Евгений Гавриленков, главный экономист Sberbank CIB: одна из проблем российской экономики – Центробанк, который печатает много денег

Здесь и сейчас
24 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Рубль теряет в весе. Сегодня средневзвешенный курс евро на единой торговой сессии ММВБ вырос на 68 копеек. В результате евро утром стоил почти 47 рублей, а вечером цена последней сделки составила 47 рублей 15 копеек. Падение началось сразу после новогодних каникул.

Сегодня была пройдена психологически важная отметка в 47 рублей. Доллар также вырос по отношению к рублю. Его курс за завтра 34 рубля 26 копеек. При этом стоит учитывать, что рост доллара на российском рынке происходит на фоне его падения в Европе. Биржевый эксперт Степан Демура уверен, что ситуация критическая, а у Российского Центробанка просто нет денег, чтобы как‑то выправить положение.

Степан Демура, биржевой эксперт: У ЦБ нет денег, потому что в 2008, в 2009 году ЦБ уже пытался сдерживать девальвацию рубля, он остался без двухсот миллиардов запасов. Но тогда мы начинали с 600 миллиардов ЗВР и с 500 миллиардов внешнего долга. Сейчас, благодаря усилиям ЦБ и нашему мудрому правительству, у нас долг под 740 миллиардов, а запасы ЦБ менее 500 миллиардов. Более того, запасы ЦБ в ЗВР входят также и Фонд благосостояния и все остальное. Этот фонд мы начинаем резво тратить, поэтому у ЦБ нет просто денег сдерживать девальвацию рубля, что бы он ни хотел делать.
Он может как-то локально влиять на курс рубля, но потратить еще 200 миллиардов долларов впустую он не сможет, их просто нет. Я думаю, что, судя по прессе, судя по заявлениям экономистов, политиков, все значительно хуже, чем вы и они представляют.

А сегодня вечером у нас в гостях главный экономист инвестиционной компании Sberbank CIB Евгений Гавриленков.

Таратута: У нас все очень плохо?

Гавриленков:  Я думаю, что сравнение нынешней ситуации с 2008, началом 2009 года не совсем корректно. Там есть похожие явления, но совершенно другая среда. Надо иметь в виду, что тогда был глобальный кризис. Тогда было движение цены нефти вниз со 120-140 долларов до ниже 40 долларов за баррель. Тогда был перегрев российской экономики, был очень быстрый рост в предыдущие кварталы внешнего долга, так что когда закрылись полностью финансовые рынки – а сейчас они не закрыты – российским банкам и компаниям надо было выплачивать примерно по 75-80 миллиардов долларов в квартал своего внешнего долга. Сейчас абсолютно другая среда. Цена нефти на очень комфортном уровне – 107-110 долларов за баррель. Январь-февраль – период, когда платежи по внешнему долгу ничтожны. Давления на рубль фундаментального не должно быть. Но надо выделять две тенденции: почему рубль слабеет и почему он должен слабеть. К этому надо относиться спокойно, потому что наша страна с высокой инфляцией. Если мы отбросим 2008-9 годы как годы турбулентности, когда не очень понятно было, какой равновесный курс, за 2010-13 накопленная инфляций примерно 31%, в то время как в евро или в долларовом мире инфляция была гораздо меньше – порядка 2% в год, а сейчас идет явное снижение инфляции, ближе к 1% и в европейских странах, и в Америке. С учетом разницы в инфляции, конечно, надо еще учитывать динамику экономического роста, ВВП за 4 года вырос процентов на 15, поэтому поправка на разницу между этими показателями говорит о том, что рубль должен слабеть.

Казнин: И сколько это еще будет продолжаться? Начались слухи. Говорят уже, что после Олимпиады будет обвал. Этот процесс сложно контролировать. Может все закончиться очередью в обменники.

Гавриленков: Я думаю, этот процесс довольно легко контролировать. Тут, конечно, не обошлось и без ошибок. Если речь идет о сегодняшних, вчерашних резких движениях, то сегодня не только рубль двигался очень серьезно. Он отыгрывал новости вчерашнего дня, когда было сообщено, что китайская промышленность чувствует себя не очень хорошо…

Таратута: У нас, говорят, какая-то совсем плохая динамика. Мы ссылаемся на слова аналитиков, свежие рейтинги. Мы заняли какое-то непочетное место среди развивающихся стран.

Гавриленков: Это за период, после того как наш рубль вел себя гораздо лучше, чем другие валюты. Сегодня, допустим, польский злотый тоже на процент с лишним сдвинулся. Эти колебания связаны с очередным ухудшением взглядов на развивающиеся рынки. Проблема заключается еще и в другом. Очень много факторов. Нельзя сказать, что все плохо и у Центрального банка нет денег. Денег у него больше, чем надо, на мой взгляд. Он может их напечатать. Беда с другой стороны уравнения в том, что рублей было напечатано очень много. На прошлой неделе ЦБ выдал довольно большую порцию кредитов коммерческим банкам под залог нерыночных активов на 480 миллиардов рублей. Такого количества денег экономике не нужно.

Таратута: То есть ЦБ не бездействует, а действует слишком активно не в ту сторону.

Гавриленков: Это не только одна неделя. Центральный банк довольно активно рефинансировал банки и в прошлом году. В прошлом году масштабы рефинансирования увеличились на 60%, и рубль уже начал слабеть в соответствии с глобальными трендами уже с июля. Эта новая порция добавленных денег на фоне нехороших ожиданий породила понятную реакцию.

Таратута: Во всем виноват ЦБ?

Гавриленков: Я не хочу сказать, что во всем виноват ЦБ, Чубайс, бес попутал. Просто есть стечение обстоятельств очень многих разных факторов

Таратута: А поведение инвесторов, которые распродают валюту?

Гавриленков: Естественно. Это всегда происходит. К этому надо относиться спокойно. Россия в отличие от многих экономик – профицитная экономика с точки зрения счета текущих операций. То есть у нас нет серьезного давления внешнего на валюту. У нас просто слишком большое в отличие от тех стран предложение рублей. Накопленное рефинансирование за прошлый год – 60%, в этом году новое увеличение. Беда еще была в том, что ЦБ помимо эмиссии рублей, исповедуя правило в рамках валютного коридора, все понимают эту тенденцию, что если повысить курс рубля на основе тех кредитов рефинансирования на столько-то копеек, то ЦБ продаст столько-то долларов. Таким образом финансовая система и живет.

Казнин: Летом нас ждет 45 рублей за доллар?

Гавриленков: Я думаю, что нас ждет, это то что валютный коридор – это рудимент. Нас ждет гораздо быстрее, чем был объявлено, что он исчезнет. Движение курса на 50-60 копеек в день, в то время как коррекция валютного коридора пятикопеечная в день. Это полная бессмыслица. Я ожидаю изъятие валютного коридора из обихода и существенное сокращение денежной эмиссии. Тогда никаких 45 рублей у нас не будет. Я думаю, что так логика и будет развиваться, потому что другого пути нет. Этот уровень рубля при данной цене нефти более или менее сбалансирован.

Таратута: Насколько люди, принимающие решения по данному вопросу, будут прислушиваться к вашему рецепту и совету?

Гавриленков: Не мне судить. Рано или поздно истина будет восстановлена, и равновесие будет достигнуто. Просто то, что происходит сейчас, когда мы видим такие серьезные колебания, показывает, что система явно не находится в равновесии, потому что ЦБ проводил две взаимоисключающие операции: давал деньги и тут же их изымал, полностью искажая все рыночные сигнал. Когда это исчезнет? Буквально за несколько дней, меньше, чем через неделю, как это случилось в феврале 2009 года, равновесие было достигнуто, и ЦБ ушел с рынка, и все начало расти.

Казнин: Все-таки оптимистичный прогноз у вас.

Гавриленков: Надо быть оптимистами, особенно на этом канале.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.