Фанаты «Спартака» не боятся турецкой мести

Здесь и сейчас
23 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Болельщики «Спартака» нарвались на турецких хакеров. Сегодня сайт футбольного клуба ушел в офф-лайн. Все из-за атаки болельщиков клуба Fenerbahce. Они в отместку за сожжение портрета Ататюрка на трибуне «Лужников» разместили на сайте «Спартака» фотографию своего национального героя и требование извиниться перед турецким народом.

В Турции за надругательство над памятью Ататюрка полагается серьезный тюремный срок. Это одно из самых тяжелых преступлений. Между тем, 29 августа «Спартаку» предстоит играть ответный матч уже в Стамбуле.

О футбольном напряжении фанатов мы поговорили с болельщиком «Спартак» Евгением Селеменевым.

Казнин: Как вы расцениваете эту акцию сожжения портрета Ататюрка на стадионе?

Селеменев: Обычный троллинг – не более.

Казнин: Но это вызвало бурную реакцию со стороны турецких болельщиков.

Селеменев: Это бурная реакция со стороны 12 – 14-летних болельщиков «Фенербахче», хакеров, которые вскрыли слабую защиту нашего сайта.

Писпанен: Вы интересно называете сожжение портрета национального героя вы называете обычным троллингом.

Казнин: Во всех странах сожжение государственных атрибутов – это преступление. В том числе, и в России.

Писпанен: Может быть, скоро сожжение портрета главы государства тоже будет серьезным уголовным преступлением, за которое можно будет получить несколько лет колонии.

Селеменев: Я надеюсь, что болельщики «Фенербахче» примут это во внимание, и не будут сжигать ни одного портрета наших национальных лидеров.

Писпанен: А ваши болельщики?

Селеменев: Мы не сжигаем ничьих портретов. Это была обычная тряпка. Мне очень жаль, что взломали наш сайт.

Писпанен: Это была не обычная тряпка. Это портрет Ататюрка.

Селеменев: А вы видели этот портрет?

Писпанен: Я видела видео.

Селеменев: Но не видели этот портрет? Там даже отдаленно напоминающего портрет ничего не было. Там была надпись. Там могло быть написано все, что угодно.

Писпанен: А сейчас даже за то, что надеваешь шапку с прорезями для глаз, тебя могут продержать 15 суток.

Селеменев: Это политические игры, в которые мы не играем.

Писпанен: А ведь это же быстро может стать политикой?

Селеменев: Может, но, я надеюсь, что политика на трибунах, где играет «Спартак», не проникнет.

Казнин: Тогда прокомментируйте ситуацию вокруг стадиона «Локомотива», на котором болельщики не хотели видеть болельщиков «Анжи».

Селеменев: Я понимаю возмущение болельщиков «Локомотива», потому что у них напряженные отношения с болельщиками «Анжи». Я прекрасно знаю Рамазана Газиева, и понимаю его недоумение, почему «Анжи» играет сейчас в Москве. У них есть дружественный регион – Чечня, куда приезжали болельщики, поддерживали друг друга. Могли бы сыграть в Грозном, Нальчике, во Владикавказе. Зачем ехать в Москву? Только потому, что «Анжи» базируется в Кратове? Так пускай тогда называется «Анжи-Кратово».

Писпанен: И тогда не будет стычек?

Селеменев: Конечно, не будет.

Писпанен: Но ведь цвет кожи или волос не изменится.

Селеменев: Вопрос не в цвете кожи.

Казнин: Не секрет, что есть печальная закономерность в том, что в пылу споров и драк находится место и националистическим вопросам.

Селеменев: Я поеду в Стамбул, и если я там не встречу ни одного противодействия со стороны местных болельщиков, я с радостью отзвонюсь вам в прямой эфир.

Писпанен: А что вы называете противодействием?

Селеменев: Может, я встречу какие-то националистические настроения в отношении себя.

Казнин: А зачем уподобляться. Ведь известно, что «Фенербахче» - это скандальный клуб.

Селеменев: Это нормальный турецкий клуб.

Казнин: У них же были истории, когда им просто запрещали выходить на стадион.

Селеменев: Это турки. У них всегда сложные отношения друг с другом. Вы, наверное, знаете эту историю о том, как они похищали лидеров другой группировки, отрезали даже ухо одному из них. Похитили жену. Я рассказываю про болельщиков в Турции. Вы слышали что-то подобное у нас в России?

Писпанен: И не хотелось услышать. Но мы услышали о том, что было накануне в Петербурге, когда 50 человек ворвались в McDonald’s и отметелили всех, кто там был, с вполне националистическими криками.

Селеменев: Насколько я знаю, оперативно сработала полиция, которая задержала 8 таких хулиганов.

Писпанен: Люди сильно ранены, один из них даже находится в реанимации. Тем не менее, глава Минспорта Виталий Мутко говорит, что «Российская футбольная Премьер-Лига обязана найти и наказать виновных». Как вы считаете, кто должен этим заниматься? И как предотвращать такие ужасающие вещи?

Селеменев: Вряд ли этим должна заниматься Российская футбольная Премьер-Лига, потому что по закону она не наделена такими полномочиями и функциями. Министр спорта думает, что надо повлиять на умы болельщиков или ответить на вопрос, который был поставлен в интервью. Но насколько я знаю, ни один футбольный деятель не имеет права заниматься розыскной работой.

Казнин: Я вернусь к несуществующей, по вашим словам, проблеме – национализма среди болельщиков.

Селеменев: Среди болельщиков нет проблем национализма. Я думаю, что эта проблема есть в обществе. Но у нас нет другой возможности увидеть этот срез общества, кроме как на стадионах – футбольных, хоккейных и каких-нибудь других. Когда приезжала Мадонна и выступила с какими-то политическими заявлениями, мы увидели точно такой же срез. Мы можем сказать, что наше общество расколото на две части: «за» и «против». Сами знаете, почему. На футболе проявляется срез общества. Нельзя сказать, что футбольные болельщики – это хулиганы, подонки, шпана, это слишком просто. Выйдите на улицы, все сами увидите.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.