Генрих Падва предлагает менять закон после приговора Осиповой

Здесь и сейчас
28 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Наказание Таисии Осиповой, которое назначил ей сегодня Заднепровский районный суд Смоленска, в два раза жестче того, что просил прокурор: восемь лет колонии вместо четырех.

Такое решение суда возмутило не только защитников бывшей активистки «Другой России», обвинявшейся в распространении наркотиков. Практикующие юристы, в том числе судьи, не могут припомнить аналогичного решения, президентский Совет по правам человека называет произошедшее судебной ошибкой, а адвокатское сообщество предлагает менять законодательство. О деле Осиповой и его последствиях для российского суда – Елена Шмараева.

Шмараева: Собравшиеся сегодня в Заднепровском районном суде Смоленска ожидали разного исхода: кто-то полагал, что судья Игорь Кожевников согласится с прокуратурой и приговорит Таисию Осипову к четырем годам лишения свободы в колонии, были и такие оптимисты, которые считали, что бывшая активистка «Другой России» может выйти на свободу, поскольку отсидела в СИЗО уже почти два года – с ноября 2010, и суды, случается, назначают более мягкое наказание, чем просит обвинение.

Но услышанное в суде удивило всех: восемь лет в колонии общего режима. В два раза больше, чем просил прокурор, и это при том, что судья исключил из обвинения один эпизод – обыск дома у Осиповой, когда у нее в комоде среди детских вещей нашли несколько свертков с героином. Этот обыск проводился с нарушениями, признал судья, но вот за два эпизода проверочной закупки, которую вели с участием засекреченного свидетеля, Игорь Кожевников назначил Осиповой восемь лет колонии.

Адвокат Светлана Сидоркина, которая представляла Осипову в суде, уже заявила, что будет обжаловать приговор и назвала его шокирующим. Но позиция защиты в этом случае легко объяснима: Сидоркина настаивала, что Осипова невиновна, а дело против нее сфабриковано. Обвинение же, понятное дело, считало иначе.

Но и не имеющие отношения к делу юристы удивлены решением Заднепровского районного суда    и речь не о том, виновна или невиновна Осипова, а о том, может ли суд быть настолько суровее прокуратуры. Я побеседовала с федеральным судьей в отставке Сергеем Пашиным. Он объяснил, что формально такое решение судьи Кожевникова не противоречит УПК, но на деле назначение более жесткого наказания, чем требует прокуратура, противоречит сложившейся судебной практике – а это главный ориентир для судей.

Пашин: Это случай редкий, тем более, когда речь идет об увеличении вдвое. Недавно я видел процесс, в котором прокурор просил 12 лет, а судья дал 14. Это было убийство работника полиции. Но на самом деле, это случается редко. Обычно наказание – немного меньше, чем просит прокурор – на год-два. Судь обычно ориентируется на аналогичные дела и на то, как они проходят в конституционных инстанциях. Если практика определенная, то судья им следует. 

Слова господина Пашина о судебной практике подтверждает и небольшой опрос, который я провела среди известных адвокатов. Ни один из десятка опрошенных юристов не припомнил назначение наказания в два раза превышающего срок, запрошенный стороной обвинения. Владимир Жеребенков, у которого стаж адвокатской практики 12 лет, припомнил два три случая, когда судья увеличил срок. Александр Аснис за 25 лет адвокатской практики сталкивался с увеличением наказания судом меньше десяти раз. В практике председателя Московской адвокатской палаты Генри Резника такого не было ни разу.

Кстати, Генри Резник и заслуженный юрист Генрих Падва, не сговариваясь, сошлись во мнении, что нужно менять действующее законодательство с учетом вот такого решения Заднепровского суда.

Падва: Я считаю, что эта практика совершенно возмутительная, думаю, что пора менять закон. Как есть обязательный для суда отказ обвинителя, так и должно быть законодательно оговорено, что суд не вправе определять наказание более строгое, чем просит государственный обвинитель.

Сейчас согласно УПК суд обязан вынести оправдательный приговор, если прокурор отказался от обвинения – в отличие от суда, например, советского, когда судья даже в случае такого отказа мог отправить человека за решетку. Ну а теперь юристы предлагают ограничить суд и в вопросах назначения наказания, чтобы не нарушать принцип состязательности сторон.

Вот примеры приговоров, когда подсудимым были также, как и сегодня – Таисии Осиповой, – было назначено наказании в виде восьми лет колонии. Вот, например, Самарский областной суд в июле этого года приговорил к восьми годам за распространение наркотиков уроженца Таджикистана, пойманного с поличным с 500 граммами героина. Такой же срок назначили генералу Александру Белевитину за получение в качестве взятки более четырех миллионов рублей. Александр Щеглов из республики Коми получил восемь лет колонии за

развратные действия в отношении трех девочек девяти и десяти лет. Правда, кассационная инстанция сократила ему наказание на один год.

Получится ли у защитников Таисии Осиповой обжаловать ее приговор, станет известно в ближайшие недели.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.