Георгий Сатаров: прокуратура торопится – к 6 мая Путину на стол должны положить доклад об иностранных агентах

Здесь и сейчас
28 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
НКО

Комментарии

Скрыть
Сегодня в Музее имени Сахарова говорили о «Незаконности прокурорских проверок НКО». Эта пресс-конференция была посвящена назначенному прокуратурой на конец апреля отчету о результатах «облавных проверок» неправительственных организаций, за месяц охвативших около 300 НКО во многих регионах нашей страны.

Ее участники Людмила Алексеева, Светлана Ганнушкина и Георгий Сатаров объявили о начале настоящей информационной войны. Президент Центра «Индем» сегодня у нас в студии.

Лобков: Какое решение вы приняли? Есть ли какая-то реакция сообщества правозащитного, некоммерческого на тот вал проверок, который обрушился на всех? Что вы собираетесь делать, куда писать, кому жаловаться?

Сатаров: Нынче ночью появилась информация о конкретных планах администрации президента относительно общественных организаций, она идет непосредственно от одного из крупных чинов администрации, который сказал одному из крупных правозащитников, что все, кто на данный момент, независимо от того, чем ни занимаются, кто имеет иностранное финансирование, получит штрафы, а кто пока не имеет, получит предупреждение. Это совершенно целенаправленная тотальная кампания против независимых общественных организаций. Слово «независимость» здесь существенно. Почему они придираются к иностранному финансированию? Потому что именно иностранное финансирование обеспечивает независимость. Одновременно еще перед этим мы выяснили, что проблема не в законе, потому что этот закон достаточно четко выделяет именно политическую деятельность в узком смысле.

Лобков: Если только не дискутировать на тему, можно ли считать наблюдение за выборами…

Сатаров: Даже если дискутировать, никаких проблем. Закон это определяет достаточно четко.

Лобков: То есть влияние на решение политиков, влияние на решения…

Сатаров: И  это несущественно. В законе написано, что на самом деле есть политическая деятельность. Прокуратура то, что написано в законе, игнорирует. Она абсолютно произвольно, расширительно толкует этот закон. Толкует неправильно. Все претензии, которые нам на данный момент известны, антизаконны. Это все делается по распоряжению президента, а ответ он должен получить в очень знаменательную дату – 6 мая. Это просто совпадение. 6 мая прокуратура должна ему отчитаться в своих проверках и, видимо, подтвердить то, что он уже объявил, чтобы прокуратуре было понятно, что надо подтверждать, что имеется эта «сеть», как он сказал, что это гигантское мифическое финансирование в 1 миллиард долларов. Что мы намерены делать? Во-первых, сейчас нужно максимально помочь всем организациям, которые вынуждены оспаривать эти решения суда, а такая возможность есть, максимально подкрепить свою аргументацию тем совокупным анализом, который у нас имеется, в частности тот анализ, на который опирались мы, о котором рассказывали на пресс-конференции, сейчас уже должен висеть на сайте фонда «Индем» indm.ru, просьба это скачивать и распространять среди коллег. Заявляю тем, кто попытается заблокировать, это не единственный канал распространения этого правового анализа. Кроме того, мы намерены проанализировать совокупность этих претензий прокуратуры, их действия. Там постоянные процессуальные нарушения, это просто беспредел. И выкатывать претензии уже прокуратуре собственно, не отдельно по претензиям каждой организации, по их действиям в целом. Там попахивает уголовными статьями.

Лобков: Какими статьями?

Сатаров: Например, присвоение полномочий. Нельзя присваивать полномочия кем-то, которые им не принадлежат. Например, у нас есть полномочия по толкованию законов, оно принадлежит Конституционному суду. Если прокуратура начинает толковать закон так, как ей приятно для того, чтобы исполнить поручение президента, это уголовное преступление.

Лобков: Когда на стол президенту ложатся документы о том, как эффективно нашли иностранных агентов в организациях, которые борются с муковисцидозом или помогают инвалидам привыкнуть к коляскам, мне кажется, президент поморщится в ответ.

Сатаров: Нам трудно ожидать реакцию президента. Мы пока говорим о том, что делает прокуратура.

Лобков: А команда из администрации президента так напрямую была дана, что грести широкими граблями, то есть брать все, что лежит, независимо от того что это может быть фонд по защите животных, то есть совершенно неполитическое, или брать что-то близкое к политике? Условно говоря, ассоциация «Голос».

Сатаров: Тут проблема мотивов. Возможность общественных организаций заниматься антикоррупционной деятельностью просто предусмотрена законом о противодействии коррупции. Проблемы нет. Второе, о чем мы сегодня сказали, что недавно был опубликован доклад общественной комиссии по расследованию событий 6 мая, где собрана уникальная информация о том беззаконии, которое там творилось. Более 600 свидетелей, которые дали полноценные процессуальные свидетельства о том, что там происходило. Мы намерены начинать подготовку точно такого же доклада о массовом беззаконии, связанном с преследованием общественных организаций. Первый важный вопрос – а зачем это нужно? Как защищает власть наши права, нам известно. Пока единственное, что осталось – это горстка омбудсменов, которых тоже снимают, как в Томске, потому что они действительно занимаются защитой прав граждан, это независимые правозащитные организации. Если их не будет, то граждане останутся без защиты полностью. Нынешняя власть держит курс на уничтожение всякой независимости. После того как будет уничтожена независимость общественных организаций, займутся гражданами. Этой мой прогноз.

Лобков: По каким линиям могут защищаться организации? Если они в действительности получали иностранные деньги, отчитывались о них, и, допустим, кто-то все-таки повесит на себя ярлык иностранного агента, скажет, мы пойдем на компромисс, мы готовы повесить на себя эту желтую звезду, но дайте мне заниматься своим делом. Как вы считаете, может ли это быть линией защиты НКО признать все, что от них требуют?

Сатаров: Нет, конечно. Этот закон по своей сути антиконституционный. Они даже свои законы не выполняют. Я напомню забавный сюжет. Мы знаем, что Нюрнбергский процесс был не только над высшими чинами Третьего рейха, но и над судьями. И тогда судьи говорили, мы ведь выполняли те законы, которые у нас были. Если у нас будет такой процесс, они не смогут сослаться на этот аргумент, потому что они и свои законы не выполняют.

Лобков: Все-таки если организации пойдут на максимальное сотрудничество с властью и повесят на себя этот ярлык иностранного агента, может ли это их спасти и дать возможность продуктивно работать?

Сатаров: Я думаю, что найдут способ атаки на них, потому что, судя по намерениям власти, для них это не выход из положения. Задача – уничтожить всякую независимость. Но я из тех организаций, с которыми я контактирую, не знаю таких, которые готовы вешать на себя этот ярлык.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.