Главный омоновец Москвы: переставить полицию на Болотную нам подсказала логика

Здесь и сейчас
16 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Сегодня в Московском городском суде, наконец, закончили допрашивать начальника московского ОМОна Дмитрия Дейниченко. 6 мая 2012 года он отвечал за безопасность на Болотной площади, где в тот день случились столкновения оппозиции с полицейскими.

Следователи и сам Дейниченко называют те события исключительно «массовыми беспорядками», то есть тяжким уголовным преступлением.

Дейниченко – ключевой свидетель обвинения, именно поэтому на заседаниях по Болотному делу ему уделили так много времени. Какие можно сделать выводы из 4-х дневного допроса, рассказала Маргарита Журавлева.

Журавлева: Дмитрия Дейниченко начали допрашивать в прошлый вторник. Затем говорили с ним в среду, четверг, и вот сегодня, наконец, вопросы участников процесса к нему закончились. Что важного он сказал? Во-первых, профессионал, информированный о ситуации человек, подтвердил, что у событий на Болотной нет всех признаков массовых беспорядков, так называемых погромов, поджогов, вооруженного сопротивления. Правда, при этом в ходе допроса происходившее Дейниченко каждый раз называл массовыми беспорядками. По мнению некоторых адвокатов, он в ходе четырехдневного допроса опроверг версию обвинения о том, что в тот день действительно были те самые массовые беспорядки. Согласится ли с этим суд, мы с вами узнаем не скоро. В процессе еще много множество доказательств, материалов дела, которые нужно исследовать. По разным слухам, приговор должен быть к Олимпиаде в Сочи. К марту следующего года. Мы какие-то выводы можем сделать уже сейчас. Например, сквер на Болотной  площади, или то, что мы понимаем под Болотной площадью, парк с  деревьями и газоном, был огорожен. Организаторы такого не предполагали. Кто отдал приказ его выгородить, как выражаются полицейские, Дейниченко пояснил, но сделано это было, потому что заявка протестующих была всего на 5 тыс. человек и вроде как они должны были расположиться вот здесь, вот на этой зоне, между зелеными насаждениями и рекой. В этой выгороженной части находились какие-то резервы, и вообще у сотрудников правоохранительных органов была оперативная информация о возможных провокациях, видимо, о том, что в этом огороженном сквере оппозиционеры могут поставить палатки и начать бессрочную акцию протеста, что в согласованный мэрией план не входило. Следующее, что вытекает из перекрытого сквера: сотрудники правоохранительных органов, которые стояли плечом к плечу, своим видом должны были пояснять людям, которые шли отсюда, что им нужно не вперед на Большой каменный мост, а сюда, в зону проведения митинга. Стояли  от кинотеатра «Ударник»   до ближнего угла сквера Болотной площади. По словам Дейниченко, сделать так полицейским подсказала логика. К этому тоже не было какого-то приказа. Но, по идее, по плану обеспечения безопасности, люди должны были стоять вот так. Теперь вы видите, какой кусок, по сути, отняли у протестующих, где они могли расположиться, когда возникла теснота, давка. Дейниченко говорит, что как раз эта давка стала началом массовых беспорядков, что спровоцировал ее Сергей Удальцов, депутат Илья Пономарев и люди, которые находились с ним рядом. Если кто-то не хотел садиться рядом с ними, хотел каким-то образом отойти, испугался, если бы эта направляющая цепочка была дальше, то у них было бы место, где они могли остаться. Мы спросили у нескольких адвокатов, могли ли такие действия полиции вызвать эту давку, а затем события, которые называются массовыми беспорядками.

Максим Пашков, адвокат Степана Зимина: Я бы не сказал спровоцировать, я бы сказал так, что действия полиции были неожиданностью для организаторов и тех людей, которые пришли на данный митинг, и, безусловно, это могло привести к таким недоразумениям по поводу порядка проведения массового мероприятия.

Сергей Бадамшин, адвокат Марии Бароновой: Конечно, могли. Потому что перекрытия было не согласовано с организаторами, насколько мы это не понимаем. Перекрытие самой площади, направляющей цепочки стало новостью неожиданностью для большинства демонстрантов. Они приходят, видят, что этот сквер закрыт, видят, что есть цепочка, которая перекрывает и в том числе ограничивает доступ в этот сквер. Естественно, люди растерялись, и дальше уже мы знаем, какие события произошли. Некоторые сели, устроили сидячую забастовку. Другие просто стояли. Возможно, эти прорывы были связны с большим скоплением людей, и в том числе причиной тому было, прежде всего, неадекватное, нерациональное поведение властей.

Таким образом расположить направляющую цепочку и сотрудников правоохранительных органов полицейским, по словам Дейниченко, подсказала логика. А, по словам адвоката Сергея Бадамшина, полиция должна была предусмотреть такое развитие событий, и сейчас сложно сказать, были ли какие-то намеренные действия или просто недосмотр. Сам Дейниченко с журналистами разговаривать не стал. Сказал, что ему нужно работать и времени разговаривать у него нет. Завтра заседание продолжится, скорее всего, будут допрошены два потерпевших омоновца. Говорю «скорее всего», потому что таков утвержденный порядок, но снова может случиться так, что произойдет что-то неожиданное, придет какой-то важный свидетель, как Дмитрий Дейниченко, или заболеет кто-то из адвокатов, или вдруг из СИЗО не доставят кого-то из подсудимых, как это уже бывало в этом процессе.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.