Евгений Киселев: никто в Европе не ожидал, что в центр Киева впервые за шесть лет выйдет 100 тысяч человек

Здесь и сейчас
24 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть

Тележурналист Евгений Киселев – о возможных последствиях массовых протестов против отказа Украины от евроинтеграции.

«Все, кто здесь (на конференции в Вильнюсе – ДОЖДЬ) есть – люди из Украины, люди, которые из Европы – смотрят на Украину и изучают ее. И никто не ожидал такого, что 100 и более тысяч человек выйдут. Первый раз за шесть лет такое, такая большая демонстрация. Это совершенно непредсказуемый результат», – заявил, в частности, Киселев. Он добавил, что «при этом или при другом президенте Украины, даже если будет сорвано подписание соглашения об ассоциации, даже если Янукович не приедет в Вильнюс, все равно рано или поздно – пройдет  10, 15, 20, 30 лет, – Украина станет членом Евросоюза».

Фото: © РИА Новости/Антон Денисов

Лобков: Скажите, тот результат, который получило правительство сегодня, вполне предсказуемый: Евромайдан, 200 тысяч, в отставку и так далее, это окончательное поражение Януковича или с этого старта можно еще куда-то взлететь?

Киселев: Я с вами не соглашусь, потому что это совершенно непредсказуемый результат. Я сейчас нахожусь не в Киеве, я в Вильнюсе на конференции, которая задумывалась как конференция, посвященная предстоящему вступлению Украины в отношения ассоциации с Евросоюзом. Этот такое однодневное мероприятие с утра, превратилось в такую тризму про несостоявшуюся ассоциацию. В часа два, когда пришли новости, что люди вышли на Майдан, вроде как опять забрезжила надежда, что все может развернуться на 180 градусов. Но все, кто здесь есть – люди из Украины, люди, которые из Европы смотрят на Украину – никто не ожидал такого, что 100 тысяч и более человек выйдет. Послушайте, первый раз за шесть лет такое. Я шесть лет работаю в Киеве, за шесть лет первый раз такая большая демонстрация.

Лобков: А как вы объясняете…

Киселев: …Тимошенко, когда подписали харьковские соглашения о продлении пребывания  Черноморского флота, что там только не происходило в стране, тысяча, полторы, две, ну один раз тысяч пять собралось, когда афганцы выступали за то, что у них льготы отбирают, по-моему, самый многочисленный митинг был. Такого ни разу не было, и это совершенно непредсказуемый результат.

Лобков: А чем это можно объяснить? Потому что вступление в Европейский союз, даже ассоциация стоит Украине, как недавно посчитал Николай Азаров, может, вместе с каким-то бизнес-лобби, 120, 140 и даже 180 миллиардов евро.

Киселев: Я не экономист и не могу профессионально судить о том, насколько корректны эти подсчеты. Я думаю, что 160 миллиардов долларов – это просто какая-то страшилка. Понятно, что если будет подписано соглашение об ассоциации, главное соглашении ассоциации о свободе торговли, понятно, что первые полгода, может быть, год, будут проблемы, дальше ситуация выровняется. Это любой экономист вам лучше, чем я объяснит. В краткосрочном плане реализация соглашения об ассоциации, безусловно, повлекла за собой период экономических трудностей.

Проблема Януковича не в том, что он делает цивилизационный выбор, куда идти – на Восток и на Запад, а он думает о выборах 2015 года, на которые ему идти очень не с руки в ситуации экономического кризиса. Вот в чем проблема. А Николай Янович Азаров сейчас оказался крайним, я совершенно не удивлюсь, если после сегодняшних событий выйдет президент и скажет: «Слушайте, правительство у нас такую ерунду устроило, я ему таких распоряжений не давал, что-то они на себя много взяли».

Лобков: А, то есть он пожертвует Азаровым. А поверят ли в это те 200 тысяч человек, которые вышли? И не является марш по Крещатику маршем в сторону от России? То есть не является ли это демонстрацией того, что Украина – не Россия, Украина не хочет быть с Россией, сколько бы это Украине ни стоило?

Киселев: То, что Украина – не Россия, может быть, еще кто-то в Москве в этом сомневается. А то, что Украина – не Россия, любой человек, который несколько месяцев проживет хотя бы в Киеве, ну и даже в Донецке, и даже в Луганске, никто не хочет поступаться украинской независимостью. И никто в Таможенный союз не хочет, тут никаких вопросов нет. Я повторяю: сейчас решается вопрос внутренней политики Украины, а евроинтеграция – это только повод.

Лобков: То есть, возможно, что если 29 числа будет сорвано это подписание, вопрос об евроинтеграции в тех же терминах, может быть, чуть более постепенно, но все равно он возникнет при этом или при другом президенте Украины?

Киселев: При этом или при другом президенте Украины. Я совершенно подписываюсь под каждым вашим словом. Даже если будет сорвано подписание соглашения об ассоциации, даже если Янукович не приедет в Вильнюс, все равно, пройдет 10, 15, 20, 30 лет, но Украина станет членом Евросоюза. Не как какое-то государство, находящееся в отношениях об ассоциации, у которого есть соглашение об ассоциации, нет, будет полноправным членом как Латвия или Эстония.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.