Топ-менеджер Media Markt: "В России растет рынок, поэтому растут и законы"

Здесь и сейчас
4 октября 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
В столичном отеле Ritz-Carlton проходит ежегодный саммит "Торговля в России" - самый крупный форум в области розничной торговли.

Писпанен: Продолжает свою работу 17-й ежегодный международный саммит «Торговля в России». В нашей мобильной студии первый гость, с нами сегодня Гидо Обервальд, директор по операционной деятельности ГК «Медиа-Сатурн Россия». Что вашей компании дает участие в таком саммите, во-вторых, конечно же, все мы напуганы приближающейся второй волной кризиса, готова ли ваша компания к ней?

Обервальд: Наша компания – это «Медиа-Сатурн», у нас два бренда в России - Media Markt и Saturn. У нас сейчас 33 магазина, мы развиваем бизнес, хотим в этом году открыть еще 4 магазина. Я сегодня буду разговаривать по поводу эффективности в бизнесе, как можно бизнес сделать эффективнее.

Писпанен: У вас при вхождении на российский рынок была достаточно агрессивная рекламная кампания, она привлекала внимание потребителя. Основные игроки этого рынка, ритэйлеры, в принципе даже боялись, что вы будете сильно демпинговать. Произошло ли это, заняли ли вы свою нишу, были ли какие-то трудности с этим?

Обервальд: 5 лет назад мы очень сильно работали с маркетингом, мы установили новый уровень цен в России. Мы как немецкая, европейская компания просто даем клиентам то, что мы можем дать. Наши цены не ниже, чем мы можем. Я думаю, все остальные дают то же самое.

Писпанен: А качество?

Обервальд: Если вы были в нашем магазине, то вы знаете, что качество обслуживания, и сервис, и все вещи, которые мы делаем – мы делаем очень профессионально. Мы уделяем этому очень много внимания.

Писпанен: Вы входили уже на более-менее заполненный рынок. Здесь было уже достаточно много игроков, предоставляющих те же самые товары и услуги. Было ли сложно это, с какими-то чиновничьими барьерами, может быть, вы сталкивались?

Обервальд: Нет. Мы этого не чувствовали. Мы открыли много магазинов на втором году присутствия в России, у нас было тогда уже 10 магазинов, у нас было все нормально. Мы не чувствовали ничего плохого. Все поставщики работают с нами нормально, я считаю. Кто не хотел с нами работать, не работает, но это так бывает в жизни, ничего страшного.

Писпанен: Не секрет, что даже у огромных компаний, таких как IKEA, возникают трудности с прохождением всех барьеров чиновничьих, всех коррупционных ступеней развития бизнеса - в регионах, во всяком случае. Даже IKEA несколько раз отказывалась от продвижения на рынке в регионах. Вы не сталкивались здесь вообще ни с чем таким?

Обервальд: Я думаю, разница между нами и IKEA в том, что IKEA открывает торговые центры сама, а мы арендуем площадь. Поэтому для нас это намного легче. Хотя, когда вы хотите открыть огромный торговый центр, конечно, это намного сложнее. Мы открываем магазины как в регионах, так и в Москве, и у нас нет проблем.

Писпанен: Легче работать где – в центре, в больших многомиллионных городах, либо продвигаться в регионе и брать количеством?

Обервальд: Если брать немецкий масштаб, то в России все огромное. Город в 500 тысяч человек, который считается в России не очень огромным, в Германии это уже огромный город. Мы чувствуем себя в Липецке, в Сургуте так же хорошо, как и в Москве, для нас нет разницы.

Писпанен: Никакой разницы? Все-таки учитывая, что в разы различается благосостояние жителей, например, Москвы и Липецка?

Обервальд: Могу сказать, что я живу в России уже 10 лет, я раньше тоже так думал. Но как мы видим это сегодня в нашем бизнесе, реально разница не чувствуется. У нас в Липецке магазины работают на том же самом уровне, как и в Москве. Нет разницы вообще ни по процессу, ни по логистике, все то же самое.

Писпанен: А различаются каким-то образом предпочтения покупательские в разных городах России, в разных концах света?

Обервальд: Конечно, когда вы посмотрите на магазин в Москве, на юго-западе, где средний уровень зарплат намного выше, чем, например, в Воронеже, конечно, здесь увидите намного больше техники высокого уровня, чем в Воронеже. Средний уровень чека у нас в Воронеже ниже, чем в Москве, конечно, а все остальное – то же самое.

Писпанен: А сколько примерно?

Обервальд: Тысяча рублей и ниже. Принципиальный вопрос – где магазин находится.

Писпанен: Это каким-то образом сказывается на развитии вашего бизнеса? Что именно вы закупаете, что именно вы поставляете в регионы? Например, в Москву - это кондиционеры и очень дорогие кофемашины, а в регионы – какие-нибудь отопительные приборы?

Обервальд: Конечно, это так. Когда вы возьмете сегодня, например, Самару, где лето намного жарче, чем в Москве, конечно, там мы продаем больше кондиционеров, чем в Москве. Это нормально. Как вы, наверное, знаете, у нас есть централизованная система, у нас директор отвечает за все. Это значит, что директор отвечает и за ассортимент. Когда директор в Липецке, Воронеже или в Сургуте понимает, что вот это не продается, он купит другие товары. Мы так работаем. Поэтому мы, как компания, это не чувствуем. Мы даем директору огромный ассортимент, и из этого они выбирают товар, который они будут продавать.

Писпанен: В ваших магазинах, представительствах насколько лояльны к потребителю? Потому что несколько достаточно громких скандалов было в ритейлерах с электроникой - некачественная техника продается, и отказываются принимать обратно. Каким образом у вас это происходит, если не дай бог случается какой-то некачественный товар?

Обервальд: Во-первых, мы на 100% «белая» компания, мы немецкая компания. Мы не обманываем клиентов. Когда мы продаем Sony, это Sony, это не вопрос.

Писпанен: И вы точно знаете, что это Sony?

Обервальд: Мы это точно знаем, потому что у нас обычно прямые связи. Мы не покупаем где-то, мы покупаем прямо от Sony, Philips и всех остальных. Поэтому у нас этот риск очень низкий. Но когда так бывает, конечно, клиент прав, мы отдаем ему деньги без вопросов. Мы это компенсируем, это для нас не вопрос. Мы видим, что в России это очень важно, что клиент может верить. Я не хочу, чтобы меня кто-то обманывал, и конечно, наши клиенты не хотят быть обманутыми.

Писпанен: Что вам и вашей компании дает участие в таком форуме «Торговля в России», учитывая, что здесь, в принципе, нет каких-то VIP из правительства, которые на месте решают сложившиеся проблемы, вопросы и т.д?

Обервальд: Для нас это интересно, как для каждой русской компании – получить здесь информацию, посмотреть, что думают все остальные. Для меня было интересно то, что происходило внутри, просто для информации. Конечно, я не ожидаю, что они сегодня что-то решат, но информацию получить никогда не плохо.

Писпанен: Каким-то образом ограничивает вашу деятельность в регионе тот самый вопрос о 25%-м пороге, который не позволено пересекать ритейлеру?

Обервальд: Мы пришли только 5 лет назад, у нас еще очень маленькая компания. Я думаю, до момента, когда нам этот вопрос будет интересен, еще несколько лет, поэтому подумаем об этом потом.

Писпанен: Тем не менее, вы бы хотели, чтобы все-таки это изменилось?

Обервальд: Ну да, конечно.

Писпанен: Каким образом, как вы думаете – вы уже человек, 10 лет здесь проживший – можно повлиять на изменение закона?

Обервальд: Я думаю, за последние 10 лет Россия очень сильно изменилась. Много русских, которых я знаю, этого не видят, но я как немец, который здесь живет как гость, я это вижу постоянно. Россия 10 лет назад и Россия сегодня – это большая разница. Я думаю, Россия идет дальше.

Писпанен: Это позитивное развитие?

Обервальд: Да, конечно. Я, как человек деловой, так считаю.

Писпанен: Некоторые участники сегодняшнего форума с этим не согласны, и говорят, что наоборот – то, что происходит сейчас с законотворчеством, практически загоняет развитие рынка в никуда, нет развития, идет уже стагнация.

Обервальд: Там, конечно, разные мнения. Я лично считаю, что в России растет рынок, и в связи с этим растут законы. То же самое, что вы видите сейчас в России, мы видели давно-давно в Европе. Это идет вверх, и после этого вниз. Я думаю, что это все не финально. Мы смотрим на 10 лет вперед, ситуация будет вообще другая. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия