Глава Groupon Russia: данными клиентов мы не торгуем

Здесь и сейчас
13 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Роскомнадзор взбунтовался против скидочных сервисов: это когда вам предлагают купить купон за 500 рублей, обещая скидки в торговых сетях. При этом вы заполняете анкету, не многим уступающую анкетам на загранпаспорт.

Затем эти базы данных продаются и перепродаются, так что нечего удивляться, если ваш почтовый ящик разбухнет от писем с заголовками «вы выиграли приз».

Роскомнадзор требует от компаний доказать, что они не торгуют персональными данными. О позиции самих скидочных сервисов мы поговорили с Дмитрием Дружининым, генеральным директором Groupon Russia.

Монгайт: Расскажите, как вы защищаете персональные данные ваших клиентов?

Дружинин: Мы их защищаем очень серьезно. Я гарантирую, что наши персональные данные за пределы Groupon не выходят, у нас серьезные способы it-защиты, серьезные методы мониторинга к нашим серверам, поэтому от меня вы можете только услышать только стопроцентную гарантию, что персональные данные наших клиентов не уходят…

Лобков: То есть Роскомнадзор не прав, и вообще нечего обвинять, скажем так, вашу индустрию, она чиста как ангельские крылья?

Дружинин: Мне сложно говорить за индустрию, я могу отвечать только за наше юридическое лицо – за Groupon Россия.

Лобков: Ну, цех-то вы знаете свой? Ваших коллег, их же не так уж много?

Дружинин: Я знаю наш цех, но я предпочитаю не комментировать действия наших конкурентов, я могу комментировать действия Groupon, но действия конкурентов, конечно, я комментировать не могу. Как я уже сказал, я гарантирую стопроцентную защиту персональных данных наших абонентов.

Лобков: А какие данные, например, попадают в вашу базу данных, я просто никогда не пользовался вашими сервисами и вообще не верю в скидки, что попадает, какие именно данные?

Дружинин: Во-первых, Павел, я хочу вас пригласить стать одним из наших подписчиков, у нас их уже несколько миллионов, я думаю, что вам будет приятно получить также и от нас…

Лобков: Давайте не об этом, все-таки какие данные: что я должен буду сообщить для этого?

Дружинин: Базовые данные. Первое, что вы должны сообщить, это ваш электронный адрес, фамилию, имя, отчество, и если вы пожелаете, вы можете сообщить ваш мобильный телефон и район проживания. В Москве район проживания привязан к станции метро.

Лобков: Многие сообщают, полностью заполняют эту анкету?

Дружинин: Нет, у нас очень небольшое количество клиентов, которые сообщают мобильный телефон, мы теперь хотим попросить наших клиентов все-таки сообщить мобильные телефоны. Для чего? Для того чтобы мы могли их по смс также оповещать о важных операциях с их лицевым счетом. Чуть большее количество клиентов дают привязку к станции метро, это тоже нам помогает высылать предложения, которые ориентированы по местоположению наших абонентов.

Лобков: На чем вы зарабатываете, где источник дохода, как генерируется прибыль?

Дружинин: Прибыль генерируется следующим образом: многие из локальных бизнесов имеют достаточно высокую маржинальность (то есть доход) – достаточно высокую доходность, но проблема локальных бизнесов в том, что они не заполнены на все 100% в течение всего времени работы. Если вы приходите в ресторан, то, как правило, в ресторане наиболее заполняемые вечерние часы и суббота-воскресенье, но если вы приходите в ресторан днем, то вы увидите, что ресторан заполнен на треть или на четверть. Мы помогаем локальным бизнесам – ресторанам, салонам красоты, спа-салонам, медицинским учреждениям, аква-паркам - улучшить заполняемость в те часы, в которые при нормальном развитии событий заполняемость не очень велика.

Монгайт: А какого рода скидочные варианты пользуются самым большим успехом конкретно в России?

Дружинин: Самый большой успех у медицинских услуг и услуг – то, что мы называем «бьюти», красоты: спа-салоны…

Монгайт: Почему именно эти, как это объясняется?

Дружинин: Это, наверное, объясняется тем, что самые активные наши пользователи, или, точнее сказать, пользовательницы – это девушки от 23-х до 35 лет, они наиболее заинтересованы как раз в этих услугах.

Монгайт: Что еще можно сказать о людях, которые пользуются такого рода сервисами? Почему вас уже так много, почему вас уже миллионы?

Дружинин: Я думаю, что наша группа пользователей – это примерно тот же самый профиль, как и у наших пользователей и подписчиков в других странах, все люди любят ходить в рестораны, многие любят хорошо проводить время с детьми, девушки и женщины любят или должны посещать косметические салоны, салоны красоты, спа-салоны. Многие из наших пользователей любят это делать со скидкой. Поэтому я объясняю популярность нашего сервиса.

Лобков: Но все-таки знаете вы о случаях торговли базами данных? Или Роскомнадзор просто с потолка это взял?

Дружинин: Конечно, знаю. Я вам больше того скажу, я примерно каждые 2 недели получаю предложения с просьбой купить у человека, мне звонящего, базу данных либо свою же собственную – для того чтобы она дальше не имела распространения…

Монгайт: Откуда у этих людей тогда ваша база данных, если у вас так все отлично защищено?

Дружинин: Давайте я договорю. Я примерно каждые 2 недели получаю звонки от людей, которые предлагают мне купить либо мою собственную базу данных, с предложением, что если я заплачу некую сумму денег, то дальше эта база данных никуда не пойдет.

Монгайт: Это просто шантажисты?

Дружинин: Не знаю. У нас позиция такая, что мы, может быть, я скажу слишком жесткую фразу, но мы переговоров с террористами не ведем. Либо иногда поступают предложения скупить базу данных конкурентов, мы также не ведем переговоров с террористами. И в этом ключе тоже. Не только потому, что мы предпочитаем, или это наша политика – действовать законно, но еще и потому, что база данных наших конкурентов, на самом деле, представляет для нас не очень большой интерес. Дело в том, что в базах данных - у нас и у наших конкурентов – достаточно большая пересекаемость, достаточно большие пересечения. То есть многие люди зарегистрированы не только у нас, но еще и у наших конкурентов, поэтому фактически, даже если бы мы не соблюдали этические законы, просто купили бы базу данных нашего конкурента, то 75%...

Лобков: Но если вы продаете эту базу данных, вы являетесь преступником? Или тот спамер, который купил, является преступником?

Дружинин: Мне трудно комментировать, кто в данном случае является преступником, но, конечно, мы торговлей-покупкой и продажей баз данных не занимаемся.

Монгайт: А взломы были?

Дружинин: Нам не известно, у нас существует система мониторинга доступа к нашим серверам, и любая попытка доступа – санкционированная или несанкционированная – отображается в режиме онлайн, я могу вам сказать со стопроцентной уверенностью, что несанкционированного доступа не было.

Лобков: Скажем, а кто-то из сотрудников обиделся на руководство, взял увел базу данных, продал на сторону, уволили его за это. А он там, на стороне, получил хороший гонорар.

Дружинин: Вы знаете, Павел, у нас количество сотрудников, которое имеет доступ к базе данных пользователя, ограничены, их несколько человек, они дорожат своей работой в Groupon, я в этом уверен, и есть еще несколько людей, которые не являются сотрудниками нашей компании, просто работают по договору подряда, я уверен, что они тоже дорожат своим взаимоотношением.

Лобков: Случаи были такие – утечки?

Дружинин: Нет, не было.

Лобков: И, в принципе, если придет проверка, что они смогут выяснить?

Монгайт: Как они могут это проверить? Не очень понятна технология. Роскомнадзор задает вопрос: вы не перепродаете свою базу данных? Как вы можете это проверить?

Дружинин: 18 апреля 2012 года уже Groupon было получено требование из Таганской межрайонной прокуратуры, которая по обращению Роскомнадзора инициировала проверку, эта проверка была инициирована гражданином Черниковым, который жаловался на то, что Groupon неправомочно разгласил его персональные данные. По этой проверке Groupon в межрайонную прокуратуру предоставил необходимые объяснения и необходимые документы, а прокуратура вынесла решение о том, что нарушение закона о защите персональных данных не зафиксировано. Вот ровно так мы и будем действовать. Мы пока еще не получили обращения либо Роскомнадзора, либо прокуратуры, когда получим – будем смотреть, какие документы мы должны им предоставить. Конечно, если вы задаете вопрос: может ли технически Роскомнадзор или прокуратура, собственно, проаудировать или проверить надежность нашей системы защиты информации, все в мире возможно, но это будет очень сложно сделать, просто нам кажется, что те люди, которые работают на нас, они в техническом отношении не слабее, чем сотрудники Роскомнадзора.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.