Финал "процесса века": "ЮКОС" победил

Здесь и сейчас
20 сентября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Россия виновата перед "ЮКОСом", решил Страсбургский суд. Решение суда мы обсудили с политическим обозревателем Натальей Геворкян. Она на прямой связи из Парижа.

Сегодня Европейский суд по правам человека вынес решение по "процессу века". Так, западные юристы назвали дело "ЮКОС против России".

Акционеры "ЮКОСа" во главе с бывшими топ-менеджерами Стивеном Тиди и Брюсом Мизамором обратились в Страсбург в 2004 году. Они требовали от российского правительства рекордную сумму – почти $100 млрд.

Публичные слушания состоялись в марте 2010 года. Тогда представитель "ЮКОСа" говорил, что российские власти произвольно и незаконно начислили компании с 2000 по 2003 годы почти $20 млрд дополнительных налогов, пени и штрафных санкций, а "драконовское выполнение этих решений представляло собой экспроприацию".

Страсбургский суд признал, что российские налоговые органы нарушили статью "защита собственности", и что судебное разбирательство по делу нефтяной компании "ЮКОС" было несправедливым.

Однако политическим преследование компании называть не стали. Не принял суд и никакого решения о компенсации, которую Россия должна выплатить. Этот вопрос будет решен отдельно. Полномочный представитель российского правительства в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский заявил, что решение Европейского суда по правам человека, который не усмотрел в деле политической мотивации, стало "колоссальной победой" России. С ним согласны и представители Минюста. 

Геворкян: Должна сказать, что я совершенно не согласна с Барщевским и с Минюстом. Я считаю, что сегодня день ЮКОСа, на самом деле. Давайте попробуем сделать сложное простым, объяснить нашим зрителям, что происходит. Во-первых, мои любимые коллеги, вы допустили самую распространенную ошибку, которую допускают очень многие. Это не иск акционеров ЮКОСа, это иск менеджмента ЮКОСа, это иск компании ЮКОС в лице ее менеджмента. Что произошло? Уже арестовали Ходорковского, и когда посыпались первые крупные пенни и штрафы за 2000 год, и менеджменту не дали расплатиться так, как они предлагали расплатиться, более того, увели у компании основной актив в виде «Юганскнефтегаза». Вот тогда менеджеры ЮКОСа, управлявшие компанией на тот момент, в 2004 году летом подали иск в Европейский суд по правам человека. Я была в Страсбурге в марте 2010 года, когда слушалось это дело. Мне было совершенно понятно, что адвокат ЮКОСа Пирс Гарднер вставил в тело иска политические мотивы просто потому, что политика присутствует в этом деле, он как адвокат не считал возможным этого избежать. Из того, что я слушала почти 4 часа, было совершенно понятно, что это, прежде всего, имущественный иск. И вот с точки зрения имущественного иска, я считаю, что ЮКОС сегодня одержал абсолютную победу, потому что, прежде всего, было признано нарушение права собственности – это очень важно, и нарушение права на справедливый суд. Нарушение права собственности влечет за собой автоматически вопрос о материальной компенсации. Этот вопрос не снят с повестки дня. То, что сказал суд, он сказал России и ЮКОСу: «Идите, попытайтесь договориться между собой». Хочу сказать тем, кто этого не знает: цифру $98 млрд. нарисовал не адвокат ЮКОСа и не компания ЮКОС, эту цифру нарисовали эксперты Страсбургского суда, это они начислили эту сумму. У России и ЮКОСа или возможность договориться, или это дело перейдет в большое жюри, которое никогда не отменяет решения малого жюри. То есть от решения этого вопроса Россия уйти не может. Почему я еще считаю это победой? Потому что есть иски владельцев ЮКОСа, например, в Гааге, и миноритарных акционеров, например, в Стокгольме, если я не ошибаюсь. Вот для этих судов это решение Страсбурга по нарушению прав собственности и несправедливого суда принципиально важно. Напомню, что в Гааге иск тоже почти на 100 ярдов, потому что таким образом, на мой взгляд, Россия оказалась в некоторой финансовой ловушке в этой истории. Ей придется как-то это улаживать. Я считаю, что есть все основания для переговоров и договоренностей, они есть до тех пор, пока там несколько десятков людей – не только Ходорковский и Лебедев,а несколько десятков сотрудников ЮКОСа – сидят в тюрьме.

Писпанен: Эта история менеджмента ЮКОСа – крупнейшее дело за всю историю ЕСПЧ, собственно, рассматривается крупнейшая компенсация. Это решение все-таки экономическое или политическое?

Геворкян: На мой взгляд, экономики здесь больше. Мне кажется, сам иск был, прежде всего, имущественным. На мой взгляд, ЕСЧП на этот вопрос ответил абсолютно адекватно и абсолютно в пользу ЮКОСа.

Казнин: А у решения суда будут больше экономические или политические последствия? Даже если мы понимаем, что завтра, естественно, этих денег выплачено не будет, но тем не менее.

Геворкян: Я думаю, что с точки зрения вообще политической ситуации, даже экономическое решение по этому вопросу, даже экономическая составляющая является частью политики в этой истории. Потому что, как вы сами понимаете, история ЮКОСа гораздо шире только денег или только политики. Поэтому, на мой взгляд, какое бы ни было принято решение, у него будет обязательно политический рефрен, у любого экономического решения. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.