Гарри Бардин: семейные ценности и патриотизм – это какая-то хрень. Непонятно, как ее применить к истории про зябликов

Здесь и сейчас
16 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
На сайте start.planeta.ru завершен общественный сбор средств на создание нового анимационного фильма мультипликатора Гарри Бардина «Три мелодии». Денег также хватит на выплату штрафа министерству культуры России, которое требует от режиссера неустойки за срыв сроков сдачи фильма.

Режиссер анимационного кино Гарри Бардин был с нами в студии.

Зыгарь: Довольны ли вы тем, как разрешился ваш конфликт с Министерством культуры?

Бардин: Доволен тем, что собрали деньги. Доволен тем, что есть такой министр культуры Мединский, благодаря которому я и получил эти деньги.

Кремер: Потому что он устроил вам рекламу?

Бардин: Потому что он сделал мне такой ход, который бы я и придумать не мог. Когда он устроил всю эту заваруху с штрафными санкциями, оказалось, вспомните, как много есть людей хороших. Их у нас гораздо больше. За одни сутки собрали почти полмиллиона рублей.

Кремер: Как так получилось, что вы должны были сдать картину в июле, а вы только сегодня, и то благодаря Мединскому, закончили деньги собирать?

Бардин:  Были обстоятельства. Я в прошлом году приболел. Я в конце июля должен был сдать картину. Но я пришел, написал письмо министру о том, что по таким-то обстоятельствам я не могу вовремя сдать и прошу пролонгацию во времени. На что мне сказал зам, с которым я разговаривал: «Чего вы боитесь?» Я говорю, что боюсь штрафных санкций, я деньги собираю на завершение картины, у меня совсем нет денег на санкции.

Зыгарь: То есть вы сами подсказали.

Бардин: Да, но я же не Мединскому подсказал. Мне сказали, кто с вас возьмет, на всякий случай принесите больничный. Я принес.

Кремер: Я так понимаю, что вы принесли больничный за 3 месяца, а штраф за полгода.

Бардин: На 5 месяцев. Я не оправдал полтора месяца. За полтора месяца мне выволочка.

Кремер: А какая сумма этой выволочки?

Бардин: Около двухсот тысяч. Будет оцениваться по последнему дню сдачи материала.

Кремер: То есть цифры настоящей пока нет.

Бардин: Пока нет. Я об этом узнал совершенно случайно. Когда я написал второе письмо Мединскому, он ушел в отпуск, и я опять пошел в Министерство культуры. Мне сказали, все будет нормально. И я перестал волноваться. И тут вышел Мединский из отпуска и начертал на моем письме: «Взыскать штрафные санкции на общих основаниях в соответствии с законом». Это прочитала девочка-исполнительница по телефону и не мне, а моему коммерческому директору. Так не строятся взаимоотношения между министром и не последним режиссером в России.

Зыгарь: Разбирались ли вы в законности решения, принятого Мединским? Действительно ли по законам именно так полагается штрафовать?

Бардин: Они вправе, но я оказался первым показательным мальчиком для битья.

Кремер: То есть они хотели показать другим, чтобы не опаздывали.

Бардин: Они хотели показать свою вертикаль.

Кремер: Когда вы сдадите картину?

Бардин: Надеюсь, в начале ноября.

Кремер: Если сдадите в начале ноября, больше штрафов не должно быть?

Бардин: По идее да.

Зыгарь: Собранных денег хватит до начала ноября?

Бардин: Да. Но я собирал деньги не на штрафные санкции.

Кремер: Люди же вам эти деньги жертвовали и не для того, чтобы платить штраф Мединскому. У вас нет в этом смысле неудобств?

Бардин: Я посчитал все. Я думаю, что не хватит.

Зыгарь: Интересно понять, насколько ваш случай может быть частью какой-то новой схемы работы Министерства культуры с режиссерами. Может быть, вам в Министерстве говорили, что сейчас будут штрафовать каждого?

Бардин: Я вспоминаю советские времена. Там было Госкино, коллегия, приемка. Оттуда иногда уезжали режиссеры на скорой помощи, получали инсульты, инфаркты. Было такое, когда клали на полку плод трудов нескольких лет. Сегодня все как бы возвращается. Они создали экспертное жюри, но при этом не сказали экспертному жюри, что они ноль без палочки. Экспертное жюри пыжится, смотрит на эти проекты, принимает, рекомендует, а потом им говорят, что их голос совещательный, они здесь никто, и принимают решение другое, отличное от мнения экспертного жюри. Вот почерк сегодняшнего министра.

Зыгарь: За последнее время мы много слышали про то, что государство собирается вкладывать деньги исключительно в те фильмы, которые пропагандируют верные и утвержденные президентом Путиным ценности – семейные ценности, патриотизм. В анимационном кино та же система?

Бардин: Конечно. Не может быть такого, что у нас общий загон, а вот отдельная лужайка для мультипликации. Конечно, загородки есть. Я был в экспертном жюри, откуда меня выдворили, где критерием оценки проектов была гордость за свою историю, патриотическая тематика, православная тематика и прочее, что является полной хренью по отношению к тем проектам, которые приходится читать. Я не понимаю, как можно это все увязать с какой-то историей про зяблика и бабочку и как это монтируется.

Кремер: Ваши «Три мелодии» соответствуют этому направлению Министерства культуры?

Бардин: Я об этом вообще не задумывался. Я пою, как бог на душу пошлет. Я надеюсь, кино мое примут. Вы его увидите. Не было такого случая, чтобы я кино не заканчивал.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.