Евгений Киселев съест шляпу в эфире ДОЖДЯ, если Янукович не переназначит премьера

Здесь и сейчас
3 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Правительство Украины во главе с премьером Николаем Азаровым отправлено в отставку. Такое решение сегодня принял президент Виктор Янукович.

Кабинет должен был отправиться в отставку, поскольку и Азаров, и многие министры прошли в Верховную Раду после октябрьских выборов.

Украинский журналист Мустафа Найем рассказал в интервью ДОЖДЮ, что на самом деле заявление об отставке Азаров написал ещё недели две назад, это было положено по Конституции. Однако эксперты предполагали, что отставка произойдет после принятия бюджета, не раньше марта следующего года.

Сам Азаров сегодня заявил, что кабинет министров в условиях мирового финансового кризиса смог стабилизировать социально экономическую ситуацию на Украине. У нас в гостях известный российский, а последние несколько лет и украинский журналист Евгений Киселев.

Казнин: Чем принципиально отличается эта отставка, была бы она в марте, или случилась сейчас? Что это для Украины?

Евгений Киселев: Вы знаете, я вам сразу скажу, что я не знаю, что это за эксперты такие, которые говорили об отставке в марте. Здесь надо очень четко дать понять, что украинская Конституция не предполагает автоматического сложения правительством полномочий перед новоизбранным парламентом, вот та редакция Конституции, которая действует сейчас. Раньше это было, недолгие годы, потом вернулись к прежней редакции конституции: президент сам по себе, Верховный Совет – сам по себе. Между прочим, как и в России. После выборов в декабре прошлого года в Государственную Думу, правительство совершенно не собиралось уходить в отставку, правда ведь? То же самое и в Украине.

Отставка связана, наверное, с тем, что… Я согласен, кстати, с замечанием моего коллеги Мустафы Найема, я его хорошо знаю: это серьезный и один из лучших журналистов с самыми лучшими источниками информации. И действительно, это было давно уже известно, что написано заявление об отставке. Никто из людей, которые написали это заявление об отставке, не знает, что решит президент. Вот на сегодняшний день известно только одно, что отказались от депутатских мандатов бывший первый вице-премьер Андрей Клюев и один из ключевых советников президента по экономическим вопросам Ирина Акимова. Вот эти два человека точно останутся на своих постах и в парламент не перейдут. Все остальные ждут, как говорится, царева решения. Этот жест, он не нужен был, но назревало ощущение, что должны быть какие-то перемены. В каком-то смысле, жест такой, я бы сказал, верноподданнический: вот, государь хороший, президент всея Украины, вот, пожалуйста, мы написали заявление и решай с нами все, что хочешь. Хочешь, оставляй нас депутатами, хочешь, оставляй нас в правительстве.

Казнин: Если сравнивать с Россией, здесь отставка Сердюкова, например, и приход на его место Шойгу вызывает очень бурные дискуссии, хотя, по сути, смена правительства не меняет особенно ситуацию политическую и экономическую в стране. А на Украине, в Киеве что произойдет, если на эти посты придут другие люди и премьер-министром станет не Азаров, а другой человек?

Евгений Киселев: Думаю, что на 99% в следующий раз, если станет не Азаров, приду к вам, съем у вас шляпу.

Казнин: То есть вы уверены, что это будет Азаров?

Евгений Киселев: Я уверен на 99%. Вот 1% оставляю на какое-то другое неожиданное решение.

Казнин: Надо уточнить, чью шляпу, на будущее.

Евгений Киселев: Шоколадную.

Казнин: А министром ели Азаров останется?

Евгений Киселев: Я объясню, в чем дело. Есть нюанс. Азаров – это человек, который лично лоялен Януковичу. Это человек, который не принадлежит ни к одной группировке, а в партии власти в Украине есть много разных конкурирующих между собой группировок. Азаров удобен президенту Януковичу как человек, который ему лично предан и ни к одной, повторяю, из этих группировок не примыкает. Он пожилой человек, он человек очень непопулярный, он не претендует в будущем на какие-то еще более высокие посты. Знаете, более молодой перспективный премьер, он в глазах общества потенциальный кандидат в президенты, как это в свое время было с Виктором Ющенко. Любого другого назначь и уже как бы создаешь себе конкурента на будущее, а президентские выборы не за горами. Уже потихонечку, полегонечку, уже больше… Почти три года прошло президентства Януковича, значит, два с небольшим года и новые выборы, а начало президентской кампании вообще через год. И вот этот магический январь 2015-го, ну, может быть, февраль (пока дата выбора не известна), все держат в голове. Янукович тоже хотел бы, предположим, назначить, у него есть такой фаворит – глава Нацбанка Сергей Арбузов…

Казнин: Это преемник его?

Евгений Киселев: Ну, может быть, не преемник, а как бы преемник на вырост: побудь премьером, а дальше глядишь, там в 2020-м, может быть, в президенты. Он близок к Семье. Там тоже есть своя Семья с большой буквы: люди из бизнес-кругов, которые связаны бизнес-карьерой со старшим сыном Януковича Александром, который такой растущий бизнесмен, уже входит в какие-то украинские списки Forbes, на каком-то месте с серьезными капиталами. Но при этом Украина другая. Она в значительной степени  больше… Там сильная оппозиция, которая набрала почти половину голосов на последних выборах. Там есть регионы целые, которые контролируются оппозицией. Там есть мощные финансово-промышленные группы, которые не так уж зависимы от власти. И Янукович понимает, что все эти группы и эта сильная оппозиция не дают ему необходимых политических возможностей для назначения того премьера, которого бы он хотел бы: пусть побудет старый. Но при этом могут появиться какие-то новые лица. Я не думаю, что новое правительство Азарова будет очень сильно отличаться от нынешнего. Но могут появиться, повторяю, новые лица.

Вы знаете, один мой коллега украинский говорит, что внутри партии власти есть ретрограды, консерваторы, с одной стороны, и прогрессисты. Вот появление кого-то из этих прогрессистов на ключевом посту может очень существенную роль сыграть в дальнейшей украинской политике.

Арно: В окружении Путина как такие пертурбации могут быть восприняты? Как-то повлияет вообще?

Евгений Киселев: Вы знаете, у меня такое ощущение, что окружение Путина воспринимает украинскую политику через призму каких-то людей, которые им там рассказывают о том, что в Украине происходит. Я подчеркиваю «в Украине», а они по-прежнему мыслят в категориях «на Украине». Уважаемый многими в прошлом бизнесмен, высокопоставленный правительственный чиновник, министр социального развития он, по-моему, назывался, Михаил Зурабов, который работает посолом, его там в Киеве не слышно и не видно. Многие так посмеиваются, что Михаил Юрьевич ведет себя как будто он римский проконсул, хотя его таковым не воспринимают. Кстати, представитель оппозиции выступал в моей программе - Алексей Навальный. Все было замечательно до того момента, когда он начал рассказывать… Я его спросил: «А как вы воспринимаете происходящее в Украине?». Он сказал нечто вроде «вообще, я считаю, мы, по сути, один народ и те барьеры, которые между нами существуют – это барьеры придуманные». И собравшиеся у меня в студии гости, украинские журналисты сразу как сказали, не помню кто: «Знаете, демократизм российских оппозиционеров заканчивается там, где начинается национальный суверенитет и независимость Украины». Вот то, что это другая страна, что это страна, как сказал Леонид Кучма: «Украина – это не Россия», по-моему, до сих пор в Кремле толком понять не могут. И там, у Путина, кстати, повторяю, я уверен, что у Путина слишком много плохих советчиков.

Казнин: Спасибо, что пришли.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.