Единоросс Евгений Федоров: Конституцию надо менять – живем не вполне суверенно

Здесь и сейчас
25 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Госдума сегодня взорвалась спорами о Конституции. Сначала в прессе появилась информация, что депутат-единоросс Евгений Федоров формирует рабочую группу для подготовки поправок в основной закон Российской федерации.

На это очень скоро отреагировал руководитель фракции «Единой России» Андрей Воробьев, назвав инициативу своего коллеги несерьезной.

Его поддержал и секретарь Генсовета совета «Единой России» Сергей Неверов: «Считаю любые инициативы по изменению Конституции в данное время крайне вредными. Ни о каком изменении сегодня не может быть и речи».

Между тем, в Думе при фракции «Единая Россия» создан экспертно-консультационный совет по работе над законопроектами. Это такой своеобразный фильтр для законопроектов, особенно из регионов. Депутат Евгений Федоров, зам. руководителя этого совета, а по совместительству и автор идеи изменения Конституции был у нас в гостях и рассказал о своей идее переписать основной закон.

Федоров: У нас был круглый стол две недели назад, он есть в интернете, когда мы обсуждали вопросы Конституции, он длился два с половиной часа, было очень много предложений по ее изменению. Соответственно, мы решили эти предложения собрать для того, чтобы их обобщить и впоследствии их задействовать. Что касается экспертного совета, он существует столько, сколько существует фракция. Меняются немного его формы, руководители. В прошлой Думе, например, это был Пехтин, в этой Думе – Морозов, потом новый председатель экспертного совета. Это нормальная форма обработки предложений депутатов, если они хотят, чтобы им помогли эксперты, направление их в  Правительство, разным другим экспертам. Потом это позволяет депутату лучше подготовить закон и понимать, что этот закон будет поддержан фракцией. Для этого экспертный совет создается.

Казнин: Вы слышали уже, как некоторые Ваши коллеги называют этот совет? Они говорят, что это для того, чтобы отсеивать дурацкие законопроекты.

Федоров: Нет. Субъект законодательной инициативы – депутаты, субъекты Российской Федерации – основные авторы. Они готовят инициативы, и дальше у любого автора вопрос: он просто отдает ее, и неизвестно, примут или нет, или он заранее ее прорабатывает, то есть нечто вроде нулевого чтения. Экспертный совет создан для того, чтобы помочь, если он захочет – депутат или субъект – проработать этот вопрос, и уже после этого он его вносит, когда у него есть уверенность, что этот закон более или менее примут.

Казнин: А если он покажется вашему совету действительно дурацким?

Федоров: Совет рекомендует ему переработать закон или вообще скажет, что это неправильно. Совет содержательно смотри, оценивает, запрашивает экспертов. Он говорит, например, этот закон уже имеет место, или эта инициатива уже реализована в другом законодательном акте.

Казнин: А то, что он странный, могут сказать? «Извините, он очень странный. Мы не понимаем, о чем идет речь». Или это невозможно?

Федоров: «Странный» для юристов раскладывает конкретно, в чем.

Казнин: Я имею в виду, конкретный Ваш коллега, депутат рангом ниже - Законодательное собрание Санкт-Петербурга господин Милонов – предлагал наделить эмбрион правами гражданина. Его же коллеги-единороссы прямо на заседании, говорили «Вы нас не позорьте, пожалуйста, что же Вы предлагаете. Над нами будет смеяться вся страна».

Макеева: Когда мы сегодня об этом услышали, мы решили, что это фильтр для таких предложений.

Федоров: Он хотел сделать то же самое, что сделал парламент Венгрии, который это и внес в конституцию прошлого года. Помните, который спорил с Евросоюзом?

Макеева: То есть не такой уж и дурацкий закон?

Федоров: Я вообще не оцениваю этот закон. Я говорю о том, что было предложение, это предложение изучается. Экспертный совет по этому предложению определяет свою позицию, в том числе и политическую. Он может сказать: «Если ты внесешь, тебя не только не поддержит фракция, но и вообще будет очень сильно протестовать». Таких случаев, правда, не было.

Маикеева: То есть комиссия не может отсекать?

Федоров: Это Конституция России, любой субъект законодательной инициативы имеет право внести закон. Это конституционное право, и сделано оно специально для того, чтобы ни одну идею не потерять, изучить ее на законодательном уровне.

Казнев: Это фильтр?

Федоров: Нет. Депутат сам решает, отдавать в совет или не отдавать.

Макеева: Я предлагаю сосредоточиться на сборе предложений по поводу изменения Конституции. Вы сами как оцениваете, какие из них самые яркие и не странные:

Федоров: Я думаю, наши зрители посмотрят этот круглый стол. Там и профессора выступали, это был серьезный анализ. Есть целый ряд моментов в Конституции, не позволяющий нам решить проблемы. Чем больше мы живем, тем больше мы понимаем, что мы в конкретных вещах упираемся в проблему. Например, мы не можем изменить тип экономики, о котором руководство страны говорит, что надо сменить, уже лет семь, потому что у нас есть конкретный ограничитель в этом вопросе. Мы не можем наладить высокий уровень жизни, потому что Центральный банк по Конституции обязан эмиссию рублей осуществлять только путем выкупа доллара и евро, то есть путем финансирования других стран. У него вообще нет в положениях, что он поддерживает национальную экономику, в отличие от Европейского банка, ФРС США и т.д. Таких вещей много. На этом столе это подробно обсуждалось. Мы видим, что когда-то этот вопрос надо решать. По сути надо решат вопрос суверенитета страны и через механизм укрепления суверенитета решать вопросы уже уровня жизни, наведения порядка в стране, борьбы с коррупцией и решения многих вопросов, которые опосредовательно упираются в формат Конституции. Например, там нет вообще стратегического подхода к управлению страной. Конституция рассчитана на управление от выборов до выборов. А что будет через 10 лет? Это вопрос не случайный. В это надо вкладывать ресурсы сейчас. Как вы вложите ресурсы, если Конституция предусматривает структуру управления только на 4-6 лет.

Казнин: Как мы живем с такими пробелами?

Федоров: Не вполне суверенно.

Казнин: То есть вы через голову Путина хотите?

Федоров: Мы же говорим даже не об изменениях Конституции, а о сборе предложений, высказанных людьми, экспертами. На каком-то этапе, когда созреет вопрос, мы уже выйдем на какие-то предложения по Конституции. Речь идет не о том, чтобы немедленно что-то менять, а о том, чтобы начать эту работу вести. Кстати, об этом говорил и Путин, и Медведев, когда говорили о том, что Конституция подлежит со временем изменению. Самое главное – стратегические вопросы и вопросы структуры системы управления, которые подлежат будущей замене.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.