Глава Дагестана сохранил свой пост. О чем он договорился с Путиным

Здесь и сейчас
24 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Магомедсалам Магомедов остается на посту главы республики Дагестан. После вчерашней встречи с Владимиром Путиным Магомедов вернулся в Махачкалу, по выражению местных оппозиционеров – «на коне и с шашкой наголо».

При этом вопрос о его отставке называли уже решенным: по сведениям ДОЖДЯ, еще в минувшую пятницу он сообщил своим ближайшим соратникам о том, что уже в этот понедельник будет вынужден написать заявление об отставке. Как Магомедову удалось сохранить свой пост – выясняла Ксения Батанова.

Батанова: Магомедсалам Магомедов вернулся в Махачкалу, где его встречали чуть ли не у трапа самолета те, кто хотел заверить президента в своей преданности после всех слухов, которые ходили вокруг дальнейшей политической  карьеры Магомедова.

Еще вчера ему прочили отставку, но после встречи с президентом Путиным, которая, по информации наших источников, состоялась накануне в 21 час, стало понятно, что Магомедов остается главой республики. Что такого сказал Магомедов Путину – остается только гадать, ведь предпосылки к отставке Магомедова были давно. Назначенный президент республики не смог выстроить отношения со всеми местными элитами, и процесс ослабления Магомедова начался почти сразу. На прошлой неделе в СМИ прошла информация о том, что на пост Магомедова будут претендовать бизнесмены Зиявудин Магомедов через своих людей и Сулейман Керимов. Их интерес к его посту подхлестнул утвержденный инвестиционный портфель на создание в регионе  туристического и транспортного кластеров суммой в 236 миллиардов рублей. Основной довод с их стороны за отставку Магомедова – слабый контроль над силовиками, увеличение криминальных происшествий с участием бандформирований, кроме того – Магомедов – медведевский назначенец. Но Путин оставил его. Возможно, это связано с тем, что Магомедов убедил российского президента, что без него в республике начнется межнациональная вражда. Однако, по словам оппозиционеров, в это может поверить лишь тот, кто не знает ситуацию в республике.

Гаджимурад Омаров, председатель местного отделения Справедливой России: Я думаю, очередная дезинформация по поводу ситуации в республике и по поводу незаменимости его с его предками, которые властвуют в республике уже четверть века. Другой информации я не знаю. Ни для какого народа он не представляет никакой ценности. Он прикармливает себя, свое ближайшее окружение и все, остальные как жили, так и живут, и строится по сути первообщинный строй. Если остальные республик развиваются, даже соседняя Чечня, Татарстан, строятся новые объекты, заводы, фабрики, технологии, инвестиционные проекты, сравните с Дагестаном.

Так совпало, что разговоры об отставке главы Дагестана пришлись на обсуждение закона о возврате к прежней схеме выборов губернаторов, когда главу субъекта Федерации выбирал региональный парламент, а не жители. Этот законопроект создавался специально под национальные республики, а если точнее, то под Дагестан – для того, чтобы не допустить там выборов. Хотя Магомедова и называют сторонников демократических процедур.

Расул Кадиев, адвокат: Некоторые эксперты называет политическую проблемы главы республики Дагестан в честь того, что он заявил о том, что республика Дагестан готова к прямым всеобщим выборам. Есть информация, что в одной из публикаций так называемый претендент на пост исполняющего обязанности главы республики также говорил о том, что в республике могут пройти прямые выборы, но тут вопрос не о том, что они могут, он должны пройти. У нас серьезные проблемы социальные из-за того, что нет прямых выборов. Ошибка была, когда к нам применили партийный вертикальный метод, и народ оторвали от власти, и пошел всплеск экстремизма и терроризма. Посмотрите, за эти два года в Дагестане вдруг резкий всплеск то ли бандитизма, то ли  это вооруженная гражданская война.

Еще одна версия, которую высказывают оппозиционеры – вся эта шумиха с отставкой была инициирована самим Магомедовым, чтобы понять, кто с ним, а кто против, и усилить свои позиции – что и произошло.

Со старшим научным сотрудником Института экономической политики имени Егора Гайдара Константином Казениным, мы поговорили о положении дел в республике.

Писпанен: Как вы оцениваете положение дел в республике? Там действительно феодальный строй?

Казенин: Все на самом деле сложнее. Чтобы понимать, что сейчас происходит в Дагестане, надо посмотреть на два десятилетия назад. Это не значит, что все надо валить на лихие 90-е, но тогда Дагестан оказался действительно в транспортной блокаде из-за войны в Чечне, там было предельно ослаблено присутствие федеральной власти и присутствие государства. В этот момент там стали возникать неформальные центры силы. Бизнесмены, лидеры национальных движений сочли себя ответственными за порядок в регионе. Они во многом регулировали, имея свои собственные силовые структуры, и бизнес, и финансовые потоки. В определенной степени эта система там сейчас сохранилась.

Писпанен: Местный олигархат.

Казенин: Да, он имеет довольно сильную силовую составляющую. При этом в дагестанском обществе очень явный запрос на перемены. Это запрос формулируют разные части дагестанского общества.

Писпанен: Перемены именно в отставке Магомедова?

Казенин: Нет, перемены самой структуры общества.

Казнин: Многие в России судят о том, что происходит в Дагестане, по слухам, намекам. С одной стороны, есть стремление молодежи к радикальному исламу, особенно в отдаленных регионах, с другой стороны, есть мощная силовая составляющая, в том числе и федеральная. Люди стремятся во власть, чтобы заработать деньги. Сможет кто-либо вставший во главе республики или нынешний глава каким-то образом изменить ситуацию без резких, радикальный мер?

Казенин: Действующий глава делал ставку на привлечение в регион дагестанских бизнесменов, которые состоялись в бизнесе за пределами республики. Это такие более современные люди. Любые радикальные шаги грозят потерей управляемости. Что касается экстремистских движений, они тоже стремятся завоевать популярность именно на основе такого запроса на перемены, потому что они тоже пытаются проводить свою программу перемен. Там складывается такой контекст, при котором они пытаются получить определенную популярность.

Писпанен: Если говорить о бизнесменах, которые состоялись уже в центре, если этих олигархов поставить на пост главы республики, они смогут выправить ситуацию?

Казенин: Я думаю, что кто бы ни встал во главе, радикально изменить ситуацию сходу там невозможно, там возможно очень постепенное движение. Это не Чечня, жизнь которой целиком завязана на жизни одного лидера. Глава Дагестана всегда партнер по коалиции других влиятельных в республике людей. Это связано не только с многонациональностью региона, но и с традициями. Я не думаю, что замена лидера там может что-то резко изменить.

Писпанен: Тем не менее тот же Магомедов манипулирует тем, что если убрать меня, то там будет взрыв. Это действительно так?

Казенин: Если взрыв там произойдет, он не будет связан с тем, кто занимает высший пост республики. Там другие проблемы, связанные с довольно архаичной системой, которая там сохраняется и запрос на смену которой там существует. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.