Федор Бондарчук: «Ну, поменяют Чурова. И дальше что?»

Здесь и сейчас
10 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Режиссер Федор Бондарчук рассказал, к каким политическим последствиям может привести митинг на Болотной.

Зыгарь: Федор, расскажите, какие политические последствия вы, может быть, ожидаете от сегодняшнего митинга?

Бондарчук: Я хотел сказать одно, что у меня не так много времени, дикая простуда. Слава Богу, я сто раз перекрестился, что все это обошлось без жертв сегодня, потому что…

Зыгарь: Это все мы.

Бондарчук: Блин, это даже мне друзья говорят, а что с тобой происходит? И как бы такое настроение тяжелое было. То, что вышло огромное количество людей - это хорошо. То, что вышли те люди, которые никогда не выходили - это тоже хорошо. Причем здесь Чуров, действительно? Что надо менять все, что сейчас живет, вот этот механизм реконструировать - это однозначно. То, что должны быть новее люди - тоже понятно. Как это сделать? Но, вот так тихо мы все это прозевали, федеральные каналы не говорил об этом, как, собственно говоря, не говорили два дня о том, что происходит. Но время пришло задуматься, иначе это действительно будет все достаточно, я бы не хотел сказать кровопролитно, но тяжело.

Зыгарь: А теперь что-то поменяется?

Бондарчук: Я думаю, что да. А другого выхода нет.

Дзядко: Например, а что может поменяться?

Бондарчук: Я надеюсь, что поменяются. Я думаю, что…

Зыгарь: На самом деле, я должен сказать, что вот сегодня, я сам не видел, но говорят, Первый канал показал сюжет этого митинга.

Симоньян: Все каналы показывали.

Бондарчук: Да. Но смотрите, когда я смотрю в газетах декларации о доходах наших чиновников, но это смешно же. Это издевательство, когда мы кричим о коррупции и ничего не делаем. Наверное, будет какой-то Комитет по коррупции, куда войдут люди с репутацией, наверное, я бы так сделал. Я не знаю, как это технологически сделать, и не хотел бы этим заниматься. Я хочу кино снимать.

Симоньян: У нас просто людей с репутацией раз, два и обчелся, к сожалению.

Бондарчук: Если сделают комитет по расследованию вот этого, я не знаю, как будет организация называться, пусть туда Прилепин войдет, к которому доверие, который не менял свою позицию, как сегодня огромное количество людей, которые приходят в эту студию. Мне смешно, братцы, тут уже говорили о том, что изменился этот... Но когда там приходит продюсер, который обслуживает этот же класс и этих же коррупционеров, и потом я прямо вижу этот Twitter на следующий день: «Я стоял на баррикадах». Девальвация слова вообще самого происходит. Ну, детский сад. Ну, наверное, так нужно.

Дзядко: Просто смотрите, с одной стороны есть слова, а с другой стороны есть…

Бондарчук: Я ответил на ваш вопрос - сделают вывод. Если не сделают - это смерти подобно.

Зыгарь: «Смерти подобно» - это что значит?

Бондарчук: Я не знаю.

Зыгарь: Вот Маргарита не верит в то, что поменяют Чурова.

Бондарчук: Да что вы Чуров, Чуров? Ну поменяют Чурова, дальше что?

Симоньян: Вот именно, и что?

Бондарчук: Вам поменяли Чурова.

Дзядко: Нам поменяли Чурова.

Бондарчук: И дальше пошли.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.