Евгений Урлашов о партии Прохорова: "Такого вы еще не видели"

Здесь и сейчас
4 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Планы Михаила Прохорова и его новой партии мы обсудили в прямом эфире с нашим гостем, мэром Ярославля Евгением Урлашовым.

Лобков: Вы один из тех политиков, которым помогал Михаил Прохоров. Объясните, пожалуйста, что это за партия?

Урлашов: Я считаю, что это новая партия, партия, которой не хватало. Правда, сейчас могут организовываться все остальные партии именно от 500 человек, поэтому 500 человек, насколько я понимаю, это тот минимум, который необходим. Михаил Дмитриевич считает, что это должны быть юристы в первую очередь, да я и сам юрист по первому образованию, считаю, что это правильно по той причине, что очень много подводных течений во время выборов и необходимо эти законы знать.

Дальше эта партия дает возможность раскрыться лидерам, которые существуют среди нас, просто мы их либо не знаем, либо стараемся не замечать, но главное, что они не могут найти свою партию. Не подходит существующая партия под их ментальность. А здесь появляется другая возможность. И с помощью этой партии, как было сказано, им дается своего рода преференция, входной билет, то есть, они могут быть зарегистрированы от партии, идти на выборы и избираться. И эти лидеры должны быть, на мой взгляд, не только из области политики, это могут быть представители и гражданского общества, представители культуры, спорта.

Арно: Мы вас правильно понимаем – одного лидера не будет, будет несколько разных людей, которые объединились под одной крышей?

Урлашов: По всей стране, да.

Лобков: Это напоминает инкубатор, вы как будто собираетесь выращивать новую политическую элиту. То есть, это не партия, а такой инкубатор, правильно я понимаю?

Урлашов: Зачем их вот сейчас выращивать? Они уже есть. Просто им не дают возможность…

Лобков: Хорошо, вы селекционер, вы будете пропалывать поле. А кто эти селекционеры, эти демиурги? Кто будет смотреть – кто подходит на мэра, кто не подходит? Вот как вас, например, Прохоров выбрал, что на вас можно ставить.

Урлашов: Как сказать, Прохоров меня выбрал… Я 8 лет являлся депутатом, у меня очень высокий рейтинг в городе Ярославль, это правда. Я работал снизу, я обошел все подъезды, все дома в своем округе, я знаю наизусть каждую яму в своем округе. 8 лет работы.

Меня поддержали разные партии, и КПРФ, и «Яблоко», и «Справедливая Россия». И Михаил Дмитриевич только потом меня поддержал. Благодаря общей поддержке, но главное – беспартийных, и в первую очередь – гражданского общества, вот тех самых лидеров, которые не могут найти себя в других партиях, я и победил. В первую очередь, конечно, благодаря народу.

Лобков: Политбюро, ЦК во всех партиях. Отобрали на местах лидеров перспективных, Прохоров потом будет напротив каждого свою подпись ставить: Я, Прохоров, Ивана Иванова утверждаю, а Петра Петрова нет?

Урлашов: Если речь идет о выборах в муниципалитеты, в городские Думы или в областные Думы, скорей всего, это будет отдано лидерам – представителям партий в регионах, а уже позиция мэра и губернатора, я думаю, что будет согласована с Михаилом Дмитриевичем.

Арно: Вы обсуждали с Михаилом Дмитриевичем идеологию партии?

Урлашов: Идеология партии, как он сегодня неоднократно говорил, за основу будет взята его программа, когда он шел на президента, его президентская программа.

Арно: При этом он в партии не состоит?

Урлашов: При этом он в партии не состоит, и здесь больший маневр. Смотрите, какая важная вещь – это совершенно новая конструкция. Чтобы добиться результата, надо выйти за рамки понимания общей проблемы. Вот тогда, как Эйнштейн великий…

Лобков: Вы вышли за рамки понимания сегодня полностью, когда Михаил Дмитриевич про все про это сказал.

Урлашов: И это хорошо, действительно – это абсолютно новая модель, такого никогда не было.

Арно: Да вы что? А вот Владимир Путин тоже вот, например…

Урлашов: Не путайте. Владимир Путин не являлся членом партии «Единая Россия», при этом являлся лидером. То есть, это действительно как бы повторяется, но они всегда набирали людей в партию в основном и давали возможность в основном бюрократам туда попадать. Кстати, потом Владимир Путин отошел от этой партии. Там в основном карьерная лестница и они подбирали. И они подбирали даже не по принципу какого-то лидерства, а больше по принципу полного доверия. То есть, мы полностью в доску свои.

Здесь эти люди могут быть разные. Абсолютно разные люди. И мы даем возможность этим представителям – лидерам общественности выдвигаться от нашей партии.

Лобков: Грубо говоря, я представляю себе некий офис, там сидит юрист, один из этих 500 юристов, такой местный Бог. К нему выстраивается очередь из, допустим, защитников леса, защитников старой архитектуры, тех, кто против пробок и тех, кто за пробки. И вот они все конкурируют за поддержку Прохорова, правильно?

Урлашов: При этом мы прекрасно знаем лидеров города Ярославля, поверьте. А в городе Липецке, я думаю, знают липецкие руководители своих лидеров. А в каком-то другом городе… Они известны, понимаете? Мы не будем ходить с увеличительным стеклом и искать – где же вы, лидеры, находитесь? Они уже известны. Просто им напрочь закрыта дверь. Они могут долго в нее стучаться; когда откроют – там стоит стена.

Мы же даем возможность открыть эту дверь и войти в политику.

Лобков: Что касается праймериз. В Ярославле вы тоже пришли к власти, вы первый мэр, который в результате прошел в результате неких праймериз. Не было праймериз как шоу, но были праймериз – лидеры скольких партий? Трех? Собрались и в пользу вас сдали свои голоса, да?

Урлашов: Коммунисты решили своего не выдвигать, меня поддержать, у меня были очень хорошие взаимоотношения с коммунистами, с лидером. С лидером «Яблока» тоже очень хорошие отношения.

Лобков: А вот теперь в Красноярске – такая же история. Уже зарегистрированные кандидаты, они проводят праймериз, выставляют на улицах урны, бюллетени. И Центризбирком говорит: Ребят, нарушаете, все нарушаете, агитацию нарушаете. Как вы считаете, то, что вы сегодня объявили, что будут праймериз, вы не думаете, что у вас будут столкновения с законом в этом смысле?

Урлашов: Я не думаю. Мы для этого и набираем юристов, чтобы этих столкновений не было с законом. Мы сделаем все юридически правильно. Что касается Красноярска, особо ситуацию не отслеживал, но считаю, что если один из них останется, остальные снимутся, а потом его поддержат, мне кажется, никакого нарушения закона здесь нет.

Лобков: Неужели вообще никаких должностей у вас в партии нет?

Урлашов: На данный момент партия еще только формируется, еще она не зарегистрирована. А вот дальше – посмотрим.

Лобков: И вы тоже говорите загадками.

Урлашов: Нет, я не говорю загадками. Моя задача сейчас – развивать город, у меня масса проблем, как и, наверное, у любого руководителя города – и дороги, и парки, и сфера ЖКХ. Для меня вот это сейчас самое главное. А здесь как раз для меня модель понятна и проста. У нас есть 50 лидеров, 100, 150, но они по идеологическим соображениям не подходят ни к коммунистам, ни к «Яблоку», ни к эсерам, ни к ЛДПР и так далее, а к Михаилу Прохорову они относятся весьма положительно. И здесь им предоставляется возможность остаться даже еще и независимым и не вступать ни в какую партию. Кстати, для руководителя города очень важно, потому что разные партии весьма ревностно могут относится, если человек вступил: вот мы поддерживали его, а он вступил потом в какую-то партию. Это может вызвать ревность.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.