Евгений Ройзман. "Прохоров поступил как мужик"

Здесь и сейчас
14 сентября 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
Евгений Ройзман и Александр Любимов рассказали правду о "Правом деле".

Малыхина: Михаил Прохоров никуда не уходит. Несмотря на скандал, лидер «Правого дела» не собирается слагать полномочия. Вместо этого он разогнал исполком партии и исключил из нее Андрея Богданова. По словам Прохорова, сейчас происходит попытка рейдерского захвата «Правого дела». Кто стоит за ней, Прохоров не сказал, но намекнул, что эти люди из администрации президента.

Казнин: Выясним сейчас все подробности. У нас в студии Евгений Ройзман, глава фонда «Город без наркотиков» и тележурналист Александр Любимов, собственно, члены «Правого дела».

Ройзман: Добрый вечер.

Любимов: Добрый вечер.

Казнин: Добрый вечер. Спасибо что приехали. Вы ведь прямо со съезда к нам?

Любимов: Мы были на съезде, потом мы встречались с Михаилом Дмитриевичем, с кругом единомышленников, потом мы были на брифинге, подписал, собственно оба эти решения, об исключении Дунаева, Рявкина, Богданова и упразднения органа исполком. И вот сразу к вам. Еще у нас одно мероприятие. Пока Дмитрий Анатольевич Медведев занят своим днем рождения и не вмешивается в жизнь «Правого дела», у нас праздник - Евгению Вадимовичу 49 лет.

Казнин: Сегодня?

Любимов: Сегодня. Мы с ним сравнялись.

Казнин: Поздравляем.

Любимов: Теперь можем вровень разговаривать, как говорят. Я пока, вот мы сидим, я решил сделать праздник.

Малыхина: Какой сильный партийный дух.

Казнин: Евгений, у вас праздничное настроение?

Ройзман: Буду слушать, я такого еще никогда не видел, таких дней рождения у меня не было.

Малыхина: Расскажите ваши впечатления. Что произошло сегодня?

Ройзман: Там же, на самом деле, ситуация очень простая. На всех сторонников, на всех региональных лидеров «Правого дела» начали оказывать давление. Представляете, человек сидит себе в Ивановской области, его вызывают к губернатору, там же можно просто с инфарктом оттуда уйти. И у всех такая ситуация. Потом, одновременно работает администрация президента. Понятно, что за всем этим стоит Сурков. Но когда люди стали собираться на съезд, их встречали прямо с поездов, везли в администрацию президента, держали их там целый день, работали с ними там, накручивали, накачивали. В частности работал с ними Хабиров. Мало того, еще представители администрации президента появились на съезде и пытались что-то решать на съезде и руководили съездом. Это было, во-первых, это было некрасиво, потому что администрация президента создана совсем не для этого. Я считаю, что такие действия, когда вмешиваются откровенно в выборный процесс, вмешиваются чиновники администрации президента, это ставит, ну, как сказать, это минус.

Любимов: Слушайте, обслуживающий персонал. Их наняли. Они что, за избирателей решают? Вот кто эти люди? Вот это конечно просто возмутило. В общем, выбрали день рождения, сами конечно позвонить испугаются, президенту, потому что все у них сейчас не очень хорошо в плане того, будет ли он в следующем месяце выплачивать заработную плату, я так думаю.

Малыхина: А что так?

Любимов: Подождите, а как такое может быть в стране? У нас огромная страна, почему какие-то группы чиновников, они решили? А мы? А вы?

Ройзман: Решать должны избиратели. Решают избиратели. Почему вдруг чиновники администрации президента взяли на себя функции? Я не маленький человек, Любимов не маленький человек, вы не маленькие люди. Мы - граждане России. Почему за нас, граждан России, решают кучка каких-то людей, кто их наделил такими полномочиями?

Казнин: В итоге, еще раз.

Ройзман: Итоги. Прохоров аннулировал результаты этого съезда.

Любимов: Есть юрист, технический орган, который должен был подсчитать сегодня мандаты. Проверить, что из всех регионов приехали наши представители. Значит, они вышли, Богданов, вот этот самый юрист, Дунаев его фамилия, и типа что-то там стали разминаться в плане того, что съезд открывается. Подождите, какой съезд? Съезд завтра открывается. Потом они впятером, это мандатная комиссия - Дунаев, Богданов, Рявкин, и еще два гражданина, - собрали эти протоколы региональные, те которые им не нравятся или где у них есть возможность переиграть, а там с кем можно переиграть? С бывшими, которых Прохоров выгнал. Им дали полномочия до конца выборов. Но он убрал там никчемных, которые собирали 0,3%, поставил других наших сторонников. Этих в сторону. Сейчас были на брифинге - это Приморье, это Амурская область, это… Что у нас по Дальнему Востоку еще?

Ройзман: Иркутск.

Любимов: Иркутск, Калининград, сильнейшая у нас там организация. Помните, там они скинули губернатора. Ленинградская область, Липецк, пока всех еще не знаем. Документы нам пока не дали нам, Михаилу Дмитриевичу. Начали съезд, открыли, не включили в состав съезда наших сторонников значительную часть, ввели своих сторонников, не сторонников, а тех, кто там прогибался, с кем там два дня общались, тоже я к ним претензий не имею, но это конечно, с этими людьми нам не в политическую жизнь, а в политическую смерть.

Малыхина: Какие выводы на сегодняшний момент вы делаете из этой истории?

Ройзман: Я лично, какие выводы делаю: Прохоров ведет себя абсолютно по-мужски. Всей стране показали, что это не какой-то там кремлевский проект, это достаточно серьезный мощный политический проект, это зарождается реальная политическая позитивная сила. Вот для меня это основные выводы. Но и то, что Прохоров проявил бойцовские качества, ну, тоже приятно.

Любимов: У меня выводы, я пришел всерьез, вот эти дни меня очень настроили на то, что уже точно я уже не отпущу.

Ройзман: И я тоже.

Малыхина: А что хотели, действительно, ваше толкование всей этой ситуации?

Любимов: Хотели взять контроль над партией.

Казнин: Получается, что сейчас есть две параллельные?..

Любимов: Нет, их уже уволили.

Ройзман: Их уволили, полчаса как нет уже.

Малыхина: Освободили.

Казнин: А в численном соотношении, то есть, есть двойные протоколы, наверное, из регионов, получается?

Любимов: Ну да. Они наши протоколы исключили.

Казнин: А взяли другие?

Любимов: Взяли другие, левые.

Казнин: То есть, по факту в регионах есть сторонники Прохорова, группа людей, в каждом регионе, и противники Прохорова, которых он уволил, выгнал?

Любимов: Естественно, они хотят, они же свое счастье быть в Государственной думе, приходить в приемную Суркова раз в 10 лет - это же событие в жизни.

Казнин: А может министерство Юстиции Минюст признать «Правое дело»…

Малыхина: Старое «Правое дело».

Казнин: Как вы говорите, лже-«Правое дело», а не Прохоровское «Правое дело»?

Ройзман: Там так вопрос не стоит. Все это аннулировано, это показали, причем всем журналистам показали, где на сайте «Правого дела» стоит устав. Маркером подчеркнули эти места в уставе, что Прохоров имеет право в таких ситуациях принимать решение. Все, этот вопрос закрыт, никаких параллельных, ничего не будет. То есть, достаточно жестко управление партии в данный момент будет на период до выборов, потому что Прохоров ясно показал кто лидер партии, что лидер партии не Сурков, а Прохоров. То есть, все увидели. Нет, там не будет никаких параллельных.

Малыхина: Но у администрации президента наверняка были какие-то свои условия, которые они хотели...

Казнин: Требования.

Малыхина: …Требования, чтобы они были приняты Михаилом Дмитриевичем и партией.

Любимов: Этого мы не знаем. Я полагаю, что они хотят, я бы не сказал вся администрация, потому что там люди разные, но те люди, которые это исполняли, это желание контролировать эту партию. А мы не хотим. Мы говорим: «У вас таких есть четыре, зачем вам еще пятая? Вы что, вы и так мало работаете?».

Казнин: Одно из главных требований, по крайней мере, уже несколько дней об этом говорят журналисты, пишут, это исключить вас, Евгений, чтобы Прохоров вас сдал и таким образом, сохранился бы и партия, и он.

Ройзман: Насколько я понимаю, с этого все и началось, но любой нормальный мужчина не приемлет разговор с собой вот в таком ключе. Потом, у нас были договоренности, мы договаривались вместе, мы пожали друг другу руки. Я Прохорова спрашиваю: «Михаил, если вас вызовут в Кремль, в правительство, скажут, «убирай Ройзмана из списка», твои действия?». Он говорит: «Вместе уйдем».

Любимов: Также было, когда Миронова также за ухо привели, и он слил. Извините, за неэфирную лексику.

Ройзман: Да. Потому что тогда мы по-справедливому, мы тогда очень много набирали тогда, и естественно, члены «Единой России» забегали, губернатор забегал, Володин забегал. Они все поскакали к Суркову, ну и Сурков, у него есть возможность к первым лицам, что он там рассказывал непонятно, но вызвали Миронова и сказали: «Убирай». И Миронов, вместо того, чтобы побороться, посопротивляться, он человек несамостоятельный, он сразу слил. Прохоров оказался не такой, этот сценарий не пролез.

Казнин: А в чем проблема? Почему вас так не любит Сурков, администрация президента?

Ройзман: Послушайте, меня люди любят, этого достаточно. А то, что меня не любит Сурков, причина только одна, потому что когда доходит до выборов, очень высок авторитет фонда в народе. Не среди чиновников, не среди кого, а именно в народе. И мы, когда выходим на выборы, мы всегда много набираем. То есть, в данном случае, я думаю, что чисто такой утилитарный момент присутствует.

Казнин: Лишь бы чего не вышло, чтобы вы в регионе и в партии дали уже в целом, в Госдуме, например, не получили поддержку?

Ройзман: Смотрите, вот те, кто не набирает голоса на выборах, тех не трогают, потому что времени просто нет ими заниматься, их в микроскоп там где-то разглядывают, если не лень. Как только появляются люди, которые могут реально соперничать с партией власти, конечно вот тогда начинается возня.

Казнин: Неподконтрольный человек.

Ройзман: Ну, несистемный, неподконтрольный. С другой стороны, работа моя...

Любимов: Вот мне нравится, что значит неподконтрольный? А чья это страна? Вот этих людей, которые ездят каждый в здание на Старой площади? Это, извините меня, я для этого всю жизнь занимался политическим телевидением? Для этого я был депутатом Государственной думы три года и голосовал за декларацию о суверенитете? Когда, извините, они все еще…

Казнин: А завтра что будет происходить?

Любимов: Завтра будет нормальный съезд «Правого дела». Сегодня был приезд наших делегатов, который осложнился днем рождением Ройзмана, который вот теперь, об этом знает вся страна.

Казнин: Если вас вызовут, например, в администрацию президента?..

Любимов: Слушайте, вызывали, меня постоянно вызывали.

Ройзман: Всех вызывали. Я готов работать в том случае, если у власти находятся не людоеды, я буду конструктивно работать. Мне нет разницы кто у власти, потому что президенты, премьеры, они приходят, уходят, а мы-то остаемся, нам здесь жить. Это наша страна, другой страны у нас не будет. Поэтому я буду конструктивно работать, сотрудничать, там, где это не задевает закон, где не задевает мое человеческое достоинство, ну понятно же, просто все.

Любимов: У нас есть ценности определенные, на базе этих ценностей мы готовы договариваться всегда.

Малыхина: А вам не кажется, что после таких обстоятельств достаточно тяжело будет трудиться и, по сути, администрация президента сделает все возможное, чтобы вам не дать нормально работать?

Казнин: Вы же бросили вызов.

Ройзман: Послушайте, никто не говорил, что будет легко. Никто этого не обещал. Все же понятно - это выборы, это стандартная ситуация на выборах. Понятно, что она не самая лучшая, но она такая, какая есть.

Казнин: Давно такого не было просто и...

Любимов: Потому что не было давно принципиальных людей. Вы посмотрите, там все ручные у них: абстрактный гуманист Зюганов, этот хлебный мякиш, как его Женя назвал... Или нам нельзя уже сейчас говорить? А, нас же еще не зарегистрировали, мы еще можем говорить то, что мы думаем.

Ройзман: Фильтр Петрика, все остальное.

Казнин: Все-таки, вы же понимаете, что будет продолжаться мощное противодействие? Вы готовы?

Любимов: Ну как, у верблюда два горба, потому что жизнь - борьба.

Малыхина: Можно я немножко с другого ракурса задам вопрос?

Любимов: Это не символ нашей партии.

Малыхина: Не лозунг. Смотрите, много говорят о том, что «Правое дело» изначально был кремлевский проект. Я понимаю, что много раз вам этот вопрос задавался и нельзя не спросить об этом. Не создана ли эта ситуация искусственно для того, чтобы в том числе, ну отстроиться полностью от этой темы? Не могу не задать.

Ройзман: Вот смотрите, как профессионал скажу, чтоб такую ситуацию отстроить, просто никаких денег не хватит. Такие ситуации возникают, когда начинают мочить партию, или конкретных людей. Вот они возникают, на всю страну, потому что завязывается интрига, настоящая политическая борьба и людям становится интересно. Все голоса набираются на конфликтах вот на таких. Поэтому, они просто выпустили ситуацию из под контроля, пошли на поводу у эмоций вместо того, чтобы заниматься своим делом и дать выборному процессу развиваться так, как он должен во всех демократических страх.

Любимов: И исполнять то, что должен исполнять их руководитель, который нанял их на работу, а именно: быть гарантом Конституции Российской Федерации. Но ваш вопрос правомерен, потому что как раз вот эти самые решалы кремлевские они превратили политические процессы в России в эту клоунаду. И когда пришли нормальные люди, которые не готовы быть этими у Карабаса-Барабаса куклами, получается, что у них это не срабатывает их марионеточность вся. Вот оно и теперь стенка на стенку. Мы этого не хотели, мы абсолютно, мы идем, у нас есть представление о том, что нужно делать. Мы уже многое добились, каждый по-разному в стране, про это многие знают, кто-то не знает, за нами огромное количество сторонников. Ну что же, если они сейчас нас будут... То есть, если выборы в этом году - это все против группы администраторов президента, то через пять лет тогда у нас точно большинство в Думе. Это я вам гарантирую.

Малыхина: А сколько, если, вы наверняка обладаете цифрами, вот у вас сколько сторонников, тех людей, которые действительно вас поддерживают, может быть не в абсолютных цифрах, приблизительно?

Ройзман: Слушайте, по нашей теме, по борьбе с наркотиками, поверьте, что в России, по стране миллионы. Что касается выборов, здесь прогнозировать очень сложно, и цифрам, которые озвучивают, допустим по Первому каналу вчера озвучивают 4,9, а сегодня озвучивают 1%. В зависимости от расположения Суркова, видимо, так или так. На самом деле, конечно, я считаю, что были шансы преодолеть 7% барьер, пока вот это не началось, но сейчас, конечно, 10 и больше.

Любимов: Главное. Можно я еще скажу. Люди, все-таки, придите на выборы. Чтобы им подделать, добавить «Единой России» 10%, им нужно вбросить 20. Помните, вот это соотношение оно работает всегда. Поэтому, если вы ходите на выборы, то подделать сложно.

Казнин: А у вас лично, Евгений, сколько сторонников, мы имеем в виду регионы?

Ройзман: Очень много. Мы сейчас качнули проект «Страна без наркотиков», и там уже присоединилось 60 городов. Кстати, «Страна без наркотиков», на всякий случай говорю всем телефон 8-953-0000-953, сбрасываете информацию о наркоторговцев, о наркокоррупции, будем все отрабатывать.

Малыхина: Давайте мы все-таки вернемся к теме сегодняшнего обсуждения. Вот этот конфликт, который случился, как вам кажется, какое количество дополнительных голосов потенциально может принести, притом, что, все-таки, наверное, это по всей стране не такой резонансный вопрос?

Любимов: Слушайте, мы не думаем о голосах, мы думаем о том, что делать.

Малыхина: Последствия, это все-таки, они же…

Любимов: Мы работаем и все. Вся эта социология, это все знаете, это для того, чтобы рассказывать средствам массовой информации, манипулировать общественным мнением. Люди принимают участие, принимают решение на избирательных участках. Я работал в штабе «Единства» заместителем в 99-м году, и поэтому много мы шутили. У меня было такое социологическое бюро, называлось «Метро Бабушкинское». С одной стороны перехода стоял пожилой такой дедушка, а с другой стороны молодая девушка. Так вот, у дедушки КПРФ набирал 40, а у девушки, соответственно, СПС. И когда я это показывал социологам, я говорю: «А вы знаете, кто у вас там ходит? Эти нищие, которым платите по 500 рублей в день, что они там спрашивают вообще? И ходят ли?».

Малыхина: Кругом погрешность, но, тем не менее, у нас праздничный торт. Поздравляем с днем рождения.

Любимов: А можно попросить вас тоже сделать подарок.

Казнин: Конечно. Какой?

Любимов: Субтитрам, но как можно дольше разрешат показывать телефон «Страна без наркотиков». Чем больше людей присоединяются к этому, тем и Жене легче работать и в стране меньше людей погибают.

Казнин: Мы сейчас лично это не решим, но, по крайней мере, вас услышали люди, которые …

Любимов: Мы не претендуем на редакционную политику «Дождя». Спасибо, что пригласили.

Казнин: Спасибо, что пришли к нам. Поздравляем вас, Евгений, с днем рождения. Кстати, сегодня день рождение еще и у Дмитрия Медведева.

Малыхина: Но об этом поговорим чуть позже.

Любимов: Похоже на отпуск Горбачева в Форосе, замечу - у президента день рождения. Просто мы меньше, поэтому все быстро развивается.

Ройзман: Все, давайте, задуваю свечку, и идем пить чай.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия