили до этого, можно примерно представить будущее Зарядье. И это будет совсем не по-лужковски, – уверен Павел Лобков.

Лобков: Кто они – фавориты международного жюри? Зарядье, где мне пришлось побывать несколько раз, - это, как вы видите, кошмарное сочетание бетонных руин, неизвестно, насколько уходящих вглубь, это гостайна, искореженного железа. С другой стороны, именно отсюда, с этой помойки, открываются хорошие виды на Кремль и исторические палаты бояр Романовых. Поэтому отбирали, прежде всего, компании, имевшие опыт рекультивации таких изуродованных участков. И не стал сюрпризом выбор компании «Диллер Скофидио». Это авторы знаменитого парка Нью-Йорк Хай-Лайн. Вы не поверите, но это была заброшенная железнодорожная магистраль, которая превратилась в сад и стала таким же символом города, как в свое время Эмпайр-стейт-билдинг. Над ним поработал гениальный ландшафтный дизайнер, а всеми работами занималась компания «Дилер Скофидио», которая, возможно, будет работать на Зарядье, и возможно, эта помойка преобразится таким же образом.

Еще один из известных игроков мирового уровня – голландская компания «Вест эйт». В 2003 году она, к примеру, преобразовала парк, сделав его из заброшенной промышленной зоны Амстердама, откуда, как из всей Европы, уходит тяжелая промышленность, остаются руины. И вот на их месте – кстати, здесь тоже видно, как решена одна из главных проблем, которая встанет перед проектировщиками на Зарядье – обеспечить выход к реке, ведь там набережная, по которой идут автомобили – и здесь мы видим, как сделан выход к реке. Здесь автомобили упрятаны в тоннель, это один из вариантов решения проблемы Зарядья, чтобы люди могли из парка выйти к Москве-реке.

С российской стороны в этот консорциум «Вест эйт» войдет российский архитектор-авангардист Борис Бернаскони. В основном он работает как бумажный архитектор, проектирует недолговечные, временные конструкции – павильоны выставок. Но существуют его работы и долго живущие. Большая часть из них выполнена на частных территориях, это частные виллы. В масштабных городских проектах он участия пока не принимал. Из других российских архитекторов в составе китайской компании  будет участвовать еще один авангардист Владимир Плоткин. Вот, к примеру, дом его работы на Савенской набережной. Мы видим, что это все очень далеко от Лужсковской архитектуры, которую можно обозначить, как «конфетки, бараночки, словно лебедь и саночки». Все завитушки, которые строились в течение последних 15 лет, не имеет никакого отношения к желеным медведям на Манежной площади и ближайшим аналогам предстоящих гигантских работ. Эксперты единодушно назвали чикагский Миллениум-парк, который был разбит на месте бывшего железнодорожного депо – это огромная работа с алюминиевыми концептуальными скульптурами, которые стали символом нового Чикаго. А Чикаго также, как и Москва, пережил много моментов в истории. Это, например, был бандитский город, заброшенный город, индустриальный город, там тоже очень много культурных слоев. И вот как проблема при помощи этих точек привлечения была решена с Миллениум-парком. Кстати, площадь его всего в два раза больше, чем Зарядья, однако стоил он в пять раз дороже. Вот, что сказал о проекте Зарядье, и о сумме, которая выделена на его освоение, это 10 млрд. рублей, Марта Шварц, одна из ведущих ландшафтных дизайнеров мира.

Марта Шварц, ландшафтный дизайнер: Я имела дело с рекультивацией таких объектов, как заброшенные золотые рудники. Это действительно ужасно. По сравнению с этим, Зарядье меня не шокировало. И что главное – пусто место дает возможности для воображения. Возможность создать новую историю. Это место такое сложное, что большую часть денег пойдет на демонтаж старого, на инженерию, а не на милые штучки, которые придумывают дизайнеры. Этой суммы не хватит. Могу привести пример Миллениум-парка в Чикаго. Бюджет начинался со 100 млн.долларов, но потом расходы дико подскочили, больше, чем вдвое. Все были озабочены, но деньги нашли. Потом проект стал приносить 100 млн. в год за счет коммерческой активности и роста цен на недвижимость вокруг, так что любые дополнительные затраты – это семечки по сравнению с потенциальной прибылью.

Цифра в 10 млрд. рублей, то есть в 30 млн. долларов, скорее всего, занижена. Это подтвердили и наши источники в мэрии, которые сказали мне, что первоначально фигурировала  цифра в 14 млрд. Но, очевидно, перед выборами жителей Москвы решили пугать не слишком сильно. Кроме денег есть и другая проблема – так называемая, «москвофилия», которая осталась со времен Лужкова. Тяга к реконструкции. Вот, как выглядело Зарядье до того, как там была гостиница «Россия», это снимок 1920-х годов. Были варианты, которые предлагали оставить это Зарядье, однако эти идеи жюри единодушно отвергло.

Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы: Стоит ли пытаться воссоздавать некую атрибутику или мимикрию исторической застройки, если она уже утрачена? И все специалисты, кстати говоря, единогласно высказались за то, что это не путь развития, к сожалению, потому что то, что мы воссоздаем, когда-то было для того периода времени современной архитектурой.

Кен Смит, ландшафтный дизайнер: Все последние поколения ландшафтные архитекторы занимались только такими заброшенными местами, развалинами, потому что все хорошие места уже разобрали до нас. Везде нужно решать проблемы транспорта, доступа к воде, и Зарядье вполне соответствует. В 19 веке строили 19-й, в 20-м – 20-й, и в 21-м нельзя попытаться восстанавливать позапрошлый век, это должно стать жемчужиной современного искусства.

Фавориты должны приехать в Москву  в течение двух недель, быстро познакомиться с площадкой, может быть, немного вдохновиться, и к осени предоставить свои проекты для окончательного выбора уже победителя. Думаю, что незримо в этом отборе будет принимать участие президент Путин. Цепь из парков может стать его Версалем и Петергофом – тем, о чем будут говорить «это памятник Путинской поры». А иначе, как избавиться от навязчивого символа при Путине, который все время говорит о недопустимости распада России, в смысле страны, прямо под его окнами разваливается «Россия», в смысле гостиница. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.