Галина Хованская: Лучший «подарок от Деда Мороза» - знать цифры бюджета и уже потом предполагать, что будет

Здесь и сейчас
3 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
3 июля в Конституционном суде – начали рассматривать жалобу левых депутатов, которые считают присоединение к ВТО незаконным. Последствия вступления в ВТО мы обсудили с Галиной Хованской, депутатом Госдумы от «Справедливой России», председателем комитета по ЖКХ и Евгением Федоровым - депутатом Госдумы, членом фракции «Единая Россия».
 В то же время – на Театральной площади – прошел митинг «Останови ВТОржение». Все это – приурочено к заседанию Думы 10 июля, когда и должен быть принят протокол о присоединении к ВТО. По мнению коммунистов, после вступления в организацию, Россию наводнят дешевые товары и продукты питания. Отечественные производители к такой ситуации просто не готовы – их продукция будет неконкурентоспособна. В результате нас ждет банкротство многих предприятий и закрытия заводов.

Противники присоединения к ВТО считают, что выравнивание внутренних цен на газ и энергоносители до среднеевропейского спровоцирует трехкратный рост цен на ЖКХ, транспорт и энергоемкие товары и увеличит социальную инфляцию. Меж тем – и без того не все еще осознали, чем может обернуться последнее повышение тарифов с 1 июля.

Газ для населения теперь стоит дороже на 15 процентов, электричество и тепло на 6. Выросли и такие тарифы, как плата за наем, пользование жилым помещением и холодную воду. Повышаются и акцизы на спиртное.

Это повышение должно было состояться в начале года. Но в последний момент его перенесли на июль. Наблюдатели уверяли, что чиновники просто побоялись взвинчивать цены перед выборами. Между тем, следующее повышение тарифов – пройдет уже 1 сентября.

Последствия вступления в ВТО мы обсудили с Галиной Хованской, депутатом Госдумы от «Справедливой России», председателем комитета по жилищной политике и ЖКХ и Евгением Федоровым - депутатом Госдумы, членом фракции «Единая Россия».

Дмитрий Казнин: Что должно принести повышение тарифов населению в ближайшие полгода-год? Интересно, что центральные каналы об этом много говорили в последние дни и ставили это в один ряд с успехами правительства. 

Галина Хованская: Если бы все ограничилось только июльским повышением, то это было бы неплохо, потому что полгода действительно не повышались цены, и инфляция была очень сдержанной - цифры были очень незначительны по сравнению с прошлым годом. Вы совершенно правильно сказали, что грядет еще одно повышение. А вот тогда эту тему надо будет серьезно обсуждать. Потому что когда с 1 сентября еще раз будет повышение, это не коснется только тарифов на газ. Это, безусловно, повлияет на продукты первой необходимости, на продукты питания - цены на продукты питания вырастут. Так что в сентябре нам, видимо, придется еще раз встречаться и обсуждать реакцию населения. Согласитесь, сейчас все-таки летний период: дешевые овощи, дешевые фрукты, ягоды. Не так это будет чувствительно, не так заметно. А вот осенью люди почувствуют это очень здорово, очень серьезно. Причем это повышение в итоге превысит по крайней мере прогнозируемую инфляцию. Дай Бог, чтобы у нас не совпали эти цифры. Пока нам прогнозируют инфляцию где-то на уровне 7-8%. Я думаю, что до 9% мы обязательно поднимемся. Ну вот повышение такое, какое оно есть. Пока оно умеренное. И конечно это было чисто политическое решение. Я даже сейчас не могу вспомнить, какие аргументы нам приводили, но основной аргумент, конечно, был очевиден - это президентская кампания, чтобы не будоражить народ очередным повышением. Я считаю, что это неправильно, потому что повышение тарифов и всех этих платежей связано с бюджетным процессом. Поэтому если не были заложены цифры уже в бюджет, не прогнозировались, то сейчас нужно будет вносить изменения в закон о бюджете и в субъектах федерации, и на федеральном уровне. Потому что газ и электроэнергия - это федеральные составляющие. 

Евгений Федоров: Я как раз считаю, что для людей лучше, когда летом меняются тарифы, чем зимой. 

Татьяна Арно: В сентябре тоже они поменяются. 

Федоров: Все-таки лучше летом, чем зимой. 

Хованская: Но бюджет у нас принимается в конце года и планируется на год. Лучше уж этот «подарок от Деда Мороза» получить и рассчитывать уже на определенные цифры на целый год, чем сейчас быть в неведении того, что будет с 1 сентября. 

Арно: 1 сентября будет депрессия, что закончилось лето, будет экономический кризис, которого тоже все ждут. 

Хованская: Покупки школьникам. 

Арно: Абсолютно. 

Федоров: А зимой депрессия потому что холодно, плохая погода. 

Арно: Знаете, оппозиция очень быстро как-то отреагировала на эту тему. 12 июня на «Марше миллионов» Сергей Удальцов, помимо своих традиционных политических требований, впервые выдвигал социально-экономические. Он конкретно говорил про ЖКХ. Конечно же, это не может в какой-то момент не привлечь, наверное, совершенно другой электорат. 

Хованская: С моей точки зрения, власть совершает следующую ошибку: если они, например, в сентябре, подняв тарифы, сделали бы так, что доля расходов семей с низкими расходами уменьшилась, а не осталась на прежнем уровне - хочу напомнить, что в большинстве регионов это 22%. 

Казнин: Это для них ощутимей всего будет это повышение. 

Хованская: Да. Только о семьях с низкими доходами мы и говорим в этой ситуации. В отличие от Москвы, где более-менее стабильная ситуация. Когда-то я была депутатом городской думы, председателем комиссии соответствующей, и мне удалось провести закон. 10% и менее, в зависимости от дохода, отдает за жилье и коммунальные услуги московская семья, не больше. А вот в регионах эта планка поднята, как я уже сказала, до 22%. Вот если бы одномоментно подъем тарифов был связан со снижением это нагрузки на семьи с низкими доходами, реакции такой, поверьте мне, не было бы. 

Федоров: Я хотел бы уточнить один момент - иногда, может, зрители не почувствуют это. Поднимает-то тарифы бизнес. Государство осуществляет сдерживание подъема тарифов. То есть оно контролирует тарифы, но не производит продукцию, которая, собственно, меняет свою ценность. Поэтому вопрос изменения тарифов - это вопрос баланса бизнеса. А государство туда вторгается своей системой контроля и сдерживает аппетиты бизнеса. 

Хованская: Я не соглашусь, потому что кто у нас определяет цены на газ понятно. Голоса федеральных чиновников, представляющих интересы государства, превалируют безусловно. Это естественные монополии, и здесь только контроль государства возможен. Я не соглашусь с тем, что повышается плата за наем - это имеется в виду не социальный наем, конечно. В Москве, например, вообще плата за жилищные услуги не меняется. Строго говоря, мы, как собственники помещения, определяем плату за жилищные услуги, а вот за коммунальные действительно определяет государство. Здесь другой защиты, кроме как от государства, нет. Региональной энергетической комиссией устанавливают эти тарифы. 

Федоров: По обращению бизнеса. 

Хованская: Боже мой, о каких котельных вы говорите, когда в большинстве городов не от котелен отапливается дом. В основном это теплоцентрали. 

Федоров: Это крупные котельни. 

Хованская: Это крупные ресурсоснабжающие организации, естественные монополисты, только регионального уровня. Остановить их может только региональная энергетическая комиссия и, соответственно, губернатор или мэр. Вот и все. Здесь защита только государственная, я еще раз подчеркиваю. Если по жилищным услугам мы можем отказаться от каких-то услуг, минимизировать эти расходы, то здесь мы ничего сделать не можем. 

Казнин: Если говорить о ЖКХ, то уже долгое время называют это просто «черной дырой», куда идут деньги, и не понятно вообще как они распределяются, для большинства людей. Тарифы повышаются, деньги идут. Меняется ли ситуация? 

Хованская: Ситуация изменилась. Точнее она начала меняться 2 года назад, когда мы, как конечные потребители, получили инструменты для того, чтобы понять, из чего складывается этот тариф. На год позже мы сумели сумели уже получить документ от постановления правительства РФ. В связи с этим документом, у нас появилась возможность узнать за что мы платим, когда говорим слово «жилищные услуги». То есть до этого это действительно была черная дыра - было совершенно непонятно, за что мы платили. Теперь мы хотя бы эту расшифровку можем посмотреть и сказать: «Слушайте, вот тут вот написано, что у нас убирают каждый день, а мы входим в подъезд, и у нас там грязь, мусор лежит». То есть появилась возможно узнать за что мы платим. Это правильный шаг в нужном направлении. Вот наша задача - воспользоваться этим шагом. В доме всегда найдется один любопытный человек, который начнет ковырять, копать, смотреть эту расшифровку, а это сейчас доступно. 

Арно: Водка стала стоить дороже, бензин дороже, и, соответственно, газ, свет и вода тоже. 

Казнин: Штрафы, между прочим, выросли. 

Арно: Это как-то может продолжить протестные движения, которые то там, то здесь возникают в стране? 

Хованская: По моим ощущениям, летом не будет никаких протестных движений, а вот осенью возможно. Это будет толчком для того, чтобы активизировать эту ситуацию. 

Казнин: Это настолько ощутимо, вы считаете, будет в регионах? То есть это вызовет явное недовольство или терпеливый народ? 

Хованская: Народ у нас очень терпеливый, с этим я спорить даже не буду. Мы действительно терпим до последнего. Но в регионах все будет зависеть от позиции губернатора и региональной энергетической комиссии, от их мудрости. Вот если они совершат эти 2 действия, о которых я сказала - снизят нагрузку на бедные семьи, а это где-то 10-15-20% тех, кто действительно может выйти на улицу от отчаяния. 

Казнин: То есть чтобы дифференцированный тариф был? 

Хованская: Нет, не дифференцированный, а чтобы общая нагрузка. Потому что человеку все равно за что он там платит, ему важна последняя, окончательная цифра в платежке. 

Казнин: Но это делают? 

Федоров: Все регионы имеют, конечно. 

Хованская: Они имеют право. Другое дело, есть ли возможности в бюджете у этих регионов - я говорю сейчас дотационных регионах, которых подавляющее большинство - пожалеть своих граждан, своих жителей. Несколько лицемерная позиция, когда говорят: «У них же есть право снизить нагрузку, в том числе и у муниципалитетов». А у нас если 11 регионов-доноров, а остальные все... А с муниципалитетами еще хуже ситуация: пожалеть-то они могут, только денег нет в бюджете на эту жалость. 

Казнин: Спасибо. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.