Геннадий Гудков: «Нам бояться перевыборов нечего»

Здесь и сейчас
10 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Справедливоросс Геннадий Гудков заявил, что готов отказаться от своего депутатского мандата, и объяснил, что он этим хочет достичь.

Макеева: Вы сказали, сделали несколько заявлений, которые вызвали у нас удивление у нас тут в студии. Мы жаждали, что вы придете и дадите нам разъяснения, в частности, о готовности сдать мандат. Ваши коллеги по партии тоже готовы это сделать?

Гудков: Я сделал такое заявление в надежде на то, что действительно в ЛДПР и КПРФ предложат сделать то же самое - тогда неизбежны повторные выборы, так как в Думе не может быть менее двух партий. А на перевыборах, я думаю, что уже никто больше, уже больше никто не посмеет пойти на такие чудовищные нарушения, а на перевыборах мы однозначно удвоим, даже сегодняшний состав нашей фракции. То же самое, наверное, сделают и коммунисты, наверняка, это даже ЛДПР поможет. Поэтому, нам бояться перевыборов нечего. Если это будет согласовано с оппозицией, с другими политическими партиями решение, мы легко сдадим наши мандаты.

Макеева: Перевыборы, вы что имеете в виду? Об этом сразу можно говорить?

Гудков: Отмену этих выборов, проведение новых, честных.

Давлетгильдеев: Вы в это верите? То есть, это реальная возможность, реальная перспектива?

Гудков: Вот если сегодня три партии решат - это будет просто неизбежно.

Давлетгильдеев: Но пока, насколько я понимаю, нет четкого решения даже в «Справедливой России»?

Гудков: «Справедливая Россия» сегодня была представлена на Болотной площади десятью депутатами Государственной думы, которые были уполномочены съездом и я возглавлял эту делегацию, которые были уполномочены съездом поддержать и сделать соответствующие заявления. Мы не обсуждали вопрос о сдаче мандатов, но когда я спустился с трибуны, то все мои коллеги пожали мне руку и сказали, что они поддержат мое выступление. Вот, по крайней мере, 10 человек из «Справедливой России» поддержали мое выступление, где я говорил о возможности сдачи мандата.

Давлетгильдеев: А позиция руководства партии «Справедливая Россия» такая же?

Гудков: Но у нас руководство партии, если вы имеете в виду Сергея Миронова, то я с ним эту тему не обсуждал. Я сегодня беседовал по телефону с Николаем Левичевым, он одобрил наше участие наши действия на Болотной площади, объяснил, что, в общем-то, доброжелательно, хорошо отнеслись к нам люди, которые собрались. Действительно, сказали огромное спасибо. И я не встретил никаких каких-то там сомнений, мне никто не сказал, что ты там перехватил, старик, перегнул палку. Сказали: «Молодец, нормально выступил».

Давлетгильдеев: Миронов мог бы принять участие в этой акции? Может быть, примет…

Гудков: Он технически не мог. Когда назначался митинг на 10 декабря… Ведь на самом деле, вы знаете, что митинг достаточно стихийно организован? Спонтанно, не стихийно – спонтанно. И мне в этом, так сказать, случайно удалось принять участие, когда хватали людей на Триумфальной площади, задержали Немцова, Рыжков мне позвонил: «Приходи сюда, надо как-то выручать». Но я попросил руководство ГУВД, говорю: «Вы не задерживаете лидеров. Митрохина вы задержали, Немцова». Говорят: «Задержали? Сейчас отпустим». Они так уже мирно были настроены как-то к концу дня.

И когда отпустили Немцова, Рыжков и другие товарищи, они меня позвали: «Зайди сюда, хоть чай, кофе выпьем». Я зашел, узнал, что есть организаторы, группа лиц, такой митинг. Мы тут же решили всех поддержать этот митинг еще раз. Тут же сделали ролики, которые потом крутились по «Эхо Москвы», тут же мы сделали текст заявления, тут же созвонились с Сергеем Митрохиным с «Яблоком». Он говорит: «Давайте так: мы поддерживаем ваш митинг, а вы поддержите наш». Мы говорим: «Давай, Сергей так: что ни наш, ни ваш, а митинги будут общие. Вот давайте сейчас отказываться «наши», «ваши», вот это разделение какое-то. Либо мы объединяемся, либо мы действительно делаем так, чтобы в России возникли нормальные условия для всех политических партий, работы и жизни и ротации власти и так далее, либо…»…

Макеева: А почему у вас была возможность физически придти после съезда, съезд начинался рано, митинг в два часа, а у Сергея Миронова нет?

Гудков: Нет, я ушел до окончания съезда. Съезд вел Сергей Миронов. И я думаю, что съезд закончился в часа три, не раньше.

Давлетгильдеев: И Оксана Дмитриева тоже вместе с вами раньше ушла?

Гудков: Да. Я же говорю, что специальным решением съезда. Мы не просто как партизаны, мы еще получили решение съезда и съезд нас делегировал. Я возглавил делегацию, которая от «Справедливой России» была на Болотной площади.

Макеева: Съезд не выдвинули Оксану Дмитриеву в качестве кандидата в президенты от партии, а выдвинула все-таки Сергея Миронова. Прокомментируете? Были такие ожидания? У многих ваших однопартийцев были из регионов.

Гудков: Давайте говорить так откровенно, что Сергей Миронов сегодня лидер по праву. Он отказался от постов, предпочел партию, предпочел риск, предпочел вот эту критику.

Макеева: Добровольно отказался от постов и ушел в партийные лидеры? По-моему, было по-другому, нет?

Гудков: Нет.

Макеева: Геннадий Владимирович…

Гудков: Ему наоборот, было предложено отказаться от партии…

Давлетгильдеев: Но из Совета Федерации его изгоняли голосованием таким весьма демонстративным в Законодательном собрании Петербурга.

Гудков: Товарищи, вы знаете только часть информации, а я знаю ее целиком. И я вам могу сказать, что Сергею Михайловичу были даны гарантии, что если он уйдет от руководства партии, перестанет ей руководить, то все гарантии его там карьерной, личной и прочее, они будут удовлетворены полностью.

Давлетгильдеев: То есть, такое ощущение складывается, что вот если вы называете слово «гарантия», это значит, что все-таки договоренности господина Миронова и партии «Справедливая Россия» с Кремлем она существовала и существует?

Гудков: Почему? Завтра могут пригласить Гудкова и что-то сказать. Это вовсе не означает, что у меня существуют договоренности с Кремлем.

Давлетгильдеев: Я вам одно хочу просто сказать…

Гудков: То есть, он был приглашен к известным лицам, где ему было заявлено, что вот надо выбирать: либо партия, либо должность, карьера, сохранение и так далее. Он выбрал партию.

Давлетгильдеев: Потому что я четыре часа провел на этом митинге на Болотной площади, поговорил с самыми разными участниками из абсолютно разных таких категорий, групп людей, от националистов до анархистов, практически со всеми, кто участвовал…

Гудков: Кстати говоря, вы знаете, что мы привели людей, примерно несколько тысяч человек, 4-5 тысяч с Триумфальной площади? Кстати говоря, хочу поблагодарить власть. На сегодняшний момент она себя, по крайней мере, Московская Мэрия и МВД ведут себя безукоризненно: они организовали проход коридор с площади Революции до Болотной. И мы вот приехали, мне просто сын говорит: «Давай заедем, посмотрим, что там с людьми, вдруг люди перепутали?». Мы заезжаем, там огромное количество людей, которые пришли на площадь Революции, стоит там Борис Немцов. Мы людей собрали и говорим: «Ребят, вот так и так, есть проход, давайте мы пройдем» и мы провели, наверное, тысячи 4, а может быть и больше людей. Это действительно очень много было. Вот, почему я опоздал на митинг, на начало митинга, но я, правда, сказал Рыжкову, что мы опоздаем, потому что мы пришли вместе…

Макеева: Геннадий Владимирович ловко ушел от неприятного разговора про Сергея Миронова.

Давлетгильдеев: Я одно хотел сказать, что со всеми теми людьми, с которыми я разговаривал, они все высказывали одну претензию. Эта претензия то, что отсутствие лидера, то, что партия «Справедливая Россия», которая могла этого лидера дать в лице Дмитриевой. Правда, я говорил с простыми людьми.

Гудков: Вот дорогие товарищи, вы меня простите, пожалуйста, вот почему-то они не предъявляют претензии к отсутствию у Зюганова, у которого нет съезда, они не предъявляют претензии к отсутствию у Жириновского, у которого нет никакого съезда, но Миронов, который сидит перед залом в 800 человек, ведет съезд, вызывает у них претензии. Но это нечестно.

Макеева: Значит, на вас надежду возглавляют.

Давлетгильдеев: А не на коммунистов и на Зюганова.

Гудков: Простите, пожалуйста, я являюсь заместителем Миронова, не самый последний человек в партии, далеко не последнюю роль играю в ее политической конфигурации. Я был, была Оксана Дмитриева, был Илья Пономарев, все эти люди выходили, были на сцене, половина руководства партии стояла на сцене этого объединенного митинга. Есть еще одна такая системная партия, половина руководства которой находились бы в этот момент на Болотной площади? Если есть, тогда я поднимаю руки.

Макеева: Ok, хорошо, Геннадий Владимирович, это то, что он имеет возможность нам предложить…

Гудков: Я признаю. Это факт, это положение российского закона - мы системная парламентская партия. И вообще, на самом деле, лучшая демократия для России, которая позволит нам обойтись без революций и гражданских войн – парламентская демократия. Только у нас ее отняли с вами. И вот сегодня люди, которые пришли, кстати говоря, просто я не знаю, уровень гражданского сознания, самосознания, за эти дни, недели просто выросли измеримо, вот эти люди как раз то же самое требовали, чтобы, давайте будет парламентская демократия, вместо революций, войн и так далее.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.