Депутат Франц Клинцевич: наши спецслужбы работают отлично, а предотвратить взрывы в Волгограде было практически невозможно

Здесь и сейчас
30 декабря 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Депутат Госдумы, лидер Российского союза ветеранов Афганистана Франц Клинцевич обсудил с Никитой Белоголовцевым работу спецслужб в России, и способна ли сложившая система правоохранительных органов предотвращать теракты.

Белоголовцев: Я хочу попросить вас прокомментировать слова Геннадия Гудкова, вашего бывшего коллеги по Государственной Думе. Он попросил не вешать всех собак на правоохранительные органы и говорил, что в сложившийся системе государственного правления, в сложившейся ситуации предотвращать террористические акты спецслужбы просто не в состоянии. Насколько вы согласны с такой оценкой?

Клинцевич: Во-первых, я хотел бы, пользуясь случаем, выразить родным и близким соболезнование, кто потерял своих друзей, знакомых, кто получил увечья в этих страшных терактах. Что касается самой ситуации и то, что сказал Гудков, во-первых, работа спецслужб наших на самом деле не такая плохая, как кажется, я это могу с полной ответственностью сказать. Во-вторых, ситуация, которая произошла в Волгограде, я абсолютно в этом убежден, это мое личное, может быть, и профессиональное, мнение, что это ружье было заряжено, оно готовилось к этой ситуации. По качеству подготовленных терактов, по техническому исполнению, там кое-что пошло не по плану, но оно направлено на одно…

Белоголовцев: Пошло не по плану у кого, простите?

Клинцевич: У террористов. Им нужны были вокзалы, прежде всего, аэропорты. Если бы это случилось так, это есть основание для того, чтобы можно было говорить, что Россия не в состоянии обеспечить безопасность граждан, прилетающих гостей накануне Олимпиады. Олимпиада здесь присутствует, кто бы, что ни говорил.

Белоголовцев: Тимур Журавель, коллега, российский журналист, живущий и работающий в Англии, пишет: «В Англии на всех каналах новости о событиях из Волгограда начинаются одной и той же фразой: «За несколько недель до Олимпиады».

Клинцевич: То, о чем я говорю, я не слышал, что говорят английские коллеги, к сожалению, я допускаю, что может случиться еще где-то, только для одной цели, чтобы потом представители отдельных стран сказали: «Мы, наверное, не пустим своих олимпийцев, потому что там небезопасно».

Белоголовцев: Согласитесь, эту ситуацию не то что можно было предположить, эту ситуацию  предполагали все. Я, честно говоря, не до конца понял ваш посыл. Но когда в одном из крупнейших городов Юга России за три месяца происходит три теракта, два теракта за сутки, как можно говорить о том, что спецслужбы справляются со своей работой?

Клинцевич: Если работают не дилетанты и цель именно такая, особенно в последнее время с учетом огромного количества высказываний в адрес и России, и лично Путина, повышение авторитета и так далее, то проведение таких терактов, во-первых, планируется, во-вторых, предотвратить их практически невозможно, кто бы что ни говорил. Заряженную бомбу остановить нельзя. С чем я согласен с Геннадием Гудковым, если это подтвердится то, что сегодня дают информацию правоохранительные органы, и в СМИ проходит, что в троллейбусе была заложена бомба, к сожалению, может так случиться, что где-то каким-то образом участвовали наши обыкновенные граждане, которые повелись на какие-то деньги, не до конца отдавая отчет, что делается, что происходит.

Сегодня я согласен со всеми экспертами, которые заявляют и говорят одно – нравится кому-то, не нравится, но джин выпущен из бутылки, и он сегодня посетил Россию, джин терроризма. Мы сегодня должны абсолютно искренне понимать, можно как угодно посыпать голову пеплом и так далее, но надо людям понимать, что первое – надо друг друга поддерживать, во-вторых, проявлять абсолютно искренне бдительность. И самое главное – не допустить того, что, возможно, из целей, которые ставятся, не допустить межэтнические столкновения…

Белоголовцев: Простите, я хотел бы уточнить. Если вы говорите, что если бомба заряжена, и теракт предотвратить невозможно, если работают профессионалы, и теракт предотвратить невозможно, почему в последние годы мы не слышали это от главы государства, от министра внутренних дел, от руководителей кавказских республик: Рамзана Кадырова, Юнус-бека Евкурова и других? Почему эти фразы о том, что предотвратить было невозможно, мы слышим после терактов? Почему все последние годы мы слышали о стабильности на Северном Кавказе, о замирении, о том, что бандподполье побеждено и так далее? Почему вдруг за одни сутки риторика и тональность поменялась на 100%?

Клинцевич: Конечно, этот разговор, когда события произошли недавно, буквально несколько часов назад, обсуждение контрпродуктивно. Сегодня, слушая журналистов и граждан, которые высказываются, я где-то согласен с тем, которые говорят, что, может быть, не надо особо нагнетать, о чем-то говорить. И в то же время я согласен с журналистами, которые говорят, что об этом надо говорить, предупреждать и давать какие-то экспертные оценки. Я считаю, что надо дать время правоохранительным органам разобраться, сегодня там сосредоточены все силы. Поверьте мне, что в ближайшее время, в том числе и с учетом имеющихся возможностей у спецслужб и правоохранительных органов, очень многое станет ясно. Это раз. Во-вторых, я буду сегодня все время говорить от себя, вы меня пригласили как человека, который много времени провел и на войне, и на Кавказе, слава Богу, что-то в этом деле соображаю. Почему был выбран Волгоград? Потому что там были подготовлены, видимо, условия для того, чтобы можно было осуществить, где жить…

Белоголовцев: За три месяца после первого теракта, почему эти подготовленные условия  не были найдены? Я вспоминаю громкие слова, которые говорились после теракта три месяца назад.

Клинцевич: Я вам объясню. Все зависит от работы специалистов, но с точки зрения специалистов я вам официально заявляю, что если бы каким-то образом я был на этом месте, и у меня были бы соответствующие возможности: оборудование для того, чтобы произвести теракт, работа с соответствующими людьми, которые подготовлены, предотвратить это нельзя. Это просто невозможно, потому что ограниченный круг людей, общение, все знают, кто на что идет, все знают, кто что получит, какие средства и так далее. Может быть, только за счет случайных вещей бдительность людей можно было бы вскрыть.

Я смею только, опять же абсолютно от себя, сказать одну вещь – не так много у террористов таких живых бомб, поверьте мне, чтобы потом у людей не складывалось впечатления. Они сделали сильный, резонансный удар, реально они осуществили психологическую террористическую атаку на Россию. У них она получилась. Мы ответим, поверьте мне, мы ответим, но сегодня надо людям сказать: люди, из того, что произошло, во-первых, человеческие жизни не вернешь, во-вторых абсолютно правильно, что ругают и власть и правоохранительные органы, они для этого и созданы – для того, чтобы их ругали, и они отвечали.  И люди, которые сегодня занимаются этим вопросом, тоже понимают, они склоняют голову, они переживают, они день и ночь работают и еще не одну неделю будут день и ночь работать для того, чтобы выяснить эти вещи. Эти упреки абсолютно справедливы. Но я хотел бы, чтобы все, кто слышит меня, понимали, что наши правоохранительные органы, наши спецслужбы на самом деле работают профессионально.

Я сегодня только прилетел с Нижнего Новгорода, я видел, как в аэропорту одном, как во втором было, какие реакции. Самое главное – это ничего не поменялось, до этого так было. И сегодня стоят люди, внимательно наблюдают, пропускают, просят вежливо снять, показать. Мы не исключены от других терактов, к сожалению, но мы к ним готовы.

Белоголовцев: Срочная новость – взрыв в волгоградском троллейбусе устроил террорист-смертник, мощность бомбы составила 4 кг в тротиловом эквиваленте. Это заявление Следственного комитета. Очень многих сегодня удивляет и расстраивает отсутствие заявления президента. Как вам кажется, верховный главнокомандующий после таких событий в стране должен был уже сделать какое-то публичное заявление?

Клинцевич: Я думаю, президент такое заявление сделает, но прежде чем сделать какое-то заявление, у президента должна быть какая-то информация. Президент отправил всех силовиков, вице-премьеров и министров соответствующих ведомств, которые занимаются в Волгограде этим делом. Он ждет, чтобы какая-то была информация. Пока президенту нечего сказать, пока не вскрыта информация.

Белоголовцев: Слова поддержки, может быть?

Клинцевич: Слова поддержки будут, я в этом уверен. Правильная информация и слова поддержки, и работа. Тем более, что президент сделал все. Поверьте мне, что правоохранительные органы и спецслужбы уже давно перешли на казарменное положение с точки зрения работы. Очень много, что они хотели сделать, у них не получилось. В Волгограде получилось. Разберемся, поверьте мне, дадим оценку, в том числе  тем, кто мог не допустить этого. Ну, и самое страшное – это потеря человеческих жизней,  это самое страшное. Испорчен Новый год всей стране, но не добились своего.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.