Геннадий Гудков: ругать спецслужбы не стоит, они ничего не смогут сделать с терроризмом при нынешней власти

Здесь и сейчас
30 декабря 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков рассказал Никите Белоголовцеву об ошибках спецслужб, которые не предприняли достаточных мер по обеспечению безопасности в Волгограде после первого теракта 29 декабря на вокзале.

Белоголовцев: Геннадий, есть ли у вас сомнения в том, что два теракта, произошедшие в Волгограде не менее чем за сутки, связанны между собой, это цепь спланированных террористических атак?

Гудков: У меня нет никаких сомнений в том, что не только два последних теракта, но и три, связанных единой цепью, это, возможно, единая организация, которые призывают к действию.

Белоголовцев: После первого произошедшего теракта еще три месяца назад, после теракта вчерашнего были ли предприняты, с вашей точки зрения, все необходимые меры для предотвращения событий сегодняшнего утра?

Гудков: Любое преступление есть результат чьих-то ошибок. Я сейчас слышал краюшек вашей передачи, говорили: «Давайте накажем мэра, давайте накажем губернатора». Я не исключаю, что их вина есть в чем-то, скажем, в организации общих мер противодействия терроризму или, скажем, в организации режима въезда и выезда, хотя это  входит в обязанности губернаторов и мэров. Но я хочу сказать, что это ведь не первый теракт в России. Кто-то сейчас говорил из экспертов, что это отпечатки терактов, которые совершаются в течение года в республиках Северного Кавказа, мы уже настолько привыкли, что это стало просто печальной статистикой.

Все то, что происходит, говорит не об отдельном случае, что какие-то ошибки допущены или недоработки, безусловно, они там есть. Это говорит о том, что в России есть системное террористическое подполье, которое время от времени активизируется, время от времени наносит удар, в том числе по крупным городам, в том числе и по столичным городам. Решить эту проблему нынешняя власть не может, она не в состоянии. Я бы говорил не о конкретном случае, конечно, там надо предпринять  все, что можно предпринять для того, чтобы локализовать эту проблему, чтобы больше не проходило терактов хотя бы в Волгограде. Но мы же с вами понимаем, что хорошо сосредоточить усилия на Волгограде или Сочи, там ничего не будет, будет где-то в другом месте. Мы с вами совершенно четко видим, что власть создала питательную среду для различного рода экстремальных, радикальных, экстремистских идеологий. Ведь только в нашей стране происходит с такой пугающей частотой  террористические акты, а в других странах такого нет. Там нет почвы, там нет питательной среды для этого.

Второй момент – почему сейчас говорим о том, как предотвращать теракт, хотя были случаи 15 лет назад. Давайте посмотрим: большая часть терактов совершается исламистскими террористическими группами, которые приспособили ислам, чтобы обрабатывать людей, превращать их в живых бомб. Правильно? Где роль ислама? Где объединение государства с исламом в идейной борьбе с этим? Где идея отмежевать ислам от этого чудовищного террористического подполья? Ведь если мы с вами скажем, что это не ислам, а любая религия миролюбивая, направленная на благо, если мы с вами скажем, что это не ислам, что это не священная борьба, это не шахида, это просто преступники, мерзавцы, негодяи, подлецы, нам не поверят. Это очень важно. Если скажет священнослужитель любой другой церкви, ему не поверят. Где роль ислама? Где возможности государства, которое должно предоставить сегодня проповедников ислама, разоблачающих терроризм, телеканалы, газеты, журналы иные возможности, создать механизмы идейного разоблачения, идейной борьбы? Где это все? Скажите мне, пожалуйста, может быть, я чего-то не знаю.

Белоголовцев: Понятно, что ситуация будет напряженная, скорее всего, как минимум до Олимпиады в Сочи. Есть ли какие-то действия, которые необходимо делать, возможно, простым людям? Сегодня утром вернулось, казалось бы, позабытое с начала нулевых годов словосочетание «старший по домам», «подворовые», «поквартирные обходы». Как-то можно сейчас простым людям помочь спецслужбам, правоохранительным органам? Что нужно делать простым людям помимо того, что по возможности избежать паники?

Гудков: Люди практически не могут ничего, кроме разумных действий, кроме оказания посильной помощи спецслужбам и правоохранительным органам. Спецслужбы могут только то, что они могут, спецслужбы – это последний этап борьбы с терроризмом, когда он уже выходит на преступный уровень. Конечно, спецслужбы повинны, конечно, правоохранительная система повинна, но вешать всех собак на силовиков абсолютно неправильно, поскольку на место убитых, осужденных, арестованных боевиков приходят новые, приходят в достаточном количестве.

Сегодня сроки подготовки террористов-смертников, как говорят мои коллеги, сократились. Работает машина, конвейер по формированию живых бомб. И мы это с вами не в состоянии предотвратить. Вот об этом сейчас надо говорить. Можно, конечно, усилить работу спецслужб, создать типа управление президентуры, направлять на 3-4 года туда сотрудников, чтобы они вели глубокое агентурное проникновение, платить  им двойную заработную плату, гарантировать им жилье. То же самое можно сделать в рамках МВД, специальные подразделения, которые будут на федеральном уровне этой работой заниматься. Но все равно мы с вами возвращаемся к тому, что сама среда порождает террористическое подполье, порождает людей, готовых на смерть, унося в могилы с собой десятки невинных жертв. Вот, что самое главное, что самое страшное, что мы этот конвейер остановить не в состоянии, потому что меры, которые предпринимает государство, недостаточны.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.