Глава Мособлизбиркома Ирек Вильданов: мы люди простые, деревенские, КОИБам не верим, пересчитываем бюллетени вручную

Здесь и сейчас
23 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
День подарков Алексею Навальному. Сначала Мосгоризбирком по-отечески пожурил кандидата в мэры за нарушения предвыборной кампании и отказался удовлетворить запрос «Справедливой России» и снять его с гонки. «Навальный – кандидат молодой, неопытный, баллотируется впервые. Мы уверены, что в дальнейшем он учтет свои ошибки и не допустит нарушений», – сказали там.
Затем подарить Навальному 2 миллиона агитационных газет попробовали неизвестные то ли сторонники, то ли провокаторы. О чем написал глава предвыборного штаба кандидата от РПР Парнас Леонид Волков. «К нам обратились из рекламного агентства, с просьбой напечатать «на пробу» 70 тысяч экземпляров за наличные, и обещали, что если все будет хорошо, то будет заказ еще на 2 миллиона», – такое письмо от московской типографии опубликовал Волков в своем живом журнале.
Например, в поддельном варианте газеты называют людей, которые, якобы должны войти в команду Алексея Навального, если он победит на выборах. Между тем, сам он не раз заявлял, что объявит фамилии людей, которые войдут в его правительство, только если пройдет во второй тур выборов.
За информационной истерикой вокруг выборов московского мэра, на второй план отошли выборы в Московской области. Между тем, сегодня кандидатов на пост губернатора Подмосковья Константина Черемисова и Геннадия Гудкова обвинили в том, что они указали недостоверные сведения о доходах. Об этом сообщил председатель Мособлизбиркома Ирек Вильданов. 
Мы пригласили его к нам в студию.

Зыгарь: Как вы будете наказывать нарушителей Гудкова и Черемисова?

Вильданов: Какие наказания? Если мы уже зарегистрировали этих кандидатов, наша обязанность – довести их в целости и сохранности до 8 сентября, поэтому никого наказывать мы не собираемся, но скрывать от избирателей, что указанные кандидаты немножко нарушили закон, мы не станем. Поэтому мы приняли решение, проверив их сведения, опубликовать то, что они чисты, но обоих подвели жены: жена Черемисова не указала доходы на 132 тысячи рублей, а жена Гудкова – порядка 1,4 млн за прошлый год и не указала участие в двух фирмах, в которых она владеет акциями. Поэтому наказания нет. Мы просто опубликовали в газете эти недостоверные сведения, а уже пусть избиратели делают выводы.

Зыгарь: То есть вы решили поучаствовать по-своему в агитационной кампании, сообщив те сведения, которые на выборах мэра Москвы обычно сообщают друг про друга кандидаты?

Вильданов: Только у нас это называется информационная, а не агитационная кампания. Мы обязаны информировать избирателей обо всех интересных событиях этой избирательной кампании.

Макеева: Как вы будете информировать на избирательном участке? Будет маленькое приложение к бюллетеню?

Зыгарь: Может, красный стикер рядом с фотографией?

Вильданов: Мы еще не приняли решение, как мы будем это делать. Раньше мы делали просто плакат метр на метр, где вывешивали на позорную доску этих кандидатов. Ваши идеи очень интересные.

Зыгарь: Сделать стикеры пропорциональные укрытому доходу.

Макеева: Какие обстоятельства могут заставить Мособлизбирком не ограничиваться предупреждением, а принять какие-то более жесткие меры? Есть ли что-то, что заставит вас снять их с выборов?

Вильданов: С выборов может снять только суд. Я надеюсь, что мы инициировать не будем. Вся интрига заключается в том, чтобы довести. Некоторые кандидаты просто нарываются на снятие. Наша задача – не дать им это, сохранить всех в целости и сохранности. Пусть избиратели решают. Конечно, легко было бы, если бы мы сняли с выборов, а он бы сказал, что победил бы. Мы такую возможность никому не дадим. Идите и боритесь за голоса.

Макеева: Вы кого-то конкретно имеете в виду?

Вильданов: Я бы не хотел никого конкретно иметь в виду, но тот же Геннадий Владимирович у нас получил недавно предупреждение за нарушение агитации. Я все время говорю, что мы готовы сделать хоть 33 предупреждения, главное для нас – чтобы наши кандидаты дошли до выборов и уже избиратели дали им оценку, а не мы.

Зыгарь: Странно получается: мы привыкли к тому, что избиркомы лютуют. Мы помним кампании, когда кандидаты вылетали, как игрушечные солдатики в руках мальчика-хулигана за незначительные нарушения. И тут вдруг абсолютно божья благодать – что в Москве, что в Московской области. Что произошло?

Вильданов: Вы такие вещи рассказываете… Мы белые и пушистые. Это все инсинуации, враги, журналисты придумывают.

Макеева: А если серьезно?

Вильданов: Сейчас идет реформа политической системы в стране. Зарегистрировано огромное количество партий. У нас в Московской области принимают участие в выборах 26 политических партий. Они же все новые, у них нет опыта, нет юристов. Пощелкать их было легко, но наша задача заключается в том, чтобы помочь всем дойти до выборов. Пусть народ решает, кто будет мэром, депутатом, губернатором. Это не дело избирательных комиссий. Дело избирательных комиссий – создать всем равные условия.

Макеева: Что может заставить вас изменить этот благоприятный настрой? Какое нарушение можно считать недопустимым?

Вильданов: Это экстремизм и разжигание национальной или социальной розни. На данном этапе ничего больше не позволит снять кандидата с выборов.

Зыгарь: Что можно сказать про дебаты? Они меньше шума с СМИ наделали, но врио губернатора участвует в них. Геннадий Гудков называет дебаты фарсом, поскольку не все кандидаты имеют возможность поспорить друг с другом, а попарно беседуют.

Вильданов: В отличие от Москвы у Московской области нет своих телеканалов, а в Москве их три. С тем, чтобы хоть как-то дебаты провести, мы обратились к телеканалу «Подмосковье». Оно готовы за деньги любые дебаты организовать, но вы знаете, насколько прижимисты наши кандидаты, они хотят все бесплатно. Мы попросили, и телеканал «Подмосковье» выделил нам 160 минут на эти дебаты. Мы провели жеребьевку, и первая пара – «Коммунисты России» и «Единая Россия», две самые сильные и непримиримые конкурирующие организации Подмосковья – уже провели свои дебаты. Еще будет две бесплатные пары дебатов. Также бесплатные дебаты на радио Подмосковья. Они действительно тихие, поскольку  федеральные средства массовой информации не привлекают к ним внимание. Мне, например, они понравились.

Макеева: Ваша цель просмотра – смотреть, есть ли нарушения?

Вильданов: Нет, я на нарушения закрывают глаза, я смотрю как избиратель.

Зыгарь: Программа «Разговор с губернатором», которая существовала на этом канале, на время предвыборной кампании ушла в отпуск?

Вильданов: Верно, в соответствии с законом в период избирательной кампании эти программы приостанавливают свое действие. Как я слышал от людей, которые занимаются информационной политикой, программа возобновит свою работу после избирательной кампании.

Зыгарь: И никакого перекоса в информационном освещении деятельности в пользу губернатора вы не можете отметить?

Вильданов: Я могу отметить, что все происходит в рамках действующего закона. К моему сожалению, несколько лет назад отменили день-подпункт, который раньше закрывал дорогу информационному беспределу, который иногда творится в СМИ. Перекоса как такового нет, потому что теперь журналисты, прикрываясь этой статьей, говорят, что информируют избирателей. Под это дело проходит все. Нам поступила жалоба о том, что тот же Геннадий Гудков, выступая на «Эхе Москвы», не оплачивая время, занимался агитацией. Я сказал, извините, но «Эхо Москвы» занималось информированием избирателей в соответствии с законом, поэтому никаких претензий к нему предъявить не можем.

Макеева: А жалобы в основном на Геннадия Гудкова?

Вильданов: Нет, на него поступило две жалобы. Всего поступило 7 жалоб, из них две на Гудкова, одна на Воробьева, 4 на средства массовой информации.

Макеева: Вы прежде занимали подобную должность или находились в Мособлизбиркоме, когда проводились выборы? Можете ли вы сравнить эту предвыборную кампанию?

Вильданов: 17 лет я занимаюсь выборами, из них 2 последних года в должности председателя Мособлизбиркома. До этого я принимал участие в выборах в качестве политтехнолога и юриста избирательных кампаний. Я прекрасно помню первые две кампании на выборах губернатора Московской области, особенно жаркая была в 1999-2000.

Макеева: Вы скучаете по тем временам?

Вильданов: Конечно. Как говорит Владимир Путин, «лихие 90-е», это были лихие избирательные кампании.

Зыгарь: В его устах это скорее имеет негативную коннотацию.

Вильданов: В моих устах тоже, но с некой долей ностальгии. Интересно работать, когда тяжело.

Зыгарь: Почему же вы тогда не поставили веб-камеры на участки? Было бы тяжелее.

Вильданов: Не было бы тяжелее. Просто установка веб-камер сопоставима со строительством детского сада или стадиона.

Зыгарь: У вас один бюджет с департаментом, который отвечает за строительство детских садов?

Вильданов: Конечно, у нас один бюджет с департаментом, который отвечает за бюджет Московской области. Бюджеты, конечно, разные, но мы получаем столько писем в период избирательной кампании о том, что кому-то не хватает места в детском саду, у кого-то не отремонтированы дороги.

Зыгарь: Письма в Мособлизбирком…

Вильданов: Да.

Зыгарь: …не тратьте деньги на выборы, лучше постройте детский сад?

Вильданов: Да, которые говорят об этом. Мы приняли решение сэкономить, но наблюдателям не будет никаких запретов: фото, видеосъемка ограничиваться не будет. Это надежнее, чем веб-камеры.

Зыгарь: Вы людям верите больше, чем машинам. Вы ввели еще одно нововведение – вы будете вручную пересчитывать бюллетени, которые считают КОИБы.

Вильданов: Москвичи все-таки продвинутые люди в этом плане, а мы люди деревенские, консервативны, компьютерам не верим. Мы за ними должны обязательно пересчитать. Сколько ко мне обращалось бабушек – мы уже 2 года их ставим…

Зыгарь: А это не дополнительные расходы? Может, не нужно было их ставить?

Вильданов: Нет, это экономия электричества. Вручную считают до утра, а на КОИБах мы уже к 11-12 часам закончим.

Зыгарь: А если окажется, что КОИБ так посчитал, а вручную по-другому?

Вильданов: Тогда мы признаем ручной пересчет. Пока такого не было. В Жуковском было 50 КОИБов установлено. По просьбе кандидатов мы пересчитали на 9 участках. Совпало один в один. Все были довольны.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.