Генерал Владимиров: Руководство не понимает, зачем в стране армия

Здесь и сейчас
30 сентября 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
Вице-президент Коллегии военных экспертов Александр Владимиров рассказал, нужна ли России призывная армия.

Белоголовцев: Грядущее начало осеннего призыва, формирование и строительство российской армии мы обсудим с вице-президентом коллегии военных экспертов, Александром Владимировым. Александр Иванович, скажите, пожалуйста, наверняка слышали вы о результатах нашего опроса, почему в современном российском обществе подавляющее большинство людей абсолютно критически смотрят на нынешний порядок формирования армии? Почему россияне не хотят иметь призывную армию в нашей стране?

Владимиров: Знаете, в вашем вопросе столько подвопросов, столько же и ответов. Во-первых, наши слушатели, даже не те, которые принимают участие в голосовании, но и которые принимают участие в руководстве государством, плохо понимают, о чем они говорят. Последние лет, наверное, 30-40, такая странная тенденция в нашей стране, когда каждый следующий верховный главнокомандующий все хуже и хуже понимает, зачем ему эта Россия, эта армия и что с ними делать. И это не потому, что они такие плохие, а потому, что никто глубоко вопросом не занимался. Эмоционально, конечно, это 20 лет идет свершено бессмысленный разговор о том, нужна ли нам призывная армия, профессиональная армия и никто не хочет просто послушать нормального профессионала, который скажет, что профессиональных армий в мире нет ни одной.

Белоголовцев: Александр Иванович, вы как профессионал, не могли бы мне ответить на вопрос. В чем преимущество призывной армии над армией профессиональной?

Владимиров: Вы знаете, здесь, во-первых, это большой разговор. У каждой армии есть свое преимущество, но наша армия, даже которая сейчас комплектуется Министерством обороны, она и не призывная, и не профессиональная, она смешанного способа комплектования, когда профессиональный компонент, добровольческий, и призывной сопутствуют и находится в равном обиходе.

Белоголовцев: Весной призывалось, если я не ошибаюсь, больше 250 тысяч призывников в армию. Сейчас 136 тысяч. Все-таки призывников, солдат срочников в нашей армии в несколько раз больше, чем людей, которые служат на профессиональной основе. Разве это не так?

Владимиров: Профессиональная основа - это исключительно офицеры. Все остальное, как бы и специалисты, но если вы хотите сказать, не призывники, то да. Но, во-первых, я не знаю логику Генерального штаба, который объявляет такие цифры, поскольку я знаю точно совершено, что профессиональные компоненты, а именно это сержанты, будем говорить так, унтер-офицерская часть, младшие командиры - это наиболее провальная категория нашей армии, нашего военного строительства, поскольку ее практически нет и ее, кроме двухсот с чем-то человек, никто не готовит. Наша армия бесхребетная, потому что хребет армии - это младший командный состав. У нас армия безмозглая, поскольку мозги - это офицерский корпус. И нервы, тоже практически не готовит, поскольку некому учить и нечему учить. Вот эти вещи, которые базовые для нашего самочувствия армии национальной, и надо обсуждать серьезно. А в том, какая армия лучше или хуже, это бессмысленный разговор. Каждый компонент имеет свои преимущества и свои недостатки и именно поэтому она наиболее рациональная. То, что сейчас делается, это попытка совместить эти два принципа комплектования в одном военном строительстве.

Белоголовцев: В современных условиях за год чему можно научить призывника? Например, в армии США, нашего потенциального противника, стоимость простого снаряжения рядового пехотинца десятки тысяч долларов, высокоточные инструменты, лазеры, оружие пятого поколения, а у нас призывников, видимо, этому надо обучить быстро и за год. Правильно?

Владимиров: Во-первых, у нас нет такого, к сожалению, технологического оснащения как в армии США. У, мягко говоря, каменный век.

Белоголовцев: Александр Иванович, так, может, у нас каменный век как раз потому, что 20-летних пацанов на год призывают?

Владимиров: Да нет, дорогой мой, у нас каменный век потому, что офицеров нечему учить и некому учить. Вот в чем дело. Потому что у нас нет идеологии государственной воинской службы, у нас никто не знает, зачем армия нужна. Армия нужна только тогда, когда есть национальная стратегия, чего тоже нет. А это все идет оттого, что существующая политическая система такими вопросами не озадачивается, а озадачивается предложением пролонгации собственного заявления в политике. Все идет гораздо глубже. А наши 20-летние солдаты, скажем, в Грузии, показали себя так, что близко как бы, к ним не приближались по уровню и качеству военных, скажем грузинские так называемые профессионалы. Так что здесь все по-другому надо считать. И говорить одновременно, что это плохо, а это хорошо, нельзя. А в принципе, родине должны служить все.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия