ФНС: чистка рядов

Здесь и сейчас
7 апреля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
Столичных налоговиков сегодня обыскали. В управлении ФНС по Москве, инспекции №28 и дома у заместителя руководителя московской налоговой службы Ольги Черничук искали два миллиарда рублей.  

По мнению следователей, налоговики незаконно вернули налог на добавленную стоимость компании "ЭС-Контрактстрой". Интересно, что для руководства Федеральной налоговой службы обыски не стали удивлением. Глава службы Михаил Мишустин заявил, что следователи пришли на обыски на основании материалов службы собственной безопасности ФНС. А заместитель  руководителя  ФНС России Кирилл Янков добавил, что в системе работает почти 15 тысяч человек и не удивительно, что кто–то из них нарушает закон. 

Налоговая инспекция №28 уже не первый раз стала фигурантом скандала. Семь ее сотрудников, включая бывшую руководительницу инспекции Ольгу Степанову, входят в список сенатора Кардина. Это список, куда включены 60 российских чиновников и госслужащих, причастных к делу Сергея Магнитского. По мнению бывшего руководства умершего в СИЗО юриста, налоговики из 28 инспекции помогли незаконно возместить НДС и налог на прибыль по поддельным документам специально созданным однодневкам. Однако, в ФНС заявили, что обыски никак не связаны с "делом Магнитского". По словам руководства службы, они уже давно были недовольны работой московского управления, там постоянно росла налоговая задолженность и эти обыски — часть кадровой работы, направленная на улучшение службы. 

Чем провинились столичные налоговики, обсуждаем с депутатом Александром Коганом, заместителем председателя комитета Государственной Думы по бюджету и налогам.

Дмитрий Казнин: И это тоже политика в какой-то мере?

Александр Коган: Ну, нет. Вот здесь как раз, я думаю, должно быть меньше политики, потому что налоговая система достаточно чувствительна к таким вещам. Плюс ко всему прочему, к сожалению, в последнее время принцип налоговой системы был следующий: налоговый инспектор, который идет на проверку частной компании, ему вменялось по логике на какую сумму он должен выписать акт. Считалось это очень просто, то есть объем оборота компании и понятно приблизительно сколько эта компания должна платить налогов, в среднем по России данный вид бизнеса уже считается, и если ты платишь меньше, то хочешь-не хочешь до среднего уровня актом нужно дотянуть. Этим очень много пользовались налоговики, четко сейчас было сказано по поводу московской налоговой службы. Мы участвовали во многих арбитражных процессах, где налогоплательщики оспаривали акты, которые им выписали налоговики, в 80% случаев акты отменялись, отменялись либо частично, либо полностью выигрывали процесс, в связи с тем, что неграмотно либо сознательно выписывались такие акты понятно для чего – чтобы удержать в узде бизнес. После того, когда очень активно стали бороться с административными барьерами, а это борьба началась 3-4 года назад, такие факты начали вскрываться, опубликовываться, об этом стали часто говорить. Плюс ко всему еще прочему, эти схемы иногда выстраивали сами налоговики совместно с налогоплательщиком, чтобы получить незаконные вычеты по самому криминальному налогу – это НДС. Почему. Потому что это косвенный налог, потому он большой, и всегда есть соблазн получить незаконно вычет и поделить им с налоговым инспектором.

Казнин: То есть вы видите в этом только чистку рядов, борьбу с криминалом, и не видите, как это часто происходит сейчас к сожалению…

Ольга Писпанен: Мы же понимаем, что это сейчас не в одном московском отделении происходит.

Коган: В московском отделении обороты совершенно другие, суммы совершенно другие. Если, к примеру, в Центральной налоговой инспекции инспектор берет взятку в 450 тысяч рублей, его за это осуждают (это факт, это было полгода назад), то, я могу, сказать это большая сумма для города Оренбурга, для города Москвы 450 тысяч… Вот 2 миллиарда – да, это резонансное дело.

Писпанен: Это одно маленькое разрешение на что-нибудь.

Коган: Ну, вы понимаете. И поэтому о резонансных делах и говорят в такой степени. Я считаю, что попытка, чтобы похитить эти средства, покушение на похищение в данном случае, есть смысл расследовать. Более того, есть смысл довести это дело до логического завершения, потому что и по фирмам-однодневкам, и таких схем по возмещению НДС очень много.

Писпанен: Хорошо, сейчас вот накажут конкретно взятых замглавы УФНС этого отделения, может быть еще какого-то, может быть даже какой-то глава потеряет свое насиженное место, но ничего не изменится. Опять с них будут требовать ровно столько налогов, опять такое же количество дел сдавать.

Коган: На самом деле, ситуация сейчас меняется, потому что есть критерии оценки деятельности налогового инспектора, то есть если ты выписываешь акт, ты обязан за него отвечать, если у тебя взыскивается гораздо меньше, чем ты пишешь, то ты некомпетентен, ты не соответствуешь профессиональным признакам, и тебя за это просто могут уволить. Сейчас есть критерии оценки деятельно налогового инспектора, они уже официально введены. И по ним уже оценивается деятельность. Но очень важный момент, на который я сейчас обратил внимание, мы говорим о либерализации налоговой системы. Хочу напомнить, что НДС, к примеру, по капвложениям, возмещался, и было очень много "но". Два года назад, в связи с тем, что было очень много обращений, в связи с тем, что действительно налоги были непомерны, что надо снижать налоговое бремя, договорились о том, что не обязательно там акт ввода в эксплуатацию, не обязательно право собственности на объект, чтобы получить возмещение, и стали возмещать средства по кс-2, кс-3, и акту о выполненных работах. И вот тут, с одной стороны, большое благо для добросовестного налогоплательщика, это очень хороший шаг был со стороны государства, с точки зрения снижения налогового бремени, но с другой стороны – огромное поле для мошенников и для недобросовестных налоговых инспекторов. Вот этим шагом они сегодня и воспользовались.

Писпанен: А что будет дальше? Кого-то посадят, может быть… Что-то изменится?

Коган: В данном случае нужен более жесткий контроль за этим действием. А самое главное – если выписывается акт, либо есть факт о возмещении, суммы должны приходить в бюджет, если хотя бы копейка не приходит, возбуждаться должны внутренняя службы безопасности и немедленно проводить проверки, не надо ничего ждать. Тем более, по таким криминальным налогам, как НДС.

Казнин: Известны же цепочки, когда высокий руководитель имеет определенные связи с нижестоящими и назначает их, или, по крайней мере, содействует их назначению.

Коган: У нас есть примеры, когда таможенные службы… то есть руководитель ставит задачу фактически где и сколько надо собирать, ГИБДД, теперь полиция, то же самое. Кроме того, что вот такая вот борьба, и кроме того, что мы должны опубликовывать такие вещи и делать их публичными, другого пути нет. Почему, потому что есть рассказ Чехова "Стена", где он еще 200 лет назад рассказывал о том, что у нас коррупция, взятки…

Писпанен: То есть нам остается только говорить об этом и ничего сделать мы не можем, вы сидите в Госдуме…

Коган: Что вы говорите? Есть факт - есть определенные следствия, есть нарушения – должны быть конкретные люди наказаны. Более того, мы не можем ужесточить налоговое законодательство, потому что мы его сегодня либерализуем наоборот, и барьеры мы сегодня снимаем.

Писпанен: Так и так уже все в "серую" ушли почти. Действительно, бизнес признается, что в связи с повышением социальных взносов, всем пришлось опять вернуться к конвертам. Вы не знаете этого?

Коган: Я, честно говоря, вот сейчас от вас слышу…

Писпанен: Я вам потом могу рассказать много интересных случаев.

Коган: Наоборот как раз, я вам хочу сказать, нормальный бизнес, опора России, ставит вопросы и эти вопросы решаются. Извините, не прошло и полгода, как этот вопрос сегодня был решен практически в Госдуме. Когда было сказано о том, что с 12 года страховые взносы будут понижены до прежних уровней как минимум – это первое. Второе – мы смогли отстоять для большой категории бизнеса пониженные страховые взносы (для айтишников, для инновационного бизнеса, для малого бизнеса в фере производства, для компаний, которые будут работать в Сколково).

Писпанен: Премьер Путин сказал, что не стоит торопиться с понижением социальных взносов, которые мы с таким трудом повышали.

Коган: Премьер Путин прекрасно говорил о том, когда повышались страховые взносы, и мы говорили о кризисе, и мы говорили об огромном дефиците бюджета как от имени бюджетных фондов, так и от имени федерального бюджета, и на самом деле нужно было чего-то делать, потому что 1 триллион дефицита… Извините, так долго продолжаться не могло, и финансовых подушек могло надолго не хватить.

Писпанен: Это какая-то волшебная цифра, которая всегда куда-то уходит. Помните, о госзакупках – как раз 1 триллион.

Коган: Ну, это другая свершено история, о ней мы тоже можем поговорить.

Писпанен: Но в другой раз.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия