Гельман: Путин ошибся с музыкой, Прохоров - с цветом

Здесь и сейчас
1 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В рамках предвыборной кампании Михаил Прохоров, лидер "Правого дела" провёл ребрендинг партии и выпустил серию плакатов про себя. А ещё сегодня на сайте Единой России появился агитационный ролик Владимира Путина, который... не призывает ни к чему.

Михаил Прохоров, новый лидер партии "Правое дело" разместил в своем живом журнале запись. Он рассказывает о мощном ребрендинге партии. Цвет партии стал теперь желтым. Мы отказались от старой символики и триколора, - пишет Михаил Прохоров в ЖЖ С приходом новых людей в партию идеология ощутимо меняется, "Правое дело" становится динамичной, современной.

Запись собрала больше ста комментариев блоггеров разного толка. Например:

— Давно пора, потому как отменное позорище

— Единственный недостаток слишком много ваших фото

— …желтый – это цвет измены…

Что обозначает желтый цвет и почему произошел такой ребрендинг рассказал пресс-секретарь партии - Алексей Уразов.

Уразов: Новые цвета – это символ обновления и притока в партию новых сил, а также оптимизма и уверенности, с которым «Правое дело» пойдет на выборы в декабре. Нынешняя акция, а именно появление билбордов на улицах Москвы и других городов – акция не политическая и проходит она по инициативе нового проекта, созданного на личные средства Михаила Прохорова. Главная его цель – это поиск и поддержка, а также популяризация наиболее ярких отечественных проектов в сфере науки, искусства, производства и бизнеса.   

Но блоггеры уличили новый стиль партии в плагиате – он почти точно копирует рекламные плакаты и ролики одного известного оператора сотовой связи. В компании, которая когда-то разрабатывала новый фирменный стиль этого сотового оператора – сказали, что они не комментируют чужие работы, но заверили, что – по крайней мере – шрифт на плакатах Михаила Прохорова – лишь похож на тот, который они использовали. В общем, дизайнеры Михаила Прохорова ничего не украли.

Не менее странная история появилась сегодня на сайте "Единой России". Сегодня там опубликован агитационный ролик про Владимира Путина, но агитацией – в настоящем смысле – он не является. Никаких призывов, никаких слоганов. Просто заголовок: Мы строим новую Россию.

О скрытом смысле этого видео нам рассказал Павел Данилин, политолог и шеф-редактор ресурса Kreml.org.

Данилин: Предвыборная кампания по выборам в Государственную думу еще не началась, и безусловно этот ролик считать предвыборным нельзя. Это просто инициатива одного из рядовых «единороссов». Те месседжи, которые были посланы автором ролики: «вспомните о том, как вы жили, вспомните о том, как вы сейчас живете и подумайте о том, как будут жить ваши дети» - это все, на самом деле, очень важно и не только для предвыборной компании, но и в целом для нашей партии, в целом для нашего «Народного фронта».  

На данный момент у этого ролика 304 просмотра. 94 человека кликнули МНЕ нравится этот ролик, а больше восьмисот человек сказали, что ролик им не нравится. И сегодня же оппозиционеры сделали свой ответ на этот ролик. Ролик сделал блоггер и сценарист Олег Козырев

В студии телеканала ДОЖДЬ галерист и участник нескольких предвыборных кампаний Марат Гельман. 

Казнин: Как вам начало предвыборной кампании?

Макеева:  Начнем с конца,  с Путина я предлагаю. Начало это, не начало, старт, не старт, что думаете?

Гельман: Я посмотрел этот ролик, те кто его делали, конечно, сильно ошиблись с музыкой. Она такая тревожная. С другой стороны, стало понятно против чего «Народный фронт» - против трудностей. Смысл в том, что власть, Путин стараются сделать все как лучше, но на пути есть трудности и не все получается. И вспоминается Советский Союз, когда борьба за урожай, борьба с климатом, то есть, нет у нас никакого врага, кроме этих трудностей. В принципе, ролик сделан, не считая музыки, достаточно профессионально, по политтехнологической схеме: знаю ваши проблемы, сочувствую им и вот что уже делаю для их решения. И понятно, что в этой неразберихи «Единой России» ОНФ и так далее, фигура Путина является… то есть будут призывать голосовать, видимо, не за «Единую Россию», не за «Народный фронт», а за Путина, видимо, он возглавит список лично, я так думаю, по крайней мере, исходя из этого ролика. Еще раз хочу сказать, что тот музыкальный фон, тревожный, этот ролик будет отвергаться вне зависимости от того, что он даже правильно сделан.

Казнин: А почему вы так думаете? Ведь у нас люди любят бороться как раз, может быть, это их мобилизует.

Гельман: Под тревожную музыку люди отрицают в принципе то, что они видят. Очень хорошо, что там нет улыбающихся лиц, все серьезные, ролик прямо обращен к большим голосующим группам: пенсионеры, солдаты, то есть те люди, которые нуждаются в поддержке, в патронизме государства. мы с вами не нуждаемся, нам не нужен этот ролик. А им он нужен.

Макеева: А это думская кампания, как вы считаете?

Гельман: Это думская. Дело в том, что как только будет подписан закон о выборах, любое упоминание «Единой России» и так далее будет считаться. А пока, это время, 20 августа, наверное, подпишут этот закон, пока, это время свободной рекламы, в которой, конечно, нельзя и не за кого призывать голосовать.

Макеева: Поэтому он такой немножко абстрактный.

Гельман: Я думаю, что создатели ролика все-таки еще сами не понимают, и многие внутри «Единой России» тоже не понимают, как эта коллизия с «Народным фронтом» и «Единой Россией» будет разрешена. То есть, какой лейбл будут ставить, за кого голосовать рядом с фигурой, с портретом Путина, поэтому такая размытость.

Макеева: «Почта России» сегодня вступила в «Народный фронт». Каждый день такие крупные организации вступают, иногда даже профессиональные союзы, иногда даже без ведома участников. Но с «Почтой России», уже наученной горьким опытом, совсем все не так, там две трети сотрудников вступили, нашлись воздержавшиеся.

Казнин: Давайте тогда к следующей рекламной кампании.

Макеева: Вот тут, я считаю, галерист должен победить в Марате Гельмане. Желтый цвет, вы помните «Золотой Теленок»: голубой – пошло, розовый – банально, красный – слишком верноподданнически, давайте покрасим «Антилопу» в желтый цвет, будет ярковато, но красиво. Красиво получилось, как считаете?

Гельман: Ну, во-первых, там цвет не желтый, а такой оранжевый и охра. Дело в том, что я видел эти билборды пока ехал по Пермскому краю, они там тоже у нас висят, и на меня произвело плохое впечатление. С одной стороны, конечно, хорошо, что они появились, потому что многие думали, что это партия-спойлер, что она будет технической, и сейчас идет очень важный период для кампании, когда формируются штабы, выбираются лидеры. И важно, что это сигнал скорее не для электората, а для этих активистов, которые принимают для себя решение идти туда, серьезная ли там история или нет. Вот они видят, что появились щиты, значит серьезная история, будет настоящая предвыборная кампания, значит для активистов это некий мобилизационный момент. С другой стороны, эти три составляющие… вначале дизайнерски серый, холодный Прохоров на фоне теплого – это неправильно. В принципе, холодное на холодном, иначе получается мертвечина немножечко…

Казнин: Или теплое на теплом.

Гельман: Да. Опять же серый цвет можно было сделать теплым. Кстати, когда обвиняли в плагиате с билайном, то если вы посмотрите,  там желтый цвет, но лицо желтое, то есть теплое на теплом. То есть это неправильно по законам восприятия.

Казнин: «Теплое дело».

Гельман: Кроме всего прочего, если мы говорим о дизайне, в политической рекламе очень важен элемент доверия, поэтому в ней очень редко используют выдравку. То есть когда лицо вырезается и кладется на какой-то фон кроме белого или черного, который не фон вообще. Потому что любой такой фотошоп – это недоверие, это картинка ненастоящая. А в политической рекламе, в отличие от коммерческой, где присутствует яркость и выразительность, доверие важнее. Там еще самый главный грех этой рекламы, это то, что Прохорову дают не его слова. Дело в том, что Жириновского мы знаем. Сейчас, кстати, висят неплохие билборды Жириновского, у нас, например висят «Перми нужен Жириновский».

Казнин: И мы узнаем его голос.

Гельман: Во-первых – голос. Во-вторых – это некая прямая речь, которой мы доверяем. Но ему-то как раз можно цитату, путину можно какую-то цитату – мы про них знаем много. Про Прохорова, про его политическую платформу мы ничего не знаем. И раз уж надо тратить деньги на билборды, я бы обязательно потратил бы их на то, чтобы узнать что-то про Прохорова, про его личные слова, его личные высказывания, чтобы мы что-то про этого человека поняли.

Макеева: «Будем работать 60 часов в неделю», и все сразу говорят, о, теперь мы знаем кто это.

Гельман: Я просто, что хочу сказать, может быть можно другие, но уж точно не брать цитаты, которые всеми узнаются в качестве цитат. Это очень серьезная ошибка для нового политика. И получается так, что это мертвое лицо, этот оранжевый, который ничем не подкреплен. Но тут я не соглашусь с теми, кто говорит, что этот цвет в принципе плох. Вообще не бывает плохих цветов, любой цвет может быть интересным и выразительным. И эта цитата, которая говорит совсем о другом, мне кажется, это очень неудачное начало.

Казнин: Вы бы сменили команду?

Гельман: Не обязательно. Иногда бывает, что виновата не команда, а какие-то… то есть, я вообще не готов комментировать. В любом случае, все, что происходит сейчас с «Правым делом» - это лучше, чем то, что было в прошлый раз.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.