Глава Роскосмоса слетает с орбиты

Здесь и сейчас
7 апреля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Российский космос может отметить юбилей первого полета Юрия Гагарина сменой начальства. Глава Роскосмоса Анатолий Перминов вот-вот лишится своего поста.

О том, что Анатолию Перминову пора на покой, сегодня заявил вице-премьер Сергей Иванов. Сам глава космического агентства ответил довольно жестко: не Иванову принимать решение, а главе правительства, то есть Владимиру Путину. Но премьер сегодня обошелся без комментариев. Тем временем СМИ уже нашли Анатолию Перминову преемника — первого заместителя министра обороны Владимира Поповкина, который был командующим космическими войсками с 2004 по 2008 годы.

До главного юбилея года — 12-го апреля — Анатолий Перминов может остаться на своем месте, дело в том, что в Москву на празднование 50-летия полёта Юрия Гагарина приедет глава НАСА Чарльз Болден и программа визита составлена под нынешнего руководителя Роскосмоса. Хотя, учитывая негативный багаж Анатолия Перминова, власти могут и не дожидаться праздника.

В том, что Анатолий Перминов уже давно наработал на отставку, никто, похоже, не сомневается. Можно припомнить ему три упавших спутника ГЛОНАСС стоимостью два с половиной миллиарда рублей. А также проблемы с запуском корабля Союз ТМА-21 "Юрий Гагарин". Его старт был приурочен всё к тому же 50-летию космической эры, и должен был пройти еще в марте, но сперва повредили капсулу спускаемого аппарата, а потом обнаружили дефекты в работе блока связи.

О смене главы Роскосмоса и праздновании юбилея полета человека в космос говорим с героем России, космонавтом Александром Лазуткиным.

Ольга Писпанен: Скажите, пожалуйста, как человеку изнутри, это добро или зло то, что Перминова могут уволить или, может быть, не могут уволить, как вы считаете?

Александр Лазуткин: Во-первых, так скажем, это естественный процесс - один руководитель доходит до какого-то предела и его меняют на другого.

Писпанен: Но бывает, что процессы могут растягиваться лет на 20, как показывает практика, а бывает, что очень быстро меняются руководители.

Лазуткин: Ну, практика это показывала. На самом деле, человек, будем так говорить, уже предпенсионного возраста. Ему 65 лет, а срок там установлен, по-моему, 66 для руководителей этого ранга. Поэтому я бы на это смотрел спокойно.

Дмитрий Казнин: А вы оцените его деятельность на посту.

Лазуткин: Я бы оценил ее тоже спокойно, потому что когда человек находится там, он принимает решения те, которые видит, и обладает теми знаниями, которые он там хватает. Я хочу немножко вам оппонировать, потому что создание техники – это сложный процесс, и здесь не руководитель виноват, если техника заваливается. Вспомним, как Королев, когда готовил к запуску космические корабли, как отрабатывал ракету – с каждым разом она все падала и падала, но каждый раз двигалась вперед.

Писпанен: Но 50 лет уже летают. Наверное, багаж-то какой-то накоплен?

Лазуткин: И что? Ведь техника любая отказывает, даже хорошо отработанная, и какой-нибудь японский телевизор тоже может отказать.

Писпанен: Никто не спорит, действительно техника может отказывать, но речь-то идет о нем. Как о руководителе, который потерял спутники ГЛОНАСС за 2 с лишним миллиарда, и при этом еще их не застраховал, а вернее застраховал, но на какую-то очень смешную сумму на компанию, которая была очень близка к его семье. Это, наверное, вина руководителя все же, а не техники?

Лазуткин: Не руководитель потерял эти спутники. Это организация, которая обеспечивала страт, которая обеспечивала подготовку, там где-то произошел сбой, и, может быть, виноват-то какой-нибудь дядя Вася, который гайку не докрутил.

Писпанен: Но коррупционная-то история есть со страховкой.

Лазуткин: А коррупционная история уже определяет суд, так или не так это было. Я не думаю, что спутники не были застрахованы, они были застрахованы…

Писпанен: Но на копейки…

Лазуткин: Ну, бог его знает. Это до нас такую информацию доносят.

Казнин: Ну хорошо. Прорыв все-таки не случился в этой области? А ведь мы соревнуемся с тем же Китаем.

Лазуткин: Прорыв не случился. Мы соревнуемся, да. У нас единственный наш соперник в этом плане – это США.

Казнин: То есть Франция, например, или Китай не соперники нам?

Лазуткин: Пока нет. Другие пока только подтягиваются. Одни идут вот за этим тандемом – это европейцы, китайцы идут своим путем, но все равно пользуются нашими результатами.

Казнин: И как мы в этом соревновании?

Лазуткин: Мы пока на паритетах как ни странно. У американцев свои проблемы возникли со своим шаттлом и со своей программой, они сейчас сидят и переосмысливают. Я думаю, что такие же проблемы и у нас. Конечно же, мне, как к космонавту, когда я еще был действующий космонавт, мне хотелось, чтобы мы быстрее развивались и, скажем так, я буду ругать любого руководителя, который не способствовал этому.

Писпанен: А что же здесь – недофинансирование или ученых не хватает?

Лазуткин: Первое – это, конечно, было глубокое недофинансирование, это 90-ые годы и начало 2000-ых, потом финансирование началось, но люди уже ушли из промышленности те, которые могли. У нас молодежь уходила только так, и до сих пор она еще не проходит. Это системная проблема, это не проблема Роскосмоса.

Казнин: Но это же задача руководителя – выбивать финансирование, удерживать людей, то есть напрямую это зависит от него, потому что если это пассивный руководитель…

Лазуткин: Согласен. Согласен, что это напрямую, что нужны были амбициозные программы, которые привлекали бы внимание не только народа, но и руководителей страны, которые денежки дают под это дело. Я к тому, что если ругать Перминова, но не стоит так все на него валить, на самом деле это проблема в каком-то общем подходе, она одинаковая прослеживается как у американцев, так и у нас. Когда Кеннеди сказал "Мы полетим на Луну", объявил эту программу, как страна пошла за ним. Это значит все зависит от политика. У нас нет такого политика, который бы так сказал…

Писпанен: То есть нам нужно, чтобы премьер сказал "засеем Марс картошкой"?

Лазуткин: Конечно, тогда, уверяю вас, много чего решится.

Казнин: Когда мы на луну высадимся?

Лазуткин: Технически эти вопросы уже решены, то есть там дело за малым.

Казнин: А почему тогда этого не происходит?

Лазуткин: Это политическое решение.

Казнин: Оно не принимается?

Лазуткин: Не принимается.

Писпанен: Специально тормозится прямо даже? То есть мы можем сейчас прямо шагнуть, а мы этого не делаем?

Лазуткин: Нет политического решения, я говорю. То есть президент должен сказать – да, мы принимаем такую амбициозную программу, в 2015 году мы будем на Луне.

Писпанен: А президенту так хотелось ГЛОНАСС запустить. Не получилось.

Лазуткин: Да что вы уперлись в ГЛОНАСС, там с 80-х годов…

Писпанен: Обидно. Обидно очень – целых 3 спутника потеряли. А денег сколько.

Лазуткин: Ой, какая проблема. Ну, сколько денег?

Писпанен: 2 с лишним миллиарда.

Лазуткин: А это много?

Писпанен: А мало?

Лазуткин: Это много в наших с вами умах, а на самом деле это такой мизерный процент в бюджете страны… Мы говорим, о том, что на космос тратим огромные деньги, а в бюджете это единицы процентов.

Казнин: Скажите, по тем, кто может прийти на смену. Мы назвали господина Поповкина, еще называют господина Фролова, начальника главного управления Минобороны, генерал-лейтенант 49-летний. Вы можете оценить шансы, предположить кто может стать, а, может быть, оценить кто на ваш взгляд будет лучшим руководителем?

Писпанен: Ученый, военный или чиновник?

Лазуткин: А Поповкин кто по-вашему – ученый или военный?. Просто Фролов – военный человек, который сейчас в генеральской должности, есть, как вы назвали, господин Поповкин, который замминистра обороны. Я знаю сейчас пока только Поповкина, который мне сейчас более приятен, потому что я только его знаю. Он командовал космическими войсками. Работал в этом направлении, шел по этой лестнице сам, и молодой еще.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.