Глава Северной Осетии: отмена прямых выборов лидеров северокавказских республик возможна

Здесь и сейчас
13 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Еще 12 лет – и Кавказ будет кормить себя сам. А то и всю Россию. Сегодня правительство утвердило программу развития Северного Кавказа   вплоть до 2025 года.

За это время на регион выделят 2,5 триллиона рублей. Если поделить на 12 лет – получается по 208 миллиардов рублей в год. 

Что такое два с половиной триллиона? Например, это ежегодные расходы бюджета на образование. Или на 300 миллиардов больше ежегодных расходов на здравоохранение. Или – полная стоимость компании «Роснефть». Или – затраты федерального бюджета на проведение саммита АТЭС. Хватит ли этих денег, чтобы Кавказ через 12 лет начал сам себя кормить? Обсудим эту тему с гостем студии.

Писпанен: Вы можете пояснить сегодняшнее сообщение о том, что североосетинские власти попросили президента отменить прямые выборы губернаторов на Кавказе?

Мамсуров: В таком виде вопрос не ставился. Это была инициатива председателя парламента Алексея Мачнева. Не шла речь о том, чтобы отменять прямые выборы, а речь шла о том, чтобы наряду с прямыми выборами, о которых уже договорились, дать возможность территориям делать этот выбор парламентом после того, как все фракции, которые входят в парламент, выдвинут своих кандидатов. После этого будет необходима процедура. Это пока предложение.

Лобков: Может быть, Алексей Васильевич и прав, сказал Путин. Получается, что с Беслана 2004 года началась отмена прямых выборов губернаторов, и с Северной Осетии опять та же забрасывается в общественное мнение. Вы говорили с господином Мачневым?

Мамсуров: Да, мы говорили по-товарищески, не как два начальника. Я хочу развеять, у нас любят что-то сказать, поверить в этом и всех убеждать, что это правда. Никакого отношения Беслан к отмене выборов не имел. Президент Северной Осетии появился 22-ым человеком после принятия такого решения. Если бы это было связано с Бесланом, он бы появился одним из первых. Я с удовольствием побеседовал бы с автором этой версии, но его нет.

Писпанен: Как вы объясните слова Мачнева о том, что прямые выборы приводят к накалу общественно-политической ситуации в регионе?

Мамсуров: Иногда приводят, поэтому это вариант.

Лобков: Были примеры, что прямые выборы разжигали межрегиональную рознь. Что конкретно имелось в виду?

Мамсуров: Спросите об этом Мачнева, этот аргумент он приводил. Мы говорили о том, что можем ли мы выдвинуть предложение, чтобы у местных парламентов было право выбрать один из вариантов: или прямые выборы, которые сегодня есть, или тот вариант, который предложил Мачнев. То, что президент страны так отреагировал, не значит, что все схватили наше предложение и побежали его реализовывать.

Писпанен: Вы как президент республики как думаете?

Мамсуров: Я считаю, что в этом есть смысл. Если мы любим обсуждать, то давайте давать возможность кому-то вносить предложения.

Лобков: Речь идет только о тех регионах, в которых есть много титульных наций? Возьмем Дагестан. Там есть много наций, многие из них считают себя главными, и там есть такой принцип, что если президент представляет одну нацию, то премьер должен представлять другую, председатель парламента третью, министры тоже делятся между разными нациями. Может быть, речь об этом идет?

Мамсуров: Я этого не исключаю. Я не был участником этого совещания, я не хочу уподобляться всезнайкам.

Писпанен: Давайте тогда вернемся к в последнее время ставшему громким лозунгу «Хватит кормить Кавказ». Сегодня как раз обсуждали эту тему. Правительство в несколько раз сокращает финансирование госпрограммы развития Северного Кавказа и практически уничтожает развитие туристического кластера.

Мамсуров: Совершенно все не так. Все эти программы были обсчитаны, пообъектно сохранены, цель будет достигнута. Что касается сокращения, они произошли по известным причинам: это последствия кризиса.

Писпанен: Все еще 2008?

Мамсуров: Конечно.

Писпанен: А год назад обещали деньги, а кризис тогда уже прошел.

Мамсуров: Кризис, во-первых, не прошел, трясет всю Европу. Мы знаем, что сама программа сохранена, она расписана на три этапа до 2025 года.

Лобков: Руководители кластера жалуются, что рассчитывали на большее.

Мамсуров: Они в праве, я тоже всегда рассчитываю на большее, но они не сняли ни одну из претензий на то, чтобы участвовать активно и быть локомотивом для программы.

Лобков: Они ждут, когда им в руки упадет?

Мамсуров: Они не ждут, они работают. Многое уже сделано. Иностранные инвесторы бороздят просторы Кавказа, участвуют в проектировании, присматриваются к тем объектам, которые они взяли бы на себя.

Писпанен: Вы можете назвать хотя бы парочку?

Мамсуров: Австрийцы, французы.

Писпанен: То есть все развитие туристического кластера ляжет на плечи частных инвесторов?

Мамсуров: Не только. Есть те виды работ, такие как подъемники, которые неинтересны частным инвесторам, но это специфика, не какой-то полевой опыт. Он имеется в тех странах, куда мы с вами хотим всегда поехать.

Лобков: Вы очень эмоционально сказали на пресс-конференции, что «выскочки с выкриками «Хватит кормить Кавказ» сами не знают, о чем говорят, кто нас кормит. Вы пролетаете на вертолетах над нашими республиками, ни один гектар не остался необработанным». С другой стороны, есть данные с ссылкой на Минфин: «Северная Осетия занимает второе место по государственному долгу после Мордовии. У Мордовии 175% долга к уровню собственных доходов, у Северной Осетии – 118%». Как сочетается то, что вы говорите, с этими данными?

Мамсуров: Это совершенно нормально. Мы коллега Николай Меркушкин проработал много лет президентом Мордовии, сегодня ему поручили работать в достаточно солидной поволжской области. Что касается долга, это нормальные межбюджетные отношения. Долг – это не карточный долг, не то, что мы должны вернуть. Это те разрывы финансирования, которые объективно субъект не может выполнить, но обязан выполнить, потому что социальные нагрузки – детские пособия, материнский капитал – то, что не вытекает из реальной экономики.

Лобков: Другие источники говорят, что на самом деле производственная база Северной Осетии не попадает в двадцатку дотационных регионов, но она уменьшается. Невероятно сокращается объем производства спирта, который составлял одну из главных статей дохода.

Мамсуров: Когда мы производили большое количество спирта и получали почти треть бюджета, все кричали, нас Осетия заспиртовала. По совершенно не зависящим от нам причинам в 2006 году с принятием новых нормативных документов эта отрасль остановилась, мы потеряли 30% доходов, теперь нас упрекают, почему мы спирт не производим. Это нормальная экономика, один из флагманов нашей промышленности – это завода «Электроцинк», цена на цинк сейчас падает, он работает почти на склад, но работает, но доходов мы от него не получаем. Это живой организм.

Лобков: Доходная часть бюджета серьезно пострадала.

Мамсуров: Пострадала, но тем не менее даже без этих потоков, которые иссякли, мы за последние пять лет удвоили собственные доходы.

Лобков: Откуда деньги берете?

Мамсуров: Работаем. Знаете, что такое налоги?

Писпанен: Я понимаю, работаете. Что именно делаете? Понятно, развитие туристического кластера. Но сколько лет нужно для этого.

Мамсуров: Наш региональный валовый продукт ежегодно растет на 9-10%. Оттуда все производные. Это налоги, отчисления и так далее. Когда мы удваиваем собственный доход, и за пять лет из 65% дотационности мы упали на десять пунктов, на 55%, - это то, что мы реально можем, а вот те потери, о которых вы говорите, это наш резерв. Не сегодня – завтра эти отрасли заработают в полную силу, потому что есть высокие технологии, они не будут долго стоять. Конъюнктура рынка сегодня в нашу пользу, завтра против нас.

Лобков: Принят парламентом закон утвердить прогнозируемый дефицит бюджета на 2013 год в сумме 28млн рублей, утвердить прогнозируемый профицит бюджета на 2014 год в сумме 546млн рублей. То есть вы за год должны заработать 500млн рублей. Где вы возьмете эти деньги, если такая плохая конъюнктура мирового рынка и внутреннего спиртового рынка?

Мамсуров: И другие отрасли, и строительные отрасли, и сельское хозяйство по нашим прогнозам будут устойчиво развиваться, хотя это при огромном напряжении, мы не прогнозируем те доходы, которые мы не видим. Когда включатся стоящие технологии, мы даже эти цифры превзойдем.

Писпанен: Мы только за процветание Кавказа и Северной Осетии. Но очень многие эксперты подчеркивают после сегодняшнего заседания, что привлечение двух триллионов инвестиций на Кавказ выглядит очень сомнительным, потому что возможности даже самых привлекательных регионов России – 60-90млрд рублей в год. За счет чего вы хотите так нарастить?

Мамсуров: Сомневаться надо во всем, как нас товарищ Маркс учил, но надо почитать те преференции и льготы, которые для возможных инвесторов отписаны. Их целый набор. Привлекательность невысокая, потому что наплели столько, что нормальный человек шарахается.

Писпанен: Вы имеете в виду и опасность?

Мамсуров: В том числе и безопасность, которую называют опасностью, стабильность, которую называют нестабильностью, безработица, которую надо считать избытком рабочей силы. Пусть это будет на совести тех, кто нас рисует. Бизнес и мораль не обязательно совпадают. Там записаны сухие льготы, на которые они должны пойти по нашим прогнозам, потому что как правило они идут на это.

Лобков: У меня вопрос по поводу вашей пресс-конференции. Вы сказали, что «нам надо объединиться вокруг русского народа, 80% в стране русские и только 20% представителей других народов». Могут на вас обидеться осетинские патриоты, которые совсем не считают себя русскими?

Мамсуров: Я тоже не считаю себя русским, я осетин, и мои предки осетины, но мои предки 250 лет назад посчитали для себя спасительным быть вместе с русским народом, быть в составе русского государства. Тот, который обидится на меня, пусть пойдет на 250 лет назад и там и разбирается, что такое осетинский патриотизм.

Лобков: Появится ли в Северной Осетии пик Путина, поскольку группа из 30 альпинистов собирается так назвать одну из безымянных вершин высотой 4150м?

Мамсуров: Есть процедуры, альпинисты освоили, узнали, что она безымянная, подали на это заявку. Я в этом не участвую.

Лобков: Вы за или против?

Мамсуров: Я за то, чтобы усилия альпинистов и их моральные стремления были вознаграждены. Если они считают, что это должно быть так, пусть так будет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.