Глава «ГОЛОСа» Шибанова: нас в любом случае не допустят до выборов

Здесь и сейчас
15 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
О том, как власти помешались на иностранных агентах мы поговорили с исполнительным директором Ассоциации «ГОЛОС» Лилией Шибановой.
 

Кремер: Что за запрос, и когда вы собираетесь его отправить?

Шибанова: Я так понимаю, что запрос от правозащитного совета готов, я думаю, что на днях он уйдет. Вопрос только, получим мы ответ…

Кремер: Какой-нибудь, наверняка, получите.

Шибанова: Скорее всего, какой-нибудь в виде отписки. Позиция прокуратуры сегодня была совершенно понятна, она просто проигнорировала заседание совета и все.

Кремер: У вас была надежда, что она придет, вы действительно рассчитывали на то, что представители…

Шибанова: Мы были уверены, что будет кто-то из чиновников прокуратуры, но хотя бы кто-то из чиновников должен быть.

Кремер: Возможен ли диалог в этой ситуации с прокуратурой? Они принимают какие-то решения, или они все-таки исполнители?

Шибанова: Пока нет.

Лобков: А кто считает вообще? В прокуратуре нет специалистов такого профиля, и это действительно либо федеральная служба по мониторингу, либо какие-то другие государственные аудиторы, потому что это, как я понимаю, аудиторская большая работа все собрать. Если проверки начались 3-4 недели назад, за месяц собрать данные и все обобщить, подсчитать – это титаническая работа.

Шибанова: Безусловно, это «Росмониторинг» предоставил такую справку. Конечно, он там не рассматривал, наверное, какие это некоммерческие организации, поэтому, видимо, все поступившие средства, которые шли через банковскую сеть, я не думаю, что это так сложно посчитать, поскольку валютные операции очень хорошо банками контролируются…

Кремер: Вы сегодня на этом заседании что-то новое для себя услышали от представителя Минюста или кого-то другого? Вы получили ответы на свои вопросы по поводу происходящего?

Шибанова: Да, для себя да.

Кремер: Например?

Шибанова: Прежде всего, была интересна беседа с представителем Минюста. Это, наверное, было важнее, чем прокуратура, потому что проверки – это понятно, выяснилось самое главное, что у таков закон, что прокуратура может делать все, что угодно, она никак не регламентирована в своих проверках. Когда были претензии к любому представителю другого ведомства, то они все отписывались тем, что они обязаны по требованию прокуратуры присутствовать или участвовать в данной проверке…

Кремер: То есть у нас как бы независимая прокуратура.

Шибанова: Да, а прокуратура, таков закон, может делать все, что хочет. В этой ситуации она ничего и не нарушила. Встреча с представителем Минюста была, наверное, самое главное именно по агентскому закону, потому что здесь было очень много вопросов, и ответы именно представителей Минюста, тем более госпожи Вагиной, которая отвечает за это направление, показали самое главное. Не просто закон ужасен, как мы всегда это говорили, как всегда ужасна практика его применения. Она вполне откровенно признала, что у них нет никаких методических рекомендаций не для организаций, которые могут оценить, они вообще-то кто. У них нет для проверяющих органов никаких методических рекомендаций. Есть некое ощущение.

Лобков: Что-то вроде религиозных чувств, которые сейчас закон пытается пропихнуть. То есть политическая деятельность, которая обозначена буквой закона, и религиозная деятельность с трудом поддаются юридическому определению, правильно я понимаю?

Шибанова: Да. Все базируется на личных ощущениях. Когда задали вопрос, почему ассоциация «ГОЛОС» оказалась одним из агентов, попавших под этот закон, она неоднократно повторила: «Я уверена, что ассоциация «Голос» занимается политической деятельностью». Все. И вот этой личности уверенности вполне достаточно, чтобы наложить 800 тыс. руб. штрафов в совокупности  на организацию и руководителя организации, иметь возможность увеличить их в два раза, если мы опять-таки не зарегистрируемся, открыть уголовное дело, посадить руководителя на определенный срок, то есть все, что угодно.

Кремер: Давал Минюст какое-то определение политической деятельности.

Шибанова: Да, прочитав ее с того закона, который эту политическую деятельность трактует очень обтекаемо. Формулировка позволяет почувствовать все, что хотите. Если у госпожи Вагиной, специалиста не худшего юридического образования вот такие чувства и ощущения, то представьте, что будет происходить с территориальными, региональными Минюстами. Там, насколько это позвоночная система, мы понимаем, что это некий политический заказ, будет эта работа.

Кремер: Есть ли у Минюста ощущения или чувства по поводу тесного сотрудничества прокуратуры и телекомпании НТВ?

Шибанова: На этот вопрос она, естественно, не ответила, поскольку…

Кремер: А он был задан?

Шибанова: Да, правда, прокуратуре. Все, что не относилось непосредственно к Минюсту, она права, ей не стоило комментировать. Отсутствующая прокуратура ответить на этот вопрос не могла.

Кремер: Я так понимаю, что сегодня в зале было некоторое сочувствие к Минюсту, которому пришлось отдуваться за прокуратуру.

Шибанова: В этом плане да, лично у меня сочувствие к такому правоприменению, как сейчас Минюст использует в отношении к ассоциации «ГОЛОС», точно не было. Потому что это как раз очень прецедентно, то, что сейчас происходит именно с ассоциацией «Голос».

Лобков: А вы принципиально отказываетесь регистрироваться в качестве иностранного агента, что бы ни случилось, или какая-то точка перелома, когда определенная сумма штрафа, или угроза уголовного преследования наступает, вы все-таки решаете, регистрироваться или закрываться.

Шибанова: Во-первых, у нас решение совета,  я исполнительный директор ассоциации. Надо понимать, что решение совета, мы не считаем себя иностранными агентами. Это первая наша позиция: мы не иностранные агенты, не выполняем ничьих указаний, действуем в рамках своего собственного устава и миссия, никаких агентских договоров мы не заключаем.

Кремер: Мне кажется, что Павел Альбертович спрашивает, есть ли что-то, что может заставить вас зарегистрироваться?

Шибанова: Мы сегодня проговаривали с адвокатом, какова наша ситуация. 25-го суд, тот штраф, который уже выписан Минюстом – причем, задавались вопросы о том, что они могли просто предупредить организацию, тем более, что для нас это было дикостью, потому что у ассоциации нет иностранного финансирования, это самое смешное….

Кремер: Не считая премии, которую вы отправили обратно.

Шибанова: Да, которую мы отправили обратно, и которой мы даже воспользоваться не могли, потому что она прошла транзитный счет, а не через счет организации. Это совершенно беспредельная ситуация. Нам вменили политическую деятельность от продвижения Избирательного кодекса, которое закончилось два года назад, поскольку мы его создали два года назад, и год назад он уже продвинут в Госдуму и там лежит. Никаких мероприятий с период действия закона, полгода, мы уже не могли проводить, потому что проект давно закончен. Для нас, для «ГОЛОСа», я не имею в виду для общественности, поскольку документ создан. Когда я задала вопрос, на что они опирались, на использование иностранных денег, на проведение каких-то политических акций, с вашей точки зрения, мероприятий, что послужило основой вынести такое решение, причем сразу со штрафом, без предупреждения, мне сказали, что в законе не сказано, что деньги должны быть использованы на некую политическую деятельность. Не сказано, что надо проводить политические мероприятия. Ощущения Минюсту достаточно.

Лобков: Сейчас сентябрьские выборы впереди, вам нужно подготовить целый корпус наблюдателей, потому что будут проходить в местах, где наблюдатели мало обучены. Вы будете продолжать эту работу, или все ваши силы сейчас уйдут на борьбу с Минюстом и прокуратуру?

Шибанова: Я убеждена, что политический заказ по уничтожению ассоциации «ГОЛОС» выполнен Минюстом. Надо понимать это. Я прямым текстом… В какой ситуации ассоциация сегодня? 25-го суд, штрафы, которые мы обязаны заплатить, у нас их уже 800 тыс., хотя премия Гайдара была 870 тыс., но в связи с отсутствием финансирования, естественно, часть премии уже истрачено. Хорошо, мы что-то соберем и оплатим. Но если мы не регистрируемся, могут штрафы увеличить вдвое и открыть уголовное дело, и приостановить деятельность организации. Нас в любом случае не выпускают на выборы.   

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.