Франция не знает, что делать с цыганами. Новый президент против таборов

Здесь и сейчас
27 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Французская полиция сегодня рано утром разогнала цыганский табор в пригородах Парижа. Жесткими мерами по отношению к стихийным поселениям цыган прославился предыдущий президент Пятой республики Николя Саркози.

Сменивший его Франсуа Олланд обещал некоторые послабления выходцам из Болгарии и Румынии, но, как показывает сегодняшнее событие, таборы в покое не оставят. Как власти объясняют свои действия, мы спросили у нашей коллеги в Париже Наталии Геворкян.

Геворкян: Объясняет это Олланд примерно так же, как объяснял Саркози, только 2 года назад, когда Саркози экстрадировал более девятисот цыган из Румынии и Болгарии обратно в страны их постоянной прописки, левые очень критиковали, как вы помните, Саркози, критиковал его весь Европейский союз.

Мотивировки те же самые: ужасные условия жизни. В данном случае выступил министр внутренних дел Мануэль Валь, который сказал, что табор располагался вдоль железной дороги, что жить там невозможно, что для детей и для взрослых все это очень опасно. Проблема в другом: ну, хорошо, в 5 часов утра пришли и подняли людей, и вывели их за территорию этого опасного места, но в никуда. И то, что спрашивают все вокруг: а куда они денутся? Предположим, 3-4 дня они могут пожить в какой-то гостинице, уверяю вас, что не больше, у кого-то дети, они там живут не один день, у кого-то дети ходили в школу, у кого-то дети должны были начать ходить в школу в новом году. И совершенно непонятно, что с этими людьми делать.

Это вот – как бы правой рукой социалисты продолжают эту политику, а левой рукой, действительно, предлагают что-то изменить. Например, правительство обсуждает налоговые льготы для работодателей, которые будут брать на работу цыган, или расширение сферы применения вообще возможной работы цыган и так далее. То есть и то, и другое делается.

Но самая большая проблема в том, что 1-го декабря этого года истекает срок, когда 8 оставшихся европейских стран не открывали свои рынки для болгар и румын. 1 декабря они обязаны эти рынки открыть. Таким образом, сюда могут приезжать как ученые, так и не ученые, как цыгане, так и не цыгане, кто угодно. И что делать в этой ситуации?

Это только хвост всей истории с таборами, цыганами, экстрадицией. То же самое: 240 человек были отправлены обратно в Бухарест, правда, как и в случае с Саркози, 2 года назад им была заплачена какая-то компенсация материальная, но тем не менее. А с 1-го декабря они не могут этого делать.

Эта проблема дико сложная, она не на секунду, конечно, не на минуту телевизионного репортажа. Я хочу сказать, что я не знаю ни одной страны в мире, которая успешно бы интегрировала цыган. Такой страны просто нет, при том, что в Сорбонне есть факультет, который изучает этот непонятный язык, составленный из всех возможных цыганский наречий, и тут довольно приличное отношение к цыганам, но тем не менее проблема есть.

Мне кажется, что когда Олланд говорит, что это необходимо вынести на обсуждение Европейского саммита в Брюсселе в середине октября, то он совершенно прав, действительно, необходимо. Но факт состоит в том, что дальше уже Франция не сможет грузить этих людей в самолеты и отправлять, а в Европе живет 12 миллионов цыган, и они будут двигаться и дальше. И как было 15 тысяч цыган без французских паспортов во Франции, так они и остаются. То есть как решать эту проблему? Эта проблема будет общеевропейская, она и есть общеевропейская, конечно.   

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.