Глава МНТК «Микрохирургия глаза» Христо Тахчиди собирается на работу, как на войну

Здесь и сейчас
18 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Сегодня Мосгорсуд восстановил в должности директора центра «Микрохирургия глаза» Христо Тахчиди. Он был уволен по инициативе Минздравсоцразвития якобы из-за незаконной коммерческой деятельности и жалоб пациентов и сотрудников. Каково теперь профессору Тахчиди возвращаться на свой пост, узнали у него лично.
Дмитрий Казнин: Скажите, пожалуйста, после заявлений господина Чухраева, вы пойдете завтра на работу? Действительно ли вам нужен приказ, подписанный Министром?

Христо Тахчиди: Прежде всего, хотелось бы сделать небольшое уточнение: претензий, о которых вы говорили - их не существует в природе. Официально никто и никогда ко мне с данными претензиями не обращался: ни из Министерства, ниоткуда.

Казнин: По крайней мере, они были озвучены в прессе.

Тахчиди: Это некий безымянный источник из Министерства. А есть официальный приказ Министра, согласно которому, я отстранен в связи с завершением моего контракта 21 числа. Поэтому других версий нет. Более того, как вы знаете, Владимир Владимирович Путин поручил Генеральному прокурору проверить законность. Прокурор проверил и нашел нарушения, связанные с нарушением Трудового кодекса, а также выявил, что никаких иных оснований для моего увольнения у Министерства не было.

Сегодня есть решение суда. Мы все - граждане Российской Федерации. Все мы живем в правовом государстве, подчиняясь законам Российской Федерации. Сегодня судом принято постановление о моем восстановлении на работе с сегодняшнего дня. Я обязан завтра приступить к работе.

Казнин: То есть если вы не пойдете - это будет считаться прогулом?

Тахчиди: В этой ситуации у господина Чухраева - как законопослушного гражданина - тоже есть выбор: либо он может следовать закону, либо может его нарушить. То есть если завтра меня не допустят до работы - это будет нарушением закона, а точнее нарушением решения суда.

Ольга Писпанен: О каком тогда «письме от Министра» говорит Чухраев?

Тахчиди: Это нужно спросить у него. Сегодня на судебном процессе присутствовало три стороны: моя сторона, представитель Министра, по доверенности Министра и представитель нынешнего директора, который так же представлял его по доверенности. Решение суда доведено до их доверенных лиц. Оно, естественно, автоматически доводится до самих первых лиц. Поэтому с 12-ти часов дня у всех была возможность восстановить нарушенную ими же законность.

Казнин: То есть все-таки нужна подпись Министра, чтобы официально вы начали работать на своей должности?

Тахчиди: Формально, думаю, да.

Писпанен: А вы не боитесь, что вы завтра придете и, что называется, столкнетесь с закрытыми дверями? Поскольку Чухраев говорит, что уходить он не собирается, и мы понимаем, что за ним стоит «махина» Министерства. Что вы будете делать в этой ситуации?

Тахчиди: Значит, я прихожу туда со своими юристами. Я обязан туда прийти. Если меня не впускают - я оформляю соответствующий юридический документ об этом и, соответственно, обращаюсь и в суд, и в Министерство с тем, что нарушается закон Российской Федерации, который и те, и другие должны исполнять.

Казнин: Поясните, пожалуйста, нашим зрителям, которые, может быть, не в курсе дела - почему вас уволили? Для чего это было сделано, если официальных причин для этого нет?

Тахчиди: На самом деле, мы можем вернуться к прессе и проанализировать эту ситуацию. Во-первых, последний интервью госпожи Министра был в «Комсомольской правде», где ей был задан конкретный вопрос, на который был получен конкретный ответ, что «увольнение было в связи с окончанием действия контракта». Более того, в течение 2011 года руководителей - по новому положению о бюджетных организациях - премируют только при достижении основных показателей по своей работе. Так вот, я был премирован и в первом, и во втором квартале госпожой Министром, по самым высоким оценкам. Это значит, что к моей работе претензий нет. Критерии, по которым складывается оценка - их больше 20-ти. Это критерий, связанный с хозяйственной деятельностью, с лечебной деятельностью, с научной и так далее.

Писпанен: За что же тогда Минздрав так ополчился на вас?

Тахчиди: Он не ополчился, а просто незаконно закончил мой контракт.

Писпанен: Тем не менее, сейчас, когда Мосгорсуд восстанавливает вас в должности, приходит новость от ИТАР-ТАСС о том, что Минздрав уже подал кассационную жалобу на решение Мосгорсуда.

Тахчиди: Это снова неизвестный источник.

Писпанен: ИТАР-ТАСС.

Тахчиди: Я имею в виду со стороны Минздрава.

Писпанен: То есть жалоб и кассаций нет?

Тахчиди: Я не могу об этом говорить, но чисто физически сегодня они не могли ее подать. В лучшем случае, они могут сделать это завтра.

Казнин: Что для вас важнее: продолжать работу на этом посту без контакта с Министерством, что будет сложно, наверное; или же вам важно просто восстановить честное имя, а затем уже...

Писпанен: Самому спокойно уйти.

Казнин: Да, либо какие-то другие варианты.

Тахчиди: Мы с вами уже говорили на эту тему в прошлом эфире.

Писпанен: Да, уехать за границу и стать миллиардером.

Тахчиди: Поэтому, в принципе, у меня нет никаких проблем с трудоустройством, при моей квалификации и известности. В сущности, это, конечно же, не вопрос трудоустройства. Это вопрос, связанный с тем, что это уникальнейший проект Российской Федерации, который удалось сделать в течение 25-ти лет. Этому проекту посвятили свою жизнь 10 000 человек. Это достояние страны, благодаря которому Российская Федерация сегодня входит в число ведущих стран по оказанию высококвалифицированной офтальмологической помощи. 

Уничтожать такую вещь или дать ее уничтожить, отойдя в сторону в ситуации, когда это происходит - это ненормально ни с гражданской стороны, ни с профессиональной, ни с личностной. Потому что 25 лет я - как и мои коллеги - посвятил этой огромной работе. Эта работа дает будущее нашей стране, поскольку это конкурентоспособная и абсолютно уникальная вещь. Это достояние страны, которым можно гордиться. Если вы поедите за рубеж и спросите там «что такое «Глазной центр Федорова» - я думаю, что 90% ответят, что слышали о нем.

Писпанен: А после вашего увольнения не было «чисток» среди ваших коллег?

Тахчиди: Глобальных «чисток» не было. Несколько моих коллег ушло вместе со мной. В принципе, ничего радикального не было.

Писпанен: Ну что ж, мы вас еще раз поздравляем и надеемся, что все закончится благополучно. С завтрашним началом рабочей недели вас!

Тахчиди: Большое вам спасибо. Пользуясь вашим эфиром, я хотел бы обратиться к тем, кто сопереживал, помогал и всячески поддерживал меня, потому что, на самом деле, сегодня это общий результат. Я хочу их всех поздравить с этим результатом, поблагодарить. Конечно, впереди еще большая работа. Спасибо.

Казнин: Завтра вы в 9 утра выходите на работу?

Тахчиди: В 8:30 утра.

Писпанен: Это ты к чему спросил?

Казнин: Чтобы мы знали. В конце концов, история ведь не заканчивается.

Тахчиди: Я думаю, она только начинается.

Писпанен: Большое спасибо. Лечите дальше. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.