Федоткин: "Гибнут исконно русские земли"

Здесь и сейчас
21 мая 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Спасать от вымирания русский народ собрались депутаты Госдумы. Сначала представитель КПРФ Владимир Федоткин предложил провести парламентские слушания, и всей Думой обсудить судьбу русских, затем идею депутата-коммуниста поддержал и спикер Борис Грызлов.

Обсуждаем инициативу с депутатом Госдумы от КПРФ Владимиром Федоткиным. 

Казнин: Все-таки это больше про миграционную политику страны или про вымирание нации?

Федоткин: Нет, про вымирание людей, кто живет на исконно русских землях. Это ключевая наша проблема, ключевой момент этого разговора. В общем-то, тема это не новая – русский вопрос, но, к сожалению, сейчас она приобрела особую остроту, потому что гибнут исконно русские земли, с которых Русь начиналась.

Писпанен: Что значит - гибнут исконно русские земли?

Федоткин: Практически там народа не остается. Вот в Подмосковье, Рязанская область, есть район, где на 10 кв. км один человек. Посмотри в любую сторону – никого не увидишь, хотя когда-то они были активно заселены, люди работали, жили, рожали, отдыхали, в общем, жили нормальной жизнью, а сегодня даже домов нет.

Казнин: Как вы за этих людей решите? Вы не сможете заставить их рожать.

Федоткин: Нет, конечно, ни в коем случае. Во-первых, эта тема не мной вызвана к жизни. Много встречались в разных аудиториях, и почти что в каждом выступлении этот вопрос обязательно возникает – русский вопрос. И не только в сельских территориях, я выступаю много перед молодежью вузов. Скажу, в каждом практически выступлении молодежь и преподаватели эту проблему ставят.

Писпанен: Я не могу понять, о чем вы говорите?

Федоткин: Судьба русского народа.

Писпанен: Что значит - судьба русского народа?

Федоткин: Людей, которые живут на исконно русских землях, с которых Русь начиналась. Это Рязанская, Ярославская, Владимирская, Смоленская, Нижегородская области.

Казнин: Так а что значит – они ставят вопрос?

Федоткин: Это говорит о том, что население на этих землях просто вымирает.

Казнин: Так а там пьют, например. А пьют - государственная политика такая опять же.

Федоткин: Я считаю, конечно, государственная политика. Потому что пьют – с чего начинается? Потерял работу, нет зарплаты, домой не может принести деньги, стыдно смотреть в глаза жене, не может накормить ребенка – и человек не видит выхода и начинает. Кто-то, у кого более сильная воля, как-то еще держится, может, в Москву ездит на заработки правдами-неправдами, а кто-то опускается, вы правы.

Казнин: Почему так мало успешных фермерских хозяйств?

Писпанен: Работать не хочется, наверное.

Федоткин: Мне кажется, государство особо в них не заинтересовано. Хорошей поддержки практически фермерам нет. Ни кредит ни возьмешь… Вот сейчас я поднял вопрос письменный в Государственной думе о том, что практически сев-то идет, уже заканчивается, зерновые, пропашные пошли уже – а не купишь ни дизельного топлива, вообще не купишь. А бензин, скажет 92-й, на каком работает сельхозтехника, до 50 рублей доходит. Какой там ферме, там крупные хозяйства не выдерживают.

Казнин: Вы говорите о вымирании, но ведь это, как ни печально, статистика. Люди перестали рожать детей, в семьях полтора ребенка, один ребенок, полребенка. И это, как вы сейчас сказали, вина государства в первую очередь?

Федоткин: Я думаю, это власти вина. Надо поддерживать. Надо не просто призывать. Призывами это не сделаешь – поддерживать надо.

Казнин: Власть – это правительство, Государственная дума, в том числе, где большинство – «Единая Россия», которая вас поддерживает с этой идеей.

Федоткин: Да. По крайней мере, устами Грызлова, председателя, как-то сегодня я с удовольствием услышал, что он эту тему готов обсудить. А она трудная тема, непростая, тут единого рецепта нет. Мы проводили, кстати, это не новая тема, в 2005 году конференцию «Россия и русские», в 2007-м – «Защитим русскую культуру», в этом году – «Без русского языка нет будущего России», то есть она многогранна.

Казнин: А теперь давайте к конкретным рецептам, о которых вы сейчас сказали. Судьба русского народа – это хорошо, это, в общем-то, было и в классической русской литературе. А вы как предлагаете этот вопрос решать?

Федоткин: Идеального рецепта нет, это надо еще со всеми проговаривать. Но я считаю, что как один из вариантов – просто посмотреть на возможности развития, с тех хотя бы начать территорий, с которых начиналась русская земля, начиналась Русь.

Казнин: Так это не в русском же, получается, народе дело. Надо просто страну развивать, регионы.

Федоткин: На всю страну сейчас размахиваться сложно.

Писпанен: А мне очень интересно, как вы их будете отсеивать? Вот – русские, вот эти – нерусские.

Федоткин: Я говорю об исконно русских землях. У нас в Рязанской области 97% называют себя русскими официально. Это не значит, что вот я русский, я беру, а вам не даю. Это было бы глупо, правда? Мы берем развитие русских территорий. Если там что-то получится…

Писпанен: А я не очень хорошо понимаю, зачем вообще вот эта сегрегация. То есть вот это исконно русская территория. Россия, в общем, существует в своих границах, зачем ее лишний раз называть русской или нерусской. Вот это непонятно. Это не есть разжигание межнациональной розни?

Федоткин: Все начиналось с них, и не только начиналось своими предпринимателями, купцами, заводчиками, а русская семья – какие традиции были? В русская община – какие традиции? Неслучайно я взял эту тему – «Без русского языка нет будущего России», «Спасем русскую культуру».

Писпанен: Разные традиции были. Поклонялись идолам, кровью, причем.

Федоткин: Нет, не скажите. У русских богов никогда кровь не приносили. Приносили только плоды. У русских славян не было жертвоприношений животных и людей – никогда этого не было, что вы. Но речь идет не чисто вот – я русский, а мой друг не русский, я его знать не хочу. Это было бы, мягко говоря, некрасиво.

Казнин: Если есть исконно русские земли, как быть с землями, которые были завоеваны. Например, Казань, которую брал в свое время Иван Грозный?

Федоткин: Идеальный вариант, чтобы все жили хорошо в России, понимаете? Это идеальный вариант, и неважно – Подмосковье, Урал, Сибирь, какая разница. Все должны люди жить одинаково. Но с чего-то надо начинать, эту тенденцию поломать хотя бы.

Казнин: Мы слышим очень много о том, что вкладываются деньги, о том, что перечисляется…

Федоткин: Куда? Куда вкладываются? На этой неделе буквально мы вложили опять чуть ли не 1 трлн. рублей в Резервный фонд, якобы, может, лет через 5 когда-то будет кризис, тогда мы что-то дадим.

Писпанен: Но без этого Резервного фонда мы бы не выжили, наверное.

Федоткин: Хорошо, а через 5 лет многих уже не будет. Им нужно сегодня покормить ребенка, нужно купить лекарства, сделать укол, где-то жить, потому что дом сгорел – у нас в два раза больше пожаров, чем в прошлом году. Им сейчас нужно жить, а не через 5 лет. Через 5 лет, может, спасать никого не надо будет. Просто людей не будет. Поэтому надо смотреть на перспективу, надо думать о сегодняшнем дне.

Писпанен: Я так понимаю, что вы депутат Государственной думы, и от вас лично тоже зависит то, какие законы принимаются, и как живут люди в нашем государстве.

Федоткин: Безусловно. Но беда-то вся в том, что мы эти вопросы ставим иногда, знаете, нервничаешь, уже резко приходится приводить какие-то примеры. Но когда доходит до голосования - не спорят, кстати, чаще всего – коллеги из «Единой России», их абсолютное большинство принимают, и деньги ушли за кордон. А ко мне письма приходят: «У нас ребенок погибает, мы не можем операцию сделать», «У нас отец погибает, нужно укол сделать».

Писпанен: Вы помогаете этим людям?

Федоткин: По возможности – какие мои силы? Меня сейчас завалили письмами – та же Рязанская область, Смоленская область, ассоциация с Урала – школы закрываются, больницы закрываются.

Казнин: Что с мигрантами вы предлагаете делать? Это же тоже есть в вашей повестке дня?

Федоткин: Лучший вариант, конечно, если брать государственный подход – это создать им условия там, где они живут, где у них родители, где у них дети.

Казнин: А кто будет создавать?

Федоткин: Хотя бы в рамках СНГ, у нас много договоров каких-то, межправительственных связей, но не выгонять их палкой. Хорошо, сейчас палкой мы выгоним – что? Люди все равно будут правдами-неправдами оставаться. Вы скажите, пожалуйста, куда они приезжают работать? У нас есть рабочие места? Дворником только, да? Нет, наверное. Много они получают? Тоже нет, наверное. Проблема сложнее. Так вот разрубить все невозможно. Крови уже хватало.

Писпанен: Сколько можно говорить только?

Федоткин: Совершенно верно. Я привел 2005 год, мы дали предложение еще Путину, когда он был президентом. Медведеву даем, Зюганов приходит – из рук в руки, причем не вообще, а конкретно, что нужно делать, чтобы поднять сельское хозяйство, промышленность. Причем, предложения эти не чисто коммунистические. Ко мне в Рязани обращаются директора крупных заводов, которые все единоросы, и просят: «Ребята, поддержите, ведь мы закроем последние заводы». 43-й танкостроительный завод страны в Рязани закрывается – о какой перспективе можно говорить? Это тоже исконно русская земля. Я согласен, что здесь какая-то и моя вина, как депутата Государственной думы, может, не хватает где-то резких слов, чтобы убедить, каких-то аргументов, но эта тема постоянно витает в воздухе. И вот через неделю мы вновь ее подымем – от нашей фракции будет выступать Никитин, наш депутат-коммунист. Опять эту тему будем возвращать – ее надо решать.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия