Геннадий Онищенко: «О ликвидации Роспотребнадзора речи не идет»

Здесь и сейчас
29 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Вице-премьер Дмитрий Козак выступил с инициативой о ликвидации Роспотребнадзора, службы, которая почти 90 лет борется с инфекциями в стране. Будет ли ликвидирован Роспотребнадзор, обсудили с главой ведомства Геннадием Онищенко.

По мнению главного санитарного врача страны, против ликвидации Роспотребнадзора, главным образом, возражает бизнес.

Онищенко: А теперь относительно вот заявлений, о которых вы сказали, на счет Роспотребнадзора.

Фишман: Да, собственно, его ликвидации.

Онищенко: О ликвидации, конечно, речь не стоит. Даже господин Козак на такие решительные действия не решится. Проблема состоит в том, что предлагается передать полномочия. Вот те территориальные органы, которые сегодня подчинены напрямую федеральному центру и осуществляют федеральные функции на месте, предлагается передать в подчинение губернаторам. В своем докладе на Госсовете, господин Козак использовал даже неточности. Он сказал, что «там чиновники получают в два раза больше». Но это просто логично, потому что иерархия предполагает, что все должно быть наоборот. И реально не получают там чиновники в два раза больше. Так что это было пожелание, выданное за реальность.

Писпанен: А как вы это объясните? Без расформирования, просто передача полномочий?

Онищенко: Передача полномочий. То есть, не мы назначаем, не мы финансируем эти органы, а их назначает и финансирует местные. Но здесь есть две проблемы. Первая проблема состоит в том, что это противоречит интересам государства. Противоречит интересам с той точки зрения, что тогда государство потеряет возможность контролировать химическую и биологическую безопасность на территории страны. Оно просто не сможет реагировать на возникающие вспышки. Причем в каждой вспышке надо разобраться, какая это вспышка, естественная или она преднамеренная - это сегодня очень важная тема, о ней говорят все развитые страны. Буквально на прошлой неделе в Женеве закончилась специальная конференция, на которой американцы даже пожертвовали временем госпожи Хиллари, которая приехала и как раз об этом говорила. И второе, что самое удивительное для меня было и самое, как говорится, лежащее, может быть, за пределами моей профессиональной компетенции - против этого категорически возражает бизнес. Прежде всего, малый и средний бизнес, ОПОРА России, которая напрямую говорит, что это коррупционность, что это решение региональных интересов вопреки интересам государства…

Фишман: По допущению каких-то продуктов на рынки или что?

Писпанен: А есть же санэпидемстанции или это совсем…

Онищенко: Так это они и есть – санэпидемстанции – как раз о них идет речь. Что это приведет к тому, что нарушится свобода передвижения товаров на рынке внутри государства, и это действительно так. Вот как раз, возвращаясь к птичьему гриппу, когда я говорил на всю страну, что нельзя, что сегодня продукция Новосибирской области безопасна - мы тогда выделили птичий грипп у дикой водоплавающей птицы, на территории Новосибирской области, - тогда Кемеровский губернатор дал команду моему подчиненному: «Закрой въезд». Он отказался это сделать, потому что сказал, что в этом нет необходимости. Тогда он дал команду местному ветеринару, который подчинен ему и местному ГАИ, и эти два уже не государственных, а региональных инспектора закрыли все дороги, и Кемеровская область испытала дефицит белого мяса, что является плохо, в угоду интересов местных производителей. Поэтому вот как раз это и подвигает бизнес. Против этого возражает РСПП, против этого возражают ассоциации, такие как молочники…

Фишман: Просто, кажется, что вы должны руководствоваться интересами не экономическими, а собственно, здоровьем.

Онищенко: Если мой нынешний подчиненный будет подчинен губернатору, вот тогда губернатор начнет беспредельничать там. И он это будет делать, потому что у него на первом месте вопросы собственной экономики, собственных предприятий. Они рафинированы, интересы здоровья, за которое мы сегодня несем ответственность. Поэтому Госсовет, который прошел, особенно в выступлении Владимира Владимировича Путина, призвал еще раз взвешенно посмотреть на эту проблематику и принять решение не сразу сплеча, как это предлагает господин Козак, а все-таки услышав все стороны. Ведь когда принимались эти решения, нас даже не выслушали. Работала некая рабочая группа, работала в тайне и выдала вот эти рекомендации.

Писпанен: А это какие-то тайные недоброжелатели ваши?

Онищенко: Нет. Вы понимаете…

Писпанен: Почему они в тайне работают?

Онищенко: Я могу даже высказать и такую версию, что интересы вот в таком расформировании лежат далеко за пределами нашей страны.

Писпанен: То есть, это все Запад?

Онищенко: Они, в том числе, и навязываются оттуда. Когда Соединенные Штаты столкнулись с проблемами, когда они не смогли разобраться с появившейся у них на территории в одном из штатов с чумой обезьян, оспой обезьян (это очень близкий возбудитель к человеческой оспе, которая ликвидирована на планете в 1980-м году), они сразу начали выстраивать систему централизованного подчинения лаборатории. Сейчас они ее создали очень быстро и она сейчас подчинена Atlantic CDC. Там сидят профессиональные люди, мои коллеги, с которыми мы работаем в режиме он-лайн, в частности и по борьбе с гриппом. У нас здесь есть, так сказать, свои независимые ни от каких отношений профессиональные контакты, которые нам очень помигают, равно как и мы, по возможности, оказываем помощь, если у нас что-то случается, чтобы информировать их, что происходит. Так что в профессиональном сообществе проблем политических нет. Там есть интересы профессии.

Фишман: Я просто уточнить. Я правильно понимаю, мысль ваша в том заключается, если расформировать Роспотребнадзор и его полномочия, то безопасность страны от внешней угрозы становится более очевидной, подпадает под угрозу?

Онищенко: Безопасность страны, прежде всего, от внутренних угроз, которые и без того в нашей стране присутствует. Допустим, я вам сказал очень бодрящие цифры, что у нас 36,5 миллионов в этом году привилось населения от гриппа. Этого даже не было в лучшие советские времена, когда говорили, что там все было хорошо. Я уверен, что в таком масштабе страна бы не привилась никогда, потому что когда каждый сам по себе прививал, у нас было лоскутное одеяло. Условно говоря, Москва привила больше, чем надо, допустим, а рядом соседняя область вообще не начинала прививки. И вот эта неравномерность, она, в принципе, низводила успехи Москвы в вакцинации практически к нулю.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.